Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Когда радио "заговорило".

А. С. Попов — отец звукового радио

Появившееся в конце XIX века радио было немое, неспособное к передаче звука. В публикуемой здесь статье обозреваются события, предшествующие началу широкого радиовещания.

После изобретения А . Бэллом (1847—1922) телефона в 1876 г. и выполнения Н. Тесла (1856—1943) в 1890- х годах экспериментальных работ, показавших способность электромагнитных (ЭМ) волн перемещаться в пространстве на десятки километров, идея телефонии без проводов начала «витать в воздухе». Первым, в полной мере осознавшим значимость эфирных передач человеческого голоса и музыки, был американский инженер канадского происхождения Р. Фессенден (1866—1932).

Восход амплитудной модуляции


Рис. 1

К экспериментам по беспроводной трансляции звуковых сигналов Фес сенден приступил в начале 1900 г., работая в агрономическом отделе Американского бюро погоды ( АБП ). Там, впервые, им было предложено поместить в передатчике микрофон в цепь, соединяющую генератор сигнала ВЧ и антенну (рис. 1). Метод получил наименование «амплитудной модуляции» (АМ).

Когерер, используемый в приемниках изобретателя радио А . С . Попова (1859—1906) и его последователя г. Маркони (1874—1937), не годился для неискажаемого воспроизведения речевых и музыкальных сигналов . По этому в приемник Фессенден попробовал ввести менее возбудимый жидкостный выделитель. Получившаяся приемно-передающая система позволила ему услышать прерывистый звуковой тон на расстоянии 1,6 км (1 миля).

Испытания аппаратуры происходили в местечке Коб - Исланд (штат Мэриленд), расположенном на одноименном острове реки Потомак в 75 км. южнее Вашингтона. ЭМ колебания вырабатывал искровой генератор. В приемнике отсутствовали реле. Обнаруживал в нем приходящие сигналы электролитический детектор, получивший наименование барретера. Пригоден он был для прослушивания как телефонных, так и телеграфных посылок. Широкий спектр излучаемых высоких частот не способствовал высококачественному приему звуковой составляющей. Передача по лучилась «зашумленной». При всем этом она позволила Фессендену утвердиться в намерении продолжать работы.

От искрового генератора Фессенден решил отказаться и начал обдумывать систему связи на основе незатухающих ЭМ колебаний. Однако в 1902 г. из АБП ему пришлось уволиться, поскольку руководитель департамента потребовал половинного участия в оформляемых Фессенденом патентах.

Исследования беспроводной телефонии были продолжены в электротехнической компании NESCO (National Electric Signaling Company). Здесь проведенными опытами и экспериментами было установлено, что для переноса по эфиру звуковых частот (ЗЧ) более пригодны непрерывные синусоидальные колебания. Длинные и средние волны были определены как наиболее подходящие для АМ.

В начале ХХ века на генерирование колебаний указанных волн были способны только машинные (моторные) генераторы. Разработкой их в NESCO занимался иммигрировавший из Швеции молодой специалист Э. Александерсон (1878—1975). В то время роторы лучших источников энергии переменного тока могли вращаться с частотой 10 000 с –1 . Фессенден сформулировал техническое предложение на разработку возбудителя частотой 100 кГц и мощностью несколько киловатт. Александерсон принял к исполнению мало отвечающее реалиям задание.

Первый трансатлантический «воздушный мост»

Начавшаяся совместная с Александерсоном разработка «высокооборотного» генератора позволила Фессендену и далее исследовать возможности собственного приемника во взаимодействии с ЭМ колебаниями искрового источника [1]. Полигоном - лабораторией начала служить деревня Брант-Рок на берегу Атлантического океана (штат Массачусетс, 50 км. южнее Бостона). Оттуда решено было «перекинуть» сигнал на другой берег в Шотландию в местечко Макхрихениш. В этих населенных пунктах построили антенны высотой 128 и 137 м. соответственно, поднятые на трубчатых металлических мачтах диаметром 0,92 м. у основания. Предназначенный для дальнего обнаружения слабых сигналов приемник содержал индуктивно - емкостный контур и головные телефоны на выходе.

