Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Из истории государственного управления электросвязью в России

Управление электросвязьюв период царствования императора Александра III

1 марта 1881 г. от рук террористов из революционной организации “Народная воля” погиб российский император Александр II. Народовольцы рассчитывали на то, что их действия подтолкнут Россию на путь проведения широких демократических преобразований. Однако всё вышло совсем иначе. Революционный террор не только не ускорил, а на два с половиной десятилетия приостановил процесс либеральных реформ в нашей стране. Вступивший на российский престол в марте 1881 г. сын погибшего императора-реформатора Александр III после недолгих колебаний взял курс на так называемые контрреформы. Новое российское руководство поставило перед собой цель (как рекомендовал талантливый консервативный философ К. Н. Леонтьев) “подморозить хоть немного Россию, чтобы она не «гнила»” [9].

Следует отметить и то, что весной 1881 г. практически все слои российского общества с ужасом отшатнулось от революционеров и в течение непродолжительного времени поддерживали направленные против них жесткие меры со стороны правительства. Однако вскоре такое единение сменилось извечным русским недовольством властью и ожиданиями перемен. Ожиданиями, которым так и не суждено было сбыться. Консервация самодержавного режима, столь умело проведенная Александром III , в конечном счёте привела страну к катастрофе. Именно та твёрдость, с которой российское руководство отстаивало курс на сохранение старых порядков, сделала неизбежной русскую революцию, разрушительную и кровавую.

Александр III во время коронационных торжеств в Москве, 1883 г.

Александр III во время коронационных торжеств в Москве, 1883 г. 

Сам Александр III, обладавший сильным характером, ещё мог держать огромную страну в повиновении. Верную характеристику нового императора дал видный русский историк Г. В. Вернадский: “Александр III был натурой властной и знал, как заставить повиноваться себе и министров, и великих князей — членов императорского дома. Он не был особенно образованным, но обладал инстинктом и тактом государственного человека и мог без труда схватить существо точки зрения, которую высказывал ему собеседник. Александр, не являясь сложной натурой, был прирожденным императором” [2].

Близко знавший императора С.Ю. Витте отмечал: “Может быть, у императора Александра III был небольшой ум рассудка, но у него был громадный выдающийся ум сердца; это — своего рода ум, присутствие которого часто, в особенности в положении лиц, которым приходится умом предвидеть, предчувствовать и предопределять, несравненно важнее ума рассудка… У него никогда слово не расходилось с делом. Он мог относительно того, в чём он не был уверен, не высказать, смолчать, ожидать; но если что-нибудь он сказал, то на его слово можно было рассчитывать, как на каменную гору” [3].

Отличительной особенностью правления Александра III был исключительный прагматизм как в области внешней, так и внутренней политики. В частности, в период его правления (1881-1894) Россия не была втянута ни в один международный конфликт. Умелая финансовая политика привела к ликвидации огромного бюджетного дефицита и существенному укреплению рубля. Весьма высокими были и темпы экономического развития страны. Особенно быстро развивалась русская промышленность. Так, если в 1885-1889 годах среднегодовой показатель роста промышленной продукции составлял 6,1 %, то в начале 1890-х годов он превысил 8 % [15].

Одним из важнейших направлений деятельности российского правительства в период царствования Александра III стало дальнейшее развитие электросвязи.

Последний министр почт и телеграфов Российской империи

В состав правительства, доставшегося в наследство Александру III от его предшественника, входил министр почт и телеграфов Л.С. Маков.

Лев Савич Маков родился в 1830 г. После окончания в 1849 г. Пажеского Его Императорского Величества корпуса служил в гвардии. С 1858 г. перешел на службу в Министерство внутренних дел, где сделал прекрасную карьеру. В 1865 г. Л.С. Маков становится правителем Особенной канцелярии МВД, в 1876 г. — товарищем (заместителем) министра. После того, как А.Е. Тимашев, управлявший МВД в 1868-1878 гг., ушёл в отставку, Л.С. Маков был назначен министром внутренних дел.

