Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → Специальная техника связи и радиолокации  → Дмитрий Аполлинариевич Рожанский – выдающийся ученый-радиофизик

Дмитрий Аполлинариевич Рожанский – выдающийся ученый-радиофизик

Дмитрий Аполлинариевич Рожанский

В 2012 г. исполнилось 130 лет со дня рождения одного из крупнейших российских ученых-радиофизиков, внесшего большой вклад в развитие этой области науки, создателя отечественной школы радиофизиков, профессора, члена-корреспондента АН СССР Дмитрия Аполлинариевича Рожанского. К сожалению, это событие не нашло должного отражения в жизни российской научно-технической общественности. Восполнить этот пробел и рассказать о короткой, в чем-то трагичной, но яркой судьбе нашего соотечественника — главная цель этой статьи.

Ученик А. С. Попова.

Дмитрий Аполлинариевич Рожанский родился 1 сентября 1882 г. в Киеве. В 1900 г. он стал студентом физического отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, который в 1904 г. успешно окончил и был оставлен для подготовки к профессорскому званию.

Эта подготовка продолжалась два года. При этом студенты стипендией не обеспечивались и поэтому Дмитрий Аполлинариевич поступил работать одновременно ассистентом на кафедру физики Петербургского электротехнического института. В то время кафедру возглавлял изобретатель радио Александр Степанович Попов. Так состоялось первое знакомство профессора А. С. Попова со своим учеником и будущим последователем Д.А. Рожанским. Вот как сам Дмитрий Аполлинариевич описывает этот период своей жизни: «Мое знакомство с ним (А. С. Поповым — прим. авторов) началось только с осени 1904 г., когда я, окончив университет, начал вести под его руководством занятия со студентами в лаборатории Электротехнического института. Но эти непродолжительные личные отношения оставили неизгладимый след на моей дальнейшей деятельности, дав ей то направление, которое позволяет мне установить известную преемственную связь с научной работой А. С. Попова. В Геттинген я привез уже готовую тему, которая оформилась под влиянием последних опытов, производившихся А. С. Поповым. Эти опыты по применению Брауновской трубки (прообраза современного осциллографа — прим. авторов), для исследования быстрых электрических колебаний, в то время были работой пионера.

Логарифмические спирали, отображаемые на экране трубки, давали много материала для исследований затухающих колебаний и открывали в этом направлении широкие перспективы. Но в то время этот метод применялся сравнительно редко и, при высокой частоте колебаний, иногда совершенно неожиданным образом отказывался служить. К сожалению, внешние события в жизни А. С. Попова и затем смерть оборвали эту работу. И когда я, вернувшись из Германии, начал разрабатывать тот же метод, то не мог воспользоваться опытом и советами А. С. Попова, которые несомненно облегчили бы тот трудный путь, который пришлось пройти, и избавили бы от многих ошибок. И все же я не могу не считать себя учеником А. С. Попова…» [2]. На протяжении двух лет Д. А. Рожанский проводил летние семестры в Гетингене, где работал в лаборатории Н. Т. Симона. В эти и последующие годы он выполняет ряд исследований, посвященных поведению дуги и искры в электрической цепи переменного тока (преимущественно высокой частоты). Результаты проведенных исследований легли в основу магистерской диссертации, защищенной в октябре 1911 г. Диссертация получает высокую оценку, и Д. А. Рожанскому присуждается премия имени А. С. Попова. В этой диссертации, озаглавленной «Влияние искры на колебательный разряд конденсатора», исследовалась особенность разряда конденсатора при наличии в разрядной цепи нелинейного элемента, каким являлась искра. По существу это были исследования по теории искровых генераторов, в то время основных источников электромагнитных колебаний. Позже академик А. Ф. Иоффе, описывая состояние русской физики в те годы, писал: «… блестящим физиком того времени в Петербурге был Д. А. Рожанский, диссертация которого (исследование искры) привлекла всеобщее внимание свежестью идей».