Первые пробы связи состоялись в конце декабря 1905 г. Однако устойчивый обмен телеграфными сообщениями «на слух» удалось наладить лишь 14 января 1906 г. В отличие от пробной односторонней трансатлантической отправки одной буквы S, осуществленной Маркони в 1901 г., приема которой, кроме него самого, никто не слышал, телеграммы шли в обе стороны без ошибок и вмещали до 40 слов. Попытки транслировать через океан музыкальные и речевые сообщения в этот раз не получились.

Дежурства на рекордной воздушной линии позволили установить, что длинные волны менее подвержены затуханиям в темное время суток, поэтому зимние сезоны, когда дни короче, для сверхдальней связи более предпочтительны . Накопленный эмпирический опыт помог впоследствии Маркони избежать многих ошибок при введении в эксплуатацию эфирной линии, связавшей Америку с Европой.

Беспроводный «мост» функционировал до 5 декабря 1906 г., когда на европейском берегу антенную мачту снесло порывом сильного ветра.

Показательные выступления

В августе 1906 г. Фессенден приступил к испытаниям завершенного в производстве моторного синусоидального генератора 50 кГц, однако с мощностью несколько меньшей, чем ожидалось. Замена источника ЭМ колебаний в приемно - передающей системе полностью себя оправдала. Излучаемые антенной модулированные по амплитуде ЭМ волны длиной 6000 м. улавливались в местах, отстоящих от Брант - Рока на 100 км. и дальше.

21 декабря 1906 г. разработанные приборы были показаны ведущим руководителям и инженерам - электрикам компаний AT&T, GENERAL ELECTRIC, WESTERN ELECTRIC, WESTINGHOUSE ELECTRIC (WHE), в том числе видным американским профессорам: изобретателю Э. Томсону (1853—1937), физику - теоретику А . Кеннели (1861—1939), некоторым корреспондентам Нью-Йоркских газет. Были проведены сравнительные испытания качества трансляции звуковых сигналов по проводам и по воздуху в г. Плимут (штат Массачусетс) на расстояние 25 км и Бостон на 50 км [1]. Слушатели признали линии связи идентичными.

Рис. 2

Фессендену известны были неудачи, связанные с начальным распространением звукозаписи, изобретенной Т. Эдисоном (1847—1931) в 1877 г. В оглашаемом на презентациях перечне применяемости новшества на первых позициях значились дрессировка попугаев или собак, составление озвученных завещаний . Музыка занимала последнее место. По прошествии лет пришло, наконец, прозрение и осознание того, что записи более подходят для распространения музыкальной культуры и новостей. Показательно, что параллельно в это же время в США и Европе телефонные компании начали предоставлять услуги по дистанционному слушанию концертов из оперных театров.

Фессенден пытался избежать методического просчета Эдисона. Поэтому в предпринятой акции обращал внимание специалистов на способность своей аппаратуры к передаче и приему не только словесных диалогов, но и художественных жанров — индивидуального и хорового пения, игры на струнных инструментах, записей, воспроизводимых фонографом. Он впервые демонстрировал передачу музыки в эфире и возможность налаживания ее передач из удаленного центра по расписанию, обходясь без проводов.

Рис. 3

Рис. 4

На Рождество, в понедельник 24 декабря 1906 г. и в заранее объявленное время, в Брант - Роке состоялось масштабное публичное представление беспроводной телефонии [1]. В передатчике (рис. 2) на ранее построенную антенну высотой 128 м (рис. 3) работал электромеханический генератор синусоидальных колебаний (рис. 4) мощностью 1 кВт [2] и частотой 75 кГц (4000 м). С расстояния 180 км в Атлантическом океане передачу принимали су да военно - морских сил (ВМС) США и американской Объединенной фруктовой компании, предварительно оснащенные усовершенствованными приемниками с жидкостными детекторами (рис. 5). Унесенные в эфир АМ сигналы были «замечены» также южнее по побережью на расстоянии 950 км в форте Норфолк (штат Вирджиния).