Приход Л.С. Макова к руководству МВД совпал по времени с невиданным обострением внутриполитической обстановки в стране. Революционные террористы развернули самую настоящую охоту на императора Александра II. Много шуму наделало пятое по счёту покушение на императора. 5 февраля 1880 г. террористы сумели устроить в Зимнем дворце чудовищный взрыв, унесший 11 жизней и искалечивший 56 человек. Сам император чудом остался жив.

В этих условиях замена руководства МВД была неизбежна. 6 августа 1880 г. новым министром внутренних дел был назначен генерал-адъютант граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов.

Однако Л.С. Маков не был обижен. Дело в том, что он сумел заслужить симпатию второй жены Александра II — светлейшей княгини Екатерины Михайловны Юрьевской (до замужества — княжны Долгоруковой), имевшей колоссальное влияние на императора. Как отмечал в своём дневнике государственный секретарь Е.А. Перетц, “… чтобы не раздразнить окончательно Макова, который пользуется особым покровительством Долгорукой, необходимо было сохранить за ним какой-либо портфель; иначе он лишился бы занимаемого им прекрасного помещения на Большой Морской и министерского оклада. В видах удовлетворения его, выделены для Макова из состава Министерства внутренних дел: бывшее прежде самостоятельным Министерство почт и телеграфов и, сверх того, департамент иностранных исповеданий. Оклад содержания оставлен ему прежний, т. е. по 26000 рублей в год” [11].

Итак, 6 августа 1880 г., второй раз в российской истории, Министерство почт и телеграфов создается исключительно для того, чтобы повысить общественный статус приятного императорской семье человека. Правда, на этот раз новое министерство просуществовало немногим более семи месяцев. Уже через 15 дней после гибели императора Александра II его преемник принимает решение о ликвидации министерства и о включении почтового и телеграфного департаментов в состав Министерства внутренних дел. Не последнюю роль при принятии данного решения сыграла неприязнь Александра III к молодой жене своего отца, которая в течение полутора десятилетий была любовницей Александра II , и на которой тот женился еще во время траура по покойной императрице. Эта плохо скрываемая неприязнь распространялась и на тех сановников, которым княгиня Е.М. Юрьевская в свое время оказывала покровительство [10].

Итак, уже 16 марта 1881 г. Л.С. Маков лишился поста министра и был назначен членом Государственного совета. В феврале 1883 г. “вследствие крупных служебных неприятностей” (вероятно, связанных с расследованием его финансовых злоупотреблений в бытность министром) он добровольно ушёл из жизни [8, 17]. Следующее назначение на пост министра почт и телеграфов состоялось только весной 1917 г. 

Ни создание, ни ликвидация второго в истории России Министерства почт и телеграфов не оказало существенного влияния на развитие электросвязи в стране. Ведь реально данной отраслью руководил телеграфный департамент во главе с опытнейшим К.К. Людерсом. К.К. Людерс работал в электросвязи с 1840-х годов, а начиная с 1866 г. был директором телеграфного департамента. На этом посту он находился вплоть до своей смерти в августе 1882 г. [1].

Создание Главного управления телеграфов

После К.К. Людерса телеграфный департамент возглавил генерал-майор (с 1886 г. генерал-лейтенант) Н.А. Безак, который в отличие от своего предшественника никогда раньше не работал в области электросвязи.

Николай Александрович Безак родился в 1836 г. Его отцом был известный деятель двух предыдущих царствований, генерал от артиллерии А.П. Безак. Н.А. Безак получил прекрасное образование: окончил Пажеский корпус и Николаевскую академию Генерального штаба. Принимал участие в Крымской русско-турецкой войнах 1877-1878 гг. Награждён орденами и золотой шпагой “За храбрость”. После русско-турецкой войны перешёл на административную работу: в 1878-1882 гг. был ярославским, а затем нижегородским губернатором. В 1882 г. Н.А. Безак был назначен директором Телеграфного департамента Министерства внутренних дел [6].

В то время, когда во главе Телеграфного департамента оказался Н.А. Безак, в Министерстве внутренних дел пытались найти оптимальную модель управления связью в Российской империи. В 1882 г. Государственный совет при рассмотрении смет почтового и телеграфного департаментов на следующий год постановил предоставить право министру внутренних дел “вновь произвести опыт соединения некоторых почтовых и телеграфных учреждений там, где мера эта будет, по местным условиям, исполнимою” [16].