При строительстве в 1913 г. искровых сверхмощных (порядка 100кВт) радиостанций в Москве на Ходынке и близ Петрограда в Царском Селе во многом был использован научно-технический задел, созданный Д. А. Рожанским.

Работа в Харькове и Нижнем Новгороде.

После защиты диссертации в 1911 г. Дмитрий Аполлинариевич переезжает в Харьков, где осенью 1914 г. становится профессором и заведующим кафедры физики Харьковского университета. Эту должность он занимал вплоть до 1921 г. Харьковский период был очень плодотворным для Рожанского в творческом отношении. В 1913—1914 гг. одна за другой вышли несколько фундаментальных работ Дмитрия Аполлинариевича. В частности, в книге «Электрические лучи» на высоком научном уровне изложены физические основы радиотехники того периода. В это же время вышла известная книга Д. А. Рожанского «Электрические колебания и волны» в двух частях.

В 1921 г. начинается следующий, короткий (всего два года — 1921— 1923), но чрезвычайно важный этап научной деятельности Рожанского: его работа в Нижегородской радиотехнической лаборатории, организованной в 1918 г. М. А. Бонч-Бруевичем по Декрету В. И. Ленина. Еще работая в Харькове, Дмитрий Аполлинариевич одним из первых принял участие в деятельности этой лаборатории, а в 1921 г. его пригласили туда на постоянную работу. В Нижегородской лаборатории он выполнил серию фундаментальных работ по целому ряду важнейших проблем радиотехники, в том числе и по теории автогенераторов.

Исследования Д. А. Рожанского и его учеников Д. С. Слуцкина и М. Штернберга привели к созданию магнетронов дециметрового диапазона. По мнению академика А. Ф. Иоффе, эти работы являлись наиболее ценными в области электроники того времени. Применение магнетронов в радиолокации привело в середине ХХ века к революции в этой области.

Особое значение имели работы Д. А. Рожанского по теории антенн, к которым он переходит от изучения процессов в замкнутых контурах. Предложенный им метод наведенных ЭДС стал основой для расчета антенных систем.

Д. А. Рожанский был не только крупным ученым-физиком, но и широко и разносторонне образованным человеком. Он свободно владел тремя европейскими языками, прекрасно знал античную литературу, любил искусство, вместе с молодежью занимался туризмом и спортом. Характеристика Д. А. Рожанского была бы далеко не полной, если бы мы не упомянули о его личных качествах. Все, кому приходилось учиться у Д. А. Рожанского или работать под его руководством, наконец, все, кому приходилось встречаться с ним в рабочей обстановке и в личной жизни, находились под влиянием его большого обаяния. Глубоко принципиальный и никогда не идущий на сделки со своей совестью, и в то же время гуманный в самом широком понимании этого слова, Д. А. Рожанский отличался большой доброжелательностью ко всем, особенно к научной молодежи, с которой он всегда щедро делился своими широкими знаниями, идеями и богатым опытом, в то же время никогда не подавляя никого своим авторитетом. Эти качества, разумеется, привлекали к Д. А. Рожанскому молодых научных работников, которые чувствовали в нем умного и внимательного руководителя, чуткого и отзывчивого друга. Д. А. Рожанскому удалось создать научную школу, среди представителей которой крупные советские ученые радиофизики — доктора технических наук и академики Г. В. Брауде, Ю. Б. Кобзарев, М. С. Нейман, А. А. Слуцкин, А. Н. Щукин, В. И. Бунимович, М. Т. Грехова и др.

Рожанский в Ленинграде.