Подробности первого разыгранного в эфире звукового театра у микрофона подробно описаны самим Фессенденом в письме, направленном вице-президенту WHE профессору С. Кинтнеру в январе 1932 г. В соответствии со сценарием сначала Фессенден обратился к слушателям со вступительным словом и затем на фонографе Эдисона проигрывал арию «Largo» из оперы «Xerxes» Ф. Генделя. Потом последовало исполнение самим Фессенденом на скрипке мелодии Ш . Гуно «O, Holly Night» («Божественная ночь») с одновременным напеванием им же последних слов композиции — «Adore and be still» («Будьте смиренны и почитайте»). Далее пришла очередь чтения библии со словами «Glory to God in the highest and on earth peace men of good will» («Слава Богу на небесах и людям доброй воли на земле»). В конце Фессенден и другие участники представления (рис. 6) пожелали всем счастливого Рождества.

Рис. 5

Рис. 6

С дополнением в виде хорового пения программа была повторена через неделю 31 декабря в ночь под Новый год. В этот раз музыкальный концерт из Брант-Рока был услышан на еще большем удалении — в 2500 км на одном из островов Вест - Индии в Карибском море.

События, происшедшие в конце 1906 г. в удаленном от научных центров местечке, вызвали неоднозначную реакцию даже в среде «собратьев по разуму». Бэлл выступил с сомнениями, похожими на те, которые 30 лет назад читал сам в отзыве на свое изобретение, полученном из компании WESTERN UNION: «Вряд ли устройство будет когда - либо способно к посылке разборчивой речи на расстояние в несколько миль». Эдисон сказал, что «это так же невозможно, как долететь человеку до Луны». Маркони счел достижения Фессендена шумихой и трескотней, дабы привлечь к себе внимание.

Ввиду отсутствия разъяснений и рекламной подготовки в редакциях газет и журналов не понимали сути технологии Фессендена, не доверяли ей, считали недоказанной. На страницах изданий рисовали Маркони успешно перелетающим через океан, Фессендена же изображали с трудом взбирающимся на антенную мачту, а затем нелепо падающим с нее в воду.

Рис. 7

Отсутствие интереса к беспроволочной телефонии у финансово - промышленных кругов вынудило учредителей NESCO приступить к продаже компании. Фессендену предложили уволиться с предприятия. В дальнейшем он уже не возвращался к работам по передаче АМ колебаний. Очевидно, что Фессенден плохо умел себя «подавать» и «продавать», поэтому умер в бедности и забвении. При всем этом, в связи с 70-летием со дня рождения, в Канаде в честь отца АМ была выпущена почтовая марка (рис. 7).

Александерсон продолжал совершенствовать генераторы переменного тока. В 1915 г. один из генераторов, как превосходный по техническим характеристикам, у него был куплен Маркони для строящейся радиостанции. В 1919 г. в созданной корпорации RCA (Radio Corporation of America) Александерсон занял место главного инженера . Здесь им многое было сделано для налаживания регулярных АМ передач. Ответственная работа на новом посту началась с проектирования и строительства Центральной станции связи на острове Лонг-Айленд в Нью-Йорке. Использование генераторов Александерсона и 12-ти высоких всенаправленных антенн позволило связываться со многими странами.

В 1923 г. один из генераторов и антенна были установлены на родине разработчика — в Швеции, вблизи городка Граймтон (Grimeton). Приемо-передатчик эксплуатировался до 1996 г. В настоящие время электромеханический генератор, настроенный на низкую фиксированную частоту 17,2 кГц, сохраняется как национальный памятник антикварной аппаратуры. В середине каждого года в «День Александерсона» его включают для передачи по Европе кодированного азбукой С. Морзе (1791—1872) позывного SAQ. Российские радиолюбители принимают по сильное участие в праздновании этого дня [3, 4].