В России хорошо знали, что поиск оптимальной модели управления связью вёлся и в других странах. На первый взгляд, наиболее интенсивно этот поиск шёл во Франции. Реформы следовали одна за другой. Сначала в 1877 г. почтовое и телеграфное ведомства были выведены из Министерства внутренних дел, и на их основе было создано самостоятельное Министерство почт и телеграфов. В 1886 г. решением французского правительства данное министерство было упразднено, и управление связью было сосредоточено в главном управлении почт и телеграфов, которое до 1889 г. было подчинено министру финансов, а затем вошло в состав Министерства торговли и промышленности [12]. Для России столь частая смена схемы управления отраслью вряд ли могла стать хорошим примером.

Хороший пример, как это очень часто бывало, нашли в Германии, где в 1875 г. почтовая и телеграфная службы были объединены в составе отдельного ведомства и подчинены непосредственно имперскому канцлеру. Вслед за соединением центральных органов обоих служб последовало соединение местных управлений, а затем и местных почтовых и телеграфных учреждений. Данная реформа управления связью в Германии довольно быстро дала самые благоприятные результаты: увеличилось число учреждений, вырос обмен корреспонденцией и, наконец, существенно выросли доходы объединённого ведомства [12, 16].

В конце концов руководство МВД, опираясь как на отечественный, так и на германский опыт, внесло в Государственный совет свои предложения по реформированию управления связью на территории Российской империи. Эти предложения были поддержаны, и 22 мая 1884 г. мнение Государственного совета “О соединении почтовых и телеграфных учреждений” было утверждено Александром III .

В соответствии с Высочайше утвержденным мнением Государственного совета почтовый и телеграфный департаменты Министерства внутренних дел были объединены в одно учреждение, которое получило название Главного управления почт и телеграфов. В новый орган вошли “начальник, два помощника его, инспекторы телеграфов, делопроизводители и другие чины”. Должность директора телеграфного департамента была упразднена. Все его полномочия перешли начальнику Главного управления почт и телеграфов. При начальнике главного управления и под его председательством состояло общее присутствие, ведавшее производством торгов и делами о последствиях торгов и рассмотрением технических и других вопросов особой важности. В состав общего присутствия входили помощники начальника главного управления, делопроизводители и инспектора телеграфов [4].

Одновременно было принято решение о начале постепенного (в течение пяти лет) преобразования местных почтовых и телеграфных учреждений в объединённые почтово-телеграфные учреждения. Вся страна была поделена на 35 почтово-телеграфных округов, во главе которых стояли начальники. Начальники почтово-телеграфных округов выполняли ту работу, которую ранее вели управляющие почтовой частью в губерниях и начальники телеграфных округов. На местах создавались почтово-телеграфные конторы и отделения, которые в своей деятельности подчинялись руководству почтово-телеграфных округов [4].

Созданная в 1884 г. модель управления связью оказалась весьма жизнеспособной и была заменена только после Февральской революции 1917 г., когда в России было снова создано Министерство почт и телеграфов.

Первым начальником Главного управления почт и телеграфов был назначен Н.А. Безак, пробывший на этом посту вплоть до 1894 г. Его руководство отраслью было довольно успешным. После отставки Н.А. Безак был назначен членом Государственного совета. В 1897 г. он умер [6].

Начало подготовки отечественных квалифицированных кадров электросвязи

Одной из самых сложных проблем, которую пришлось решать Н.А. Безаку в период руководства сначала телеграфным, а затем и почтово-телеграфным ведомством, было обеспечение отрасли квалифицированными кадрами в области электросвязи. Ведь в России такие кадры не готовили. И Н.А. Безак настойчиво ставит перед руководством МВД вопрос о необходимости подготовки в нашей стране специалистов для возглавляемой им отрасли.