В 1923 г. Д. А. Рожанский. вместе с В. П. Вологдиным и А. Ф. Шориным едет из Нижнего Новгорода в Ленинград. Вначале он работает в Центральной радиотехнической лаборатории (ЦРЛ) Треста заводов слабого тока. В организации и работе этой лаборатории вместе с ним участвовали выдающиеся российские радиофизики Л. И. Мандельштам и Н. Д. Папалекси. Под руководством Д. А. Рожанского в этой лаборатории разрабатывались методы генерирования коротких и ультракоротких радиоволн и стабилизации частоты коротковолновых генераторов. В 1925 г. им были построены две коротковолновые телеграфно-телефонные радиостанции мощностью 250—300 Вт, работавшие в диапазоне волн 50—75 м. Рожанского интересовали вопросы распространения коротких волн, и в 1925 г. он приехал в Харьков для изучения этого вопроса и привез с собой приемное устройство. Здесь он познакомился с Ю. Б. Кобзаревым., который помогал ему в измерениях принимаемых сигналов.

В 1926 г. по схеме Рожанского в ЦРЛ был собран двухламповый маломощный коротковолновый передатчик на более короткие волны 20—50 м. Первая же передача дала неожиданный результат: на вызов откликнулись радиостанции Стокгольма, Лондона, Кенинсберга. Этот успех был развит разработкой Рожанским мощного коротковолнового передатчика мощностью 4 кВт [4]. Сигналы этого передатчика уверенно принимались во многих частях света. Д. А. Рожанский также был инициатором исследований по кварцевой стабилизации частоты автогенераторов.

В это же время академик А. Ф. Иоффе пригласил Д. А. Рожанского в организованную им Ленинградскую государственную физикотехническую лабораторию. В 1924 г. по предложению А. Ф. Иоффе начинается преподавательская деятельность Д. А. Рожанского в Физикотехническом институте, где он стал заместителем декана недавно созданного физико-механического факультета Ленинградского политехнического института. Деканом факультета с самого момента его основания был А. Ф. Иоффе. В это время А. Ф. Иоффе занимался организацией Ленинградского Физико-технического института (ЛФТИ), и вся практическая деятельность по работе кафедры легла на плечи Дмитрия Аполлинариевича. Несколько позже он возглавил кафедру технической электроники, которой руководил до конца жизни.

Д. А. Рожанский (во втором ряду слева) с учеными ЛФТИ (1935 г.)

Д. А. Рожанский (во втором ряду слева) с учеными ЛФТИ (1935 г.)

Летом 1935 г. в ЛФТИ была организована специальная лаборатория для исследований по проблеме радиообнаружения самолетов, возглавить эту лабораторию А. Ф. Иоффе пригласил Д. А. Рожанского (см. фото). Через несколько месяцев в ней стал работать Юрий Борисович Кобзарев. Интенсивная работа небольшого, но прекрасно подобранного коллектива, дала эффективный результат. Был разработан импульсный метод радиолокации применительно к задаче обнаружения самолетов на больших расстояниях. К концу 1935 г. была создана установка для проведения экспериментов. Это был макет будущей первой отечественной импульсной РЛС, которая вошла в историю под названием «Редут». Измерительная установка для первых опытов по импульсной радиолокации в соответствии с первым отчетом по работе № 101 ЛФТИ за период с 16 апреля по 1 июля 1935 г., составленным Д. А. Рожанским, позволяла решить следующие задачи: 1) опробовать созданный под руководством Рожанского широкополосный супергетеродинный радиоприемник с максимально возможной чувствительностью на диапазон волн от 3,2 до 6 м для изучения отраженных сигналов от самолетов на больших расстояниях; 2) создать приемную антенну с пеленгационными характеристиками; 3) разработать излучатель, обеспечивающий генерирование эталонного сигнала.

Проведенные опыты на полигоне в районе монинского аэродрома показали полную пригодность аппаратуры для измерений слабых отраженных самолетом сигналов. Впервые были измерены характеристики рассеяния УКВ-электромагнитных волн самолетами (диаграммы рассеяния самолетов) и определены эффективные площади рассеяния (ЭПР). Д. А. Рожанский лично принимал участие в первых экспериментах. К сожалению, увидеть завершение этой работы Дмитрий Аполлинариевич не смог. Он скоропостижно скончался 27 сентября 1936 г. Продолжателем дела Д. А. Рожанского стал Юрий Борисович Кобзарев (впоследствии академик), который возглавил эту лабораторию, где еще накануне Великой Отечественной войны была успешно завершена разработка первой отечественной импульсной РЛС дальнего обнаружения самолетов [3].

