Долгое тесное сотрудничество.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → На связи — главный редактор  → Долгое тесное сотрудничество

Долгое тесное сотрудничество

Окончив машиностроительный техникум, я начала работать на заводе, а затем перешла в военный НИИ, находившийся в Болшево.

Мой муж, Виктор Иванович Черкас, был ответственным работником Совета Министров — Военно-промышленной комиссии. Когда журнал «Радио» вышел с идеей запуска первых радиолюбительских спутников связи, Анатолий Владимирович Гороховский, ставший председателем Общественного координационного комитета по их разработке и запуску, тесно контактировал с Виктором Ивановичем, воспринявшим эту идею как свою и помогавшим Комитету на всех этапах, получая в трудных беседах согласия высших инстанций. Эти отношения вскоре перешли в дружескую привязанность, сохранившуюся до конца жизни.

Работа в НИИ меня не удовлетворяла, а кроме того, ездить из Москвы в Болшево было трудно. И Виктор посоветовал мне поискать более интересную работу. Выбор пал на редакцию журнала «Радио». Как примет меня главный редактор? Особу, которая специализировалась в области, далекой от журналистики. Но, поговорив со мной, Анатолий Владимирович как бы угадал, что я не стану эпизодом в редакции, что я справлюсь с задачами, которые на меня будут возложены. А. В. предложил мне должность литсотрудника отдела писем. Это было в 1978 году.

Работа в журнале «Радио» стала для меня практически жизнью, кроме того, сотрудничество в редакции перешло в дружбу между нашими семьями при полном (я думаю) взаимопонимании.

Что поразило меня с первых дней? Это душевность в отношениях между сотрудниками, помощь друг другу. Вскоре я поняла, что этот микроклимат в редакции незримо создается Анатолием Владимировичем — его отношением как к самому журналу, так и к людям. Мягкость в обращении, мудрость в решении порой трудных личных вопросов (к нему приходили со своими проблемами не только работники редакции, но и их родственники), возможность доверить любые тайны, знанием которых он никогда не злоупотреблял, помощь советом, материальная поддержка, хлопоты о квартире для работника журнала, о машине — это чувствовали, по-моему, все члены коллектива.

Наступили годы перестройки. Многие редакции журналов закрылись, ДОСААФовские в том числе. Резко сократилось число присылаемых в редакцию писем. Анатолию Владимировичу в тяжелых обстоятельствах удалось сохранить журнал, практически не сокращая штата. Некоторых он оставил на время даже без рабочей нагрузки, лишь бы не обидеть людей, не причинить им зла.

Случилось так, что тяжело заболела его секретарь Валентина Сергеевна Авдеева. И А.В., учтя накопленный мною опыт, предложил мне пересесть в кресло заведующего редакцией. Мои обязанности резко расширились, ибо я выполняла также функции заведующего отделом кадров, занималась письмами и, главное, старалась помогать А. В. в организационных и других делах.

Большого труда стоило оградить его от стремящихся попасть в кабинет главного редактора авторов, сотрудников, радиолюбителей, связистов. Вплоть до того, что хотелось поставить перед кабинетом шлагбаум! Уговоры не помогали. У его стола, как правило, заваленного бумагами, журналами разных стран, постоянно толпился народ. Это на фоне непрерывно звонящих телефонов. И, мне кажется, бесконечная вереница входящих доставляла ему удовлетворение, может быть, и радость постоянного общения, была источником новых идей, нужной ему внешней информации. А вечером последствие — клал в кейс статьи, письма для вечерней работы по редактированию и просмотру.

У нас с ним был отлаженный деловой контакт. Он всегда был мягок, понимал мое отношение к нему и к делу. я чувствовала его теплое отношение. До сих пор слышу его голос — или по голосовой связи или когда выходил из кабинета: «Мадам, зайдите!».

В силу своего местоположения я была в гуще редакционных событий. Моя активная позиция помогала мне в организации заседаний редколлегии, встреч с руководством Минсвязи, ДОСААФ, радиолюбительским активом, вечеринок. Особенно запомнились дни, когда А. В. принимал у себя космонавтов — Мусу Манарова, Владимира Джанибекова (потом их портреты были на обложках журнала) и других.

Анатолий Владимирович вел, в частности, розыгрыши лотерей среди подписчиков. Рассказывал во вступлении к розыгрышу о перспективах, новых задумках журнала. Радовался, как и все присутствовавшие, когда выигрыш выпадал подписчику из провинции.

Припоминаю, что когда редактор Л. В. Александрова в силу семейных неурядиц, осталась без помощи, с двумя дочками, А.В. приложил немало усилий, чтобы Министерство связи выделило ей новую квартиру. Она не раз рассказывала мне об этом, и благодарности ее не было границ.

После развода с прежними семьями заместитель главного редактора Б. Г. Степанов и редактор Раиса Мордухович, поженившись, остались без жилья. Анатолий Владимирович проявил большое понимание ситуации и добился для них комнаты. Более того, он пренебрег возможными обвинениями в «семейственности» и не имел возражений против того, чтобы они оба остались работать в редакции. (Насколько я знаю, он сам, работая главным редактором издательства «Связь», пережил подобную коллизию, но времена были другие, и его жене, заведующей отделом И. С. Свердловой, пришлось уйти из-под его подчинения и перейти в редакцию журнала «Электросвязь»). То, что рано ушедший из жизни Эдик Борноволоков получил сначала комнату в Орехово-Борисове, а затем великолепную квартиру на Таганке — тоже заслуга Гороховского.

Женитьба редактора Анатолия Соколова и учетчицы писем Наташи Горбуновой (справедливо будет здесь упомянуть и ее маму — старейшего корректора редакции Миру Петровну Горбунову) была встречена А. В. с радостью и проявлением участия. Какую свадьбу мы сыграли в редакции! (Вообще надо отметить, что вирус «внутриредакционных браков и любвей» плотно поселился в коллективе!)

Меня всегда поражала терпимость Анатолия Владимировича к людям, «обделенным богом». У нас в разное время подолгу работали две девушки-дауны. Он воспринимал их по-доброму, несмотря на относительную пользу делу, и ушли они по собственному желанию, а не были уволены. Н. В. Бороздиной было свое несчастье: сын — «вечный ребенок». В силу этого она была в редакции на исключительном положении: приходила к середине дня и уходила раньше. А. В. закрывал на это глаза, относился с доверием и сочувствием.

А беспрецедентно большие беспроцентные ссуды, выданные сотрудникам редакции в трудные, конца восьмидесятых, годы!

Можно привести еще много примеров его гуманности.

...Я благодарю судьбу, что она подарила мне встречу с А. В. Гороховским и возможность быть многие годы рядом, работать с ним, разговаривать, просто видеть ежедневно такого человека, как Анатолий Владимирович.

В атмосфере творчества и доверия

Из книги «На связи — главный редактор». 2007 г.
Перепечатываются с разрешения автора книги.
Об авторе: редакция журнала «Радио». Москва, март-октябрь 2006

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017