Именно активность руководителя главного управления почт и телеграфов стала причиной того, что 24 декабря 1884 г. министр внутренних дел Дмитрий Андреевич Толстой обратился к Александру III с докладом, в котором отмечал, что “современное положение технической части телеграфного дела требует от лиц, которым поручено непосредственное ведение его на линиях и на станциях основательной научной подготовки. За неимением у нас таких лиц Министерство внутренних дел вынуждено, при введении у нас новых систем телеграфных аппаратов и для ухода за подводными линиями, привлекать на службу при телеграфах техников-иностранцев за сравнительно высокое вознаграждение. Устранение указанной зависимости от иностранцев возможно только при условии поднятия уровня специальных познаний по телеграфной части в нашем отечестве”. В связи со всем вышеизложенным Д.А. Толстой предлагал учредить в составе почтово-телеграф-ного ведомства высшее специальное учебное заведение. 10 января 1885 г. Александр III дал согласие на открытие Телеграфного института [14].

Однако данное учебное заведение было открыто не сразу. Сначала в 1886 г. в Санкт-Петербурге было открыто техническое училище почтово-телеграфного ведомства с трёхлетним сроком обучения, а в 1891 г. данное училище было преобразовано в высшее учебное заведение, получившее название Электротехнический институт [7, 16]. С этого времени в России начинается решение проблемы обеспечения почтово-телеграфного ведомства собственными кадрами высшей квалификации.

Рост телеграфной сети

Эпоха Александра III была временем быстрого роста в России телеграфной сети. В 1880-е — первой половине 1890-х годов было продолжено телеграфное строительство в европейской части Российской империи, на русском Севере, на Кавказе и в Закавказье, в Сибири и на Дальнем Востоке, в Средней Азии. Телеграфная связь пришла в 95 уездных городов и 517 “значительных поселений” [13]. Всего же с 1881 по 1894 г. российская телеграфная сеть увеличилась с 91970 до 123603 версты линий, а общая протяжённость проводов выросла почти в полтора раза (с 210353 до 302019 верст) [16].

Среди телеграфных линий, построенных на крайнем Востоке страны, особого внимания заслуживает Сахалинский телеграф. До начала 80-х годов XIX в. Сахалин был связан с внешним миром только девять месяцев в году. С мая по октябрь остров время от времени посещался судами сибирской флотилии, с середины декабря до середины марта сообщение с материком поддерживалось по зимнему почтовому тракту, проложенному по льду Татарского пролива. А между тем с учреждением на Сахалине каторги перед царской администрацией встал целый ряд проблем, требующих для своего разрешения постоянной, надёжной и оперативной связи с островом. Среди самых острых проблем особо выделялась борьба с побегами, которые с конца 70-х годов XIX в. приобрели массовый характер. Кроме того, телеграф был необходим для осуществления эффективного контроля за каторжанами и ссыльными, управления каторгой в целом и тюрьмами на местах.

Кабель для Сахалинского телеграфа был заказан в Англии на заводе компании каучуковых и гуттаперчевых изделий для телеграфа в Лондоне. Для перевозки и укладки кабеля длиной 70 миль российское телеграфное ведомство обратилось к датскому Большому Северному телеграфному обществу. Компания выделила российскому телеграфному ведомству специально приспособленный для укладки подводных кабелей пароход, который после погрузки сахалинского кабеля 29 апреля 1881 г. вышел из Лондона и 7 июля благополучно прибыл в Татарский пролив. В тот же день началось погружение кабеля между заливом де-Кастри и Сахалином, а 16 июля 1881 г. телеграфное сообщение с островом было открыто [4, 5].

Из среднеазиатских проектов следует упомянуть построенную в 1884 г. по просьбе бухарского эмира и на его средства телеграфную линию до Бухары, соединившую этот город с имперской телеграфной сетью. По соглашению с эмиром на бухарском телеграфе работали русские специалисты, содержание которым выплачивалось правительством Бухарского ханства. В 1883 г. было завершено сооружение телеграфной линии Ташкент-Орск (небольшой город, уже соединённый телеграфной линией с Оренбургом). Кроме того, следует отметить, что в 1880-е годы с телеграфной сетью империи был соединен целый ряд оазисов Закаспийской области [4].