Арест и освобождение.

В жизни Д. А. Рожанского не все было гладко. И как пример несправедливых нападок на этого ученого с мировым именем упомянем клеветническую статью о нем, опубликованную 28 сентября 1930 г. в «Ленинградской правде» «Рожанским нет места в семье советских ученых». Дело в том, что 25 сентября 1930 г. на физико-механическом факультете Политехнического института состоялось собрание, на котором обсуждалась подрывная деятельность «вредителей». Вначале был доклад, затем состоялось голосование. Все собрание проголосовало за смертную казнь «вредителям», кроме Дмитрия Аполлинариевича Рожанского, который воздержался. На вопрос председательствующего, по каким мотивам он воздерживается, Дмитрий Аполлинариевич спокойно ответил, что ему ничего неизвестно об этом деле, что он, конечно, против «вредительства», но и против смертной казни. Этот поступок, очевидно, послужил поводом для ареста Д. А. Рожанского. Арест произошел в ночь с 4 на 5 октября 1930 г. 29 ноября он был исключен из списков сотрудников института. В тюрьме Рожанский находился 9 месяцев. Он подвергался постоянным длительным допросам и требованиям подписать обвинение. От его сотрудников также требовали свидетельств против него, но как позднее писал Ю. Б. Кобзарев [3] « От всех его учеников ОГПУ требовало показаний против него. Должно быть все отказались клеветать на такого человека с кристально чистой душой. И как не уверяли следователи, что скоро мы поймем наши ошибки, ничего у них не вышло…».

Дмитрий Аполлинариевич все обвинения отвергал и подробно написал обо всем, что с ним произошло и происходит в записке, которую передал жене с рубашкой для стирки. Конкордия Федоровна, его жена быстро обнаружила записку и сообщила об этом А. Ф. Иоффе, который сразу же начал хлопотать об освобождении Дмитрия Аполлинариевича. Он обратился к С. М. Кирову, работавшему в то время секретарем Ленинградского обкома партии. По словам А. Ф. Иоффе, С. M. Киров ответил на его просьбу так: «Если он (Д. А. Рожанский) сам на себя не наговорит, то обещаю, что он будет выпущен». 26 июля 1931 г. Постановлением управления НКВД Ленинграда от 19 июля 1931 г. дело Д. А. Рожанского было прекращено за недостаточностью улик, и 26 июля 1931 г. без всяких объяснений он был освобожден и продолжил свою научную и педагогическую деятельность. В 1933 г. Д. А. Рожанский был избран членом-корреспондентом АН СССР.

Заключение.

Дмитрий Аполлинариевич Рожанский — ученик и продолжатель дела изобретателя радио А. С. Попова внес существенный вклад в становление отечественной радиотехники и радиофизики. Патриот и гражданин, один из создателей первой отечественной импульсной радиолокационной станции он навсегда останется в истории отечественной науки. А в трех фамилиях русских ученых — Попова, Рожанского и Кобзарева просматривается символическая связь поколений в ее исторической и научной преемственности.

Литература.

1. Рожанский И. Д., Рожанская М. М., Филонович С. Р. Дмитрий Аполлинариевич Рожанский. — М.: Наука. — 2003.

2. А. С. Попов в характеристиках и воспоминаниях современников. — Изд-во Академии наук СССР. — 1958.

3. Кобзарев Ю. Б. Создание отечественной радиолокации. — Изд-во РАН. — 2007.

4. Центральная радиолаборатория в Ленинграде. Под. ред. И. В. Бренева. — М.: Сов. Радио. — 1973.

Статья опубликована в журнале «Электросвязь: история и современность» № 2 2014 г.
Помещена в музей с разрешения редакции 15 Сентября 2014

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017