Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

С высоты птичьего полета

Когда-то с символа революционной эпохи – "ажурной Шаболовки" – началась в 20-х годах эра коротковолнового телевидения. В ту пору говорили: "Если на храм Христа Спасителя поставить дом Моссельпрома, а на него еще двухэтажный, получится Шуховка". Но прошли десятилетия, и творение гениального русского инженера Владимира Шухова с 60-километровым радиусом действия уже не могло удовлетворить потребности бурно развивающегося эфирного вещания.

В 1955 г. с высокой трибуны впервые был поставлен вопрос о необходимости строительства новой общесоюзной радиотелевизионной станции. А через три года учрежденная правительством экспертная комиссия уже рассматривала выдвинутые на конкурс проекты. И отвергала их один за другим, пока черед не дошел до дерзкого творческого замысла известного в стране конструктора Николая Никитина, предложившего железобетонную башню с оригинальными техническими решениями.

Самым сложным оказалось найти удачное место под возведение столь необычного объекта. Ведь предполагалось, что башня не только обеспечит одновременную передачу 5 телевизионных и 6 радиовещательных программ на ультракоротких волнах, но и поможет развитию междугородного и международного обмена телевизионными программами по всем линиям, включая каналы космической телевизионной связи.

Сначала думали ее построить в знаменитых Черемушках, но выяснилось – не та почва. Стали присматривать площадку неподалеку от Берсеневской набережной и в районе Кропоткинской, потом близ Калужской заставы. И наконец выбор пал на уютный зеленый уголок Подмосковья, славившийся живописной дубовой дубравой и великолепным дворцом, построенным в окружении зеркальных прудов крепостными графа Шереметьева – Останкино.

Строительство велось с 1960 по 1967 год. Тщательнее всего отбирался бетон. Было проведено 500 экспериментальных циклов: "кубики" то замораживали, то оттаивали, доказывая физические и химические свойства на прочность, морозостойкость. Ведь уникальность телебашни начиналась с фундамента. Железобетонное кольцо с семидесятиметровым диаметром закладывалось на глубину всего 3,5 метров. Такая "прочность" вызывала у скептиков немало опасений, хотя целесообразность такой системы и была блистательно доказана ее инженером и главным конструктором.

В окончательном виде телебашня как бы состояла из трех слагаемых: фундамента, железобетонной конической части высотой 385 метров и стальной трубчатой опоры для антенны. Десять "лап" своеобразной формы придавали башне фантастический образ некоего неземного сооружения. Но у них был свой функциональный смысл: благодаря точно рассчитанным разрезам изменения температуры (в зависимости от времени года, суток и погоды) не влияли на прочность сопряжения опоры с фундаментом.

Как правило, у такого рода башен классическое отношение диаметра ствола к высоте составляет 1:14/16. У Останкинской – 1:26. Тем не менее ей по силам выдержать самый свирепый ураган. Прочность и гибкость ее настолько велики, что вершина способна отклоняться до 13 метров (правда, более привычная для нее амплитуда 2–3 метра). А достигается это особой конструкцией в трубчатом бетонном стволе башни, где под напряжением находятся полторы сотни стальных канатов.

В средней части расположены телевизионная станция, радиостанция и Центральная высотная метеорологическая обсерватория, где изучают грозовые явления и наблюдают за погодой: измеряют температуру на разных высотах, направление и скорость ветра, зимой "отслеживают" гололед.

Наверху последнего этажа – металлическая антенна высотой 148 метров. Ее венчает флагшток с государственным флагом, сотканным из особо прочных синтетических волокон. Видимо, тогда еще, тридцатилетие назад, и родилась поговорка: "Была в Москве царь-пушка, теперь есть царь-башня" – еще одна достопримечательность столицы.

За долгие годы эксплуатации телеград разросся и превратился в разветвленное предприятие – крупнейший радиотехнический центр столицы и Подмосковья и всей России. Сегодня транслируется в эфир 11 телевизионных и 12 радиовещательных программ, которые смотрят и слушают 15 миллионов жителей Московского региона.

Здесь размещено оборудование многочисленных радиорелейных и спутниковых средств связи, обеспечивающих передачу огромных информационных потоков – для нужд не только столицы, но и других российских городов. Осуществляется прием спутниковых сигналов, обработка и передача в эфир по системам "Космос-ТВ" 17 телевизионных программ.

Кроме того, телебашня позволяет обеспечивать надежную и высококачественную радиотелефонную, радиолинейную, транкинговую и пейджинговую связь миллионам московских абонентов на базе оборудования нескольких десятков компаний. Среди них такие известные в Москве, как "Вессо-Линк", "Интерантенна", "Таском", "Акшонет", "Мобил-Телеком", "Моторола Мобайл Коммуникейшен" и другие, использующие это многоцелевое сооружение для различных видов деятельности в области связи.

Статус особой государственной важности имеют объекты спецсвязи для ФАПСИ, ФСБ, МВД, ГУО, министерства обороны; объекты городской оперативной связи для ГАИ, московской милиции, скорой медицинской помощи, пожарной охраны. Здесь располагается Главный коммутационный узел общегородских кабельных сетей.

Но и это не предел. Принимаются все меры для максимального использования технических и конструктивных возможностей телевизионной башни, для поисков скрытых резервов. Намечено размещение новых передатчиков 46 и 38 телевизионных каналов, ведутся конструкторские и проектные разработки по реконструкции прежних систем. А на повестке дня уже глобальная перестройка – наращивание башни для размещения новых ультрасовременных антенн.

В итоге российская телебашня вернет себе титул самой высокой в мире, который утратила в 1976-м, когда в Торонто (Канада) появилась на свет соперница в 553 метра (кстати, не без консультационной помощи Н. Никитина).

Несмотря на свои, казалось бы, величественные размеры и объемы (а вес Останкинской башни достигает 55 тысяч тонн), она словно парит в воздухе в легкой дымке. И к ней по праву можно отнести слова видного архитектора XV века Леона Батиста Альберти, который писал, что "особое величие придают городу башни, если построены в подходящем месте и имеют соответствующие контуры, ибо при взгляде издалека они представляют ни с чем несравнимое прекрасное зрелище".

Статья опубликована в газете "Алло!" №4, 1997 г., стр. 8.
Перепечатывается с разрешения редакции.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017