Весной 1907 г. с передачами речевых и музыкальных сигналов экспериментировал изобретатель лампового триода Л. Форест (1873—1961). В передатчике вместо искрового работал генератор следующего поколения — дуговой с колебательным контуром, выделяющим заданную частоту непрерывного ЭМ колебания. Однако, с точки зрения уменьшения избыточных раз рядных помех полезному АМ сигналу, дуговой генератор мало превосходил искровой. Поэтому ничего не получилось из инициативы по применению более дешевого и менее громоздкого источника сигнала ВЧ взамен генератора Александерсона.

Рис. 8

Продолжению разработок Фессендена и Фореста основательно помешал разразившийся в 1907 г. экономический кризис в США. Позднее Форест более успешно транслировал спектакли из оперных театров путем наложения музыкальных сигналов ЗЧ на несущую генератора ВЧ, собираемого на изобретенном им электровакуумном приборе.

Передающие станции на основе дуговых генераторов были разработаны для беспроводной телеграфии и по этому направлению их эксплуатировали вплоть до середины 1920- х годов [5]. Примером технического и эффектного применения такой техники служит использование, начиная с 1910 г., армейского передатчика и его антенны на Эйфелевой башне в Париже (рис. 8). Сигналы с самого высотного сооружения того времени (317 м) разносились на расстояние до 4000 км. До сих пор башня служит «подставкой» для антенн, только уже телевизионных.

Откуда пошло «радио»

Термин «радио» (от лат. radius, radiare, radio — испускать, облучать, излучать во все стороны) впервые ввел в обращение известный английский физик - химик В. Крукс (1832—1919). В 1873 г. в вакуумной трубке, используя коромысловые весы, он измерял атомный вес открытого им же элемента талия и обнаружил нарушение балансировки высокоточного инструмента при возникновении теплового облучения . Чуть позже было подмечено аналогичное влияние светового излучения. На основе открытия был сконструирован измерительный прибор — «радиометр».

Впоследствии появились и другие придуманные именитыми учеными приборы, содержащие в наименовании приставку «радио». К наиболее известным относится «радиокондуктор» (радиопроводник), предложенный французским физиком Э. Бранли (1844—1940) для обнаружения ЭМ колебаний в лабораторных условиях .

В 1892 г. в одном из английских журналов общего профиля, пишущего в том числе и о спиритизме, Крукс, допускавший бесконтактную биологическую связь между головами людей, напечатал статью «Некоторые возможности электричества» («Some Possibilities of Elect ricity»). Русскоязычную версию ее можно найти в работах [6—8]. Публикация считается отправной для истолкования понятия «радио». Другие заявленные по тексту термины, такие как генерирование, диапазон, чувствительность, избирательность и прочие, также стали потом общеупотребительными.

Крукс не проводил экспериментов по технике формирования и приема ЭМ колебаний. Однако в статье дал описание воображаемой приемно - передающей установки. Под селекцией он понимал фиксированную настройку системы, выделение ею интервала (диапазона) волн совокупной ширины, например, от 40 до 50 м или всех пропускаемых человеческим глазом.

Удивительно, но об уже широко применяемой в кабельной телеграфии узкой настройке колебательных контуров по известной с 1853 г. формуле У. Томсона (1824—1907) T = 2π√LC Крукс не упомянул. Не предсказал он и до вольно скорого появления беспроволочной телефонии. По прошествии лет в 1923 г. другой известный английский физик О. Лодж (1851—1940) назвал статью «удивительным примером научного предсказания» [8].

При всем сказанном выше в конце XIX — в первые годы ХХ веков в Европе термин «радио» не был популярен. Ученые и изобретатели применительно к телеграфу или телефону оперировали словосочетанием «беспроводная связь» по их мнению, более значимым, возбуждающим интерес у инженеров и любителей техники.

В 1909 г. в американском городке Сан-Хосе (77 км. южнее Сан-Франциско) основатель и преподаватель местного колледжа беспроводной телеграфии и техники Ч. Херолд (1875— 1948) построил искровой передатчик, через который начал транслировать речевые программы, а затем музыкальные. Принимали их в основном бывшие и действующие ученики учебного заведения.