Государственная политика в деле телефонизации России

На рубеже 70-80-х годов XIX столетия в телеграфном ведомстве обсуждается вопрос о начале использования в России такого новейшего средства связи, как телефон.

28 августа 1881 г. министр внутренних дел Николай Павлович Игнатьев направил в комитет министров записку “Об устройстве городских телефонных сообщений”. В своей записке министр внутренних дел отмечал, что “введение у нас телефонов для общего пользования должно принадлежать правительственному почину, подобно тому как правительству принадлежит начало устройства и дальнейшее распространение телеграфной сети в империи”. Сравнив телефон и телеграф, Н.П. Игнатьев заявил о том, что “право нашего правительства на исключительное устройство телефонных сообщений для общественного пользования представляется несомненным”. Однако “вследствие новизны дела и отсутствия данных для суждения о размерах, которых может достигнуть у нас употребление телефонов”, а также на основании опыта большинства зарубежных стран министр внутренних дел считал, что было бы более удобным передать устройство и эксплуатацию телефонов в России частным предпринимателям.

Сахалинская почтово — телеграфная контора .

Сахалинская почтово — телеграфная контора. Вплоть до начала XX столетия это был самый восточный телеграф Российской империи

Данная точка зрения Н.П. Игнатьева нашла поддержку в комитете министров, и 25 сентября 1881 г. император Александр III утвердил положение “Об устройстве городских телефонных сообщений”. Данный документ предоставлял право частным предпринимателям устраивать и содержать городские телефонные сообщения, предназначенные для общего пользования. Правда, было одно существенное ограничение: этих частных предпринимателей должен был по своему усмотрению выбирать министр внутренних дел Российской империи. Именно положение “Об устройстве городских телефонных сообщений” стало той юридической основой, на которой в 80-е годы в России получили значительное развитие частные телефонные компании [4].

В 1882-1886 гг. международная компания Белла открыла телефонное сообщение в Санкт-Петербурге, Москве, Варшаве, Одессе, Риге, Нижнем Новгороде, Либаве, Ревеле, Ростове-на-Дону и Баку. Но наиболее активно телефонное строительство велось частными компаниями в Финляндии [4].

Деятельность частных телефонных компаний в России была настолько успешна и приносила столь высокие прибыли, что с середины 1880-х годов Министерство внутренних дел прекращает практику заключения договоров с частными компаниями и принимает решение самостоятельно заняться телефонизацией городов Российской империи. Исключение составила только территория Великого Княжества Финляндского, где в виде исключения к телефонному строительству был допущен частный капитал [4].

В 1885-1894 гг. силами Главного управления почт и телеграфов были открыты городские телефонные сети в Киеве, Харькове, Казани, Саратове, Николаеве, Царицыне, Астрахани, Курске, Кишиневе, Севастополе, Таганроге, Белостоке, Сосновицах, Екатеринбурге, Туле, Иркутске, Кременчуге, Керчи, Елисаветграде, Орле, Тифлисе, Воронеже, Полтаве, Симферополе, Иваново-Вознесенске, Тюмени, Томске, Ярославле, Смоленске, Чернигове, Гатчине и Ялте. Кроме того, 18 мая 1890 г. была открыта московская загородная линия, а 14 ноября 1893 г. — междугородная телефонная линия Одесса-Николаев. Всего на 1 января 1895 г. в Российской империи (без учёта данных по Финляндии) работало 11 частных и 35 государственных телефонных сетей [4].

В 1889 г. российское правительство получило целый ряд предложений от иностранных телефонных компаний о предоставлений им права устройства и эксплуатации междугородных телефонных сообщений на линиях Варшава-Лодзь, Таганрог-Ростов и других. Однако предполагаемые прибыли от междугородной телефонной связи были настолько велики, что все предложения были отклонены, и правительство решило само приступить к созданию подобных линий. Вместе с тем из-за отсутствия как необходимых для этого средств, так и специалистов в Главном управлении почт и телеграфов к сооружению междугородных линий смогли приступить только в 1893 г., когда была открыта телефонная линия Одесса-Николаев [4].

Таким образом, стремление российского правительства удержать в своих руках весьма доходную монополию на сооружение и эксплуатацию телефонных линий приводило к значительному замедлению этой работы практически по всей Российской империи.

Заключение

Время правления Александра III ознаменовалось значительным ростом имперской телеграфной сети и появлением первых городских телефонных линий. Однако российское государство, столь много сделавшее для создания и становления электросвязи в стране, в 80-е годы XIX столетия начинает смотреть на отрасль, в основном, как на источник прибылей для казны. При этом только незначительная часть этих прибылей шла на функционирование и развитие телеграфа и телефона. В результате темпы развития электросвязи в Российской империи уже не могли отвечать потребностям развития страны. Ведь спрос населения огромной империи на оперативную связь рос гораздо быстрее, чем увеличивались возможности Главного управления почт и телеграфов этот спрос удовлетворить.

В Германии, чей опыт особенно хорошо изучило российское руководство, большая часть доходов, полученных от деятельности электросвязи, шло на дальнейшее развитие отрасли. В Соединенных Штатах Америки, где электросвязь развивалась быстрее, чем где-либо в мире, данная отрасль полностью находилась в руках частного капитала. В результате не вызывает удивления тот факт, что в 1894 г. (в конце царствования Александра III ) на одно телеграфное учреждение в России приходилось более 54 тыс. жителей. В то же время в Германии на одно телеграфное учреждение приходилось около 1,5 тыс. человек, а в США — около 1 тыс. жителей [16].

Литература

  1. Бывший директор телеграфного департамента тайный советник Карл Карлович Людерс // Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. — СПб., 1911. — № 4.
  2. Вернадский Г.В. Русская история. — М.: “Аграф”, 1997.
  3. Витте С.Ю. Воспоминания. — Т. 1. — М.: Издательство социально-экономической литературы, 1960.
  4. Высоков М.С. Электросвязь в Российской империи от зарож дения до начала XX века. — Южно-Сахалинск: Издательство Сахалинского государственного университета, 2003.
  5. Высоков М.С. История почты, телеграфа и радио на Дальнем Востоке России (40-е гг. XVII — начало XX в. ) -Южно- Сахалинск: Издательство Сахалинского государственного университета, 2004.
  6. Государственные деятели России XIX — начала XX в.: Биографический справочник / Сост. И. И. Линьков и др. — М.: Издательство Московского государственного универси тета, 1995.
  7. Десятилетие Электротехнического института. 1886-1896. — СПб., 1896.
  8. Ельницкий А.  Маков, Лев Савич // Русский биографический словарь. Т. “Маак-Мятлева”. -М.: Аспект Пресс, 1999.
  9. Леонтьев К.Н. Восток, Россия и Славянство. — М.: Респу блика, 1996.
  10. Мосолов А.А. При дворе последнего императора. Записки начальника канцелярии министра двора. — СПб.: Наука. Санкт-Петербургское отделение, 1992.
  11. Перетц Е.А. Дневник Е. А. Перетца (1880-1883). — М.: Л.: Государственное издательство типографии Печатный двор в Ленинграде, 1927.
  12. Почта // Энциклопедический словарь. Репринтное воспроизведение издания Ф. А. Брокгауза. — И. А. Ефрона. — Т. 48. — Терра-Те rr а, 1992.
  13. Почта и телеграф в XIX столетии. — СПб., 1902.
  14. Российский государственный исторический архив. — Ф. 1289. — Оп. 2. — Д. 1531. — Л. 27-28.
  15. Рязанов В.Т. Экономическое развитие России. Реформы и российское хозяйство XIX — XX вв. — СПб.: Наука, 1998.
  16. Стеткевич А.С. Почта и телеграф в царствование императора Александра III // Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. — СПб., 1901. — № 7. 
  17. Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи: Главы высших и центральных учреждений. 1802-1917. Библиографический справочник. — СПб.: “Дмитрий Буланин”, 2002.

Статья опубликована в журнале “Электросвязь: история и современность” № 3, 2007 г.
Перепечатывается с разрешения редакции.
Статья помещена в музей 21.04.2008

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017