Рис. 9

Херолд родился и вырос в фермерской среде, где на поле посев семян вразброс назывался «broadcasting». Поскольку в Сан-Хосе антенна передатчика имела круговую диаграмму направленности, то и испускание ею ЭМ волн происходило тоже во все стороны (вразброс). По аналогии с агрономическим определением Херолд стал именовать свои трансляции как «бродкастинг» (радиопередача, радиовещание). Применение термина закрепилось не только в США, но и в Европе. Одновременно начал получать повсеместное признание и термин «радио».

Херолд (рис. 9) совершенствовал радиостанцию. Искровой генератор в ней поменял на дуговой, а затем — на ламповый. К передачам по расписанию, публикуемому в газетах, приступил в 1912 г. К концу 1910- х годов в США и Канаде насчитывалось более сотни радиостанций, принадлежащих компаниям и частным лицам. Передавали они новости, биржевые котировки, концерты джазовой музыки [9].

К началу 1920- х годов во многих развитых странах были созданы технические предпосылки для постоянного радиовещания. 20 мая 1920 г. в Монреале (Канада), начиная с концерта джазовой певицы Д. Луттон, в эфире на средней волне 360 м. (833 кГц) пошли регулярные передачи радиостанции CFCF [10]. Американцы не соглашаются с приоритетом Канады и предполагают, что первой с 20 ноября 1920 г. к регулярному вещанию приступила радиостанция KDKA в г. Питтсбург (штат Пенсильвания). В том же году 22 ноября вступила в строй самая мощная (5 кВт) в Западной Европе, расположенная под Берлином, радиостанция в Кенигс Вустерхаузене (Германия). В конце 1922 г. начала постоянные передачи радиостанция BBC в Лондоне ( Англия ). К началу 1923 г. лицензиями на право радиовещания в американских штатах обладали уже 500 радиостанций [9].

Открытие Троицкого и Рыбкина, разработки Попова

К концу XIX века в развитых странах на телеграфе и телефоне операторы пользовались головными телефонами (их еще называли и называют наушниками). Наряду с этим при проведении пробных экспериментов и опытов передачи ЭМ колебаний по воздуху, выполненных Бранли, Лоджем, Поповым, Маркони, головные телефоны не применяли. Была очевидна их необходимость для чтения кодов азбуки Морзе, также как в электросвязи . Однако непонятно было, куда их подключить. Несмотря на кажущуюся сейчас простоту технического решения задачи, никому из «великих» европейских умов не приходила в голову идея соединения головных телефонов с разработанными устройствами.

Впервые в звуковом виде эфирные телеграммы были прослушаны на головной телефон в России. Событие произошло в мае 1899 г. П. Н. Рыбкин (1864—1948) и А. С. Троицкий (1857— 1918) — ассистенты А. С. Попова по согласованной с ним программе отлаживали связь в Кронштадтской гавани между фортами «Милютин» и «Константин». По совету Троицкого, используя головные телефоны, Рыбкин выявлял причину неисправности в приемнике форта «Милютин». При подключении головного телефона параллельно когереру (радиокондуктору) он услышал громкие телеграфные посылки от передающей станции форта «Константин». Через несколько дней аналогично Троицкий принял и расшифровал звуковые импульсы от находящегося на удалении 26 км. и участвующего в работах миноносца № 115.

Рис. 10

Об открытии было сообщено находящемуся в командировке за границей Попову. Понимая серьезность сообщения, Попов прервал поездку и быстро возвратился в Россию. По прибытии он высоко оценил возможность приема прерывистых сигналов «на слух» повысившую чувствительность приемной аппаратуры. В течение месяца им были разработаны три варианта «приемников телефонных депеш» с головными телефонами без реле, электрических звонков и механического «встряхивания» когерера. Схема одного из них и внешний вид изображены на рис. 10.

Уже через два месяца на «параллельную схему» Рыбкина — Троицкого были получены патенты в Великобритании и Франции, несколько позже была оформлена «российская привилегия».

В Европе и Америке в радиоприемниках головные телефоны быстро прижились, стали основным средством обработки телеграфных и телефонных посланий. Регистрирующие пишущие механизмы стали включать лишь для документирования отправлений.


Рис. 11

Следующий 1900 г. стал для Попова годом триумфа. За разработку серии приемников с головными телефонами, подготовку их серийного производства силами российско - французской компании «Попов - Дюкрете» успешно проведенную зимнюю операцию (1899, 1900) по спасению рыбаков и броненосца «Генерал — адмирал Апраксин» в Финском заливе, совокупность ранее выполненных работ по радиотелеграфии на прошедшей во второй половине года Всемирной промышленной выставке в Париже (Франция) он был награжден Большой золотой медалью (рис. 11). Царское правительство выплатило ему вознаграждение (33 000 руб.), в эквиваленте превышающее Нобелевскую премию того времени.

Рис. 12

Нелишне отметить еще одно важное историческое событие, происшедшее уже по истечении 110 лет изобретения радио А. С. Поповым. В 2005 г. Исторический центр международного сообщества IEEE (The Institute of the Electrical and Electronics Engineers — Институт инженеров электротехники и электроники, образованный в 1884 г. в США) согласился с ходатайством Российской северо-западной секции IEEE установить мемориальную доску на родине изобретателя. В мае 2005 г. изготовленная в США бронзовая памятная панель была доставлена в Петербург и установлена у входа в Мемориальный музей - лабораторию А. С. Попова при Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете (ранее институте), где профессором физики, а затем директором А . С . Попов работал до 1906 г. Внешний вид панели и перевод текста представлены на рис. 12.

О том, что в конце XIX века решение задачи по введению головных телефонов в радиоаппаратуру было делом отнюдь не простым и не тривиальным, свидетельствуют события, связанные с Маркони. В июле 1899 г. и апреле 1900 г. им были получены положительные заключения по знаменитым патентам № 12329 и № 7777 на селективные («джиггерные» — сортирующие) приемники, содержащие индуктивно - емкостные контуры. Разработки выполнены были совместно с коллективом высококвалифицированных английских специалистов MARCONI COMPANY. Однако на стадии предварительного оформления документов этому элитарному инженерному «клубу» был еще неведом способ применения головных телефонов. Потому на схемах в патентах они не указаны.

Вместе с тем в декабре 1901 г. при знаменитом «броске» радиосигнала через Атлантику Маркони на американском берегу океана ловил букву S, полагаясь не столько на селекцию, сколько на чувствительный детектор и восприимчивый головной телефон, соединенные по схеме [11, 12], неотличимой от «приемника депеш» Попова (см. рис. 10). Нелишне отметить, что Маркони пользовался головным телефоном «безвозмездно». поскольку США не спешили приобрести авторскую лицензию Попова — Рыбкина — Троицкого.

Радиовещание в России

Во время Первой мировой войны (1914—1918) и по окончании ее, благодаря успехам в радиостроении, в отдельных европейских странах и США государственные руководители выступили в эфире с важными заявлениями и обращениями друг к другу.

В России в предшествующие революционным переменам 1917 г. месяцы мощные стационарные радиотелеграфные станции уже работали в Санкт-Петербурге, Москве, Твери европейской части, а также в Сибири, Средней Азии, на Дальнем Востоке.

Выступления российских государственных деятелей в эфире — обращения к народу начались после Февральской революции. За год их случилось несколько. 27 августа 1917 г. глава Временного правительства А. Ф. Керенский (1881—1970) обратился по радио к народу в связи с Корниловским мятежом в войсках. В этот же и на другой день 28 августа Верховный главнокомандующий российской армии Л. Г. Корнилов (1870— 1918) также выступил с обращением к нации. Примерно в 19 ч. 25 октября (7 ноября) 1917 г. Временное правительство направило по радио последнее трагическое извещение, начинавшееся словами: «Всем, всем, всем…». Ближе к полуночи вновь назначенный Председатель Совета Народных Комиссаров (СНК) В. И. Ленин (1870—1924) адресует по радиотелеграфу послание «К гражданам России». Через пять дней Ленин, также начиная со слов: «Всем, всем, всем…», сообщает об образовании первого СНК и принятии Декретов о мире и земле. Тексты выступлений поступали на расположенную под Санкт - Петербургом Царкосельскую (позже Детскосельскую) радиостанцию, откуда они разносились к другим стационарным и полевым радиостанциям в России и Европе для перепечатки в газетах.

В апреле 1918 г. СНК принял решение о передаче ряда мощных радиостанций в ведение комиссариата почт и телеграфа, в том числе Тверской, избранной для международных сношений. Через два месяца в организации появилось специальное «нештатное бюро» руководимое М. А. Бонч-Бруевичем (1888—1940). В августе особое исследовательское подразделение переехало в Нижний Новгород и его стали называть Нижегородской радиолабораторией (НРЛ). Там начались разработка мощных генераторных ламп и строительство первого отечественного радиотелефонного передатчика. 27 февраля 1919 г. утром, вместо привычной азбуки Морзе, в эфир пошло обращение мужским голосом: «Алло! Алло! Говорит Нижегородская радиолаборатория. Раз, два, три. Как слышно?» [13].

Первые концерты по радио на всю страну транслировали из НРЛ 27 и 29 мая 1922 г., «слышимость» их простиралась до 3000 км. В Москве построенная НРЛ на улице Радио Центральная радиотелефонная станция (ЦРС) передала музыкальный концерт 17 сентября 1922 г. С 8 сентября 1924 г. ЦРС, в то время самая мощная в Европе (12 кВт), именуемая еще РВ -1, приступила к регулярным передачам на волне 3200 м. (93,75 кГц). 12 октября тоже в Москве на длинной волне 1010 м (297 кГц) начала регулярное вещание Сокольническая радиостанция, построенная под руководством будущего академика А. Л. Минца (1895—1974). Конец 1924 г. считается в России началом регулярного радиовещания [9].

Постановлением СНК 15 июля 1924 г. организовано Общество радиолюбителей РСФСР (переименованное в Общество друзей радио РСФСР к концу года). В вышедшем 15 августа 1924 г. первом номере журнала «Радиолюбитель» (прародитель журнала «Радио») — печатном органе общества — читатель Г. Г. Гинкин выдвинул предложение ввести в обращение понятие «радиовещание» применительно ко всем передачам музыкально - речевых программ по радио [14]. Термин быстро получил признание в России и других родственных странах.

Автомобильный радиотелефон

Рис. 15

Рис. 16

Рис. 13

Рис. 14

После начала победного шествия радиотелеграфии по миру непременным атрибутом наземных военных и гражданских организаций, морских судов стала радиорубка, в которой оператор принимал сообщения . Но в малогабаритных скоростных видах транспорта (самолетах, автомобилях) места для радиорубки и оператора не было. Вместе с тем летчики и шоферы во время движения не могут считывать с телеграфной ленты отпечатанные точки и тире. Поэтому на восход радиотелефонии они смотрели с надеждой, надеясь приобщиться к новому виду связи, совместимому с вождением.

Сейчас это кажется странным, но в 1910-х годах авиа —, автомобилестроители и радиоинженеры считали, что самолетам и автомобилям от приемопередатчиков лучше держаться подальше. Предполагалось, что флюктуации напряжений в радиоустройствах могут привести к сбою электрического зажигания топлива в цилиндрах и даже взрыву двигателя, а электрические разряды системы зажигания, в свою очередь, создадут непреодолимые помехи радиоприему.

Впервые от летящего гидросамолета ВМС береговой охраны США испытательные радиосигналы с расстояния 225 км были приняты наземной радиостанцией в Нью-Орлеане (штат Луизиана) в сентябре 1917 г. В октябре того же года голосовая радиосвязь была взята на вооружение; экипажам воздушных судов рекомендовалось переговариваться на расстоянии не более 40 км между самолетами и 70 км с ближайшей наземной точкой связи. Примерно в это же время в армии США были проведены эксперименты по радиосвязи между находящимся в воздухе самолетом и едущим автомобилем.

Считается, что впервые радиоприемник в гражданском легковом автомобиле установили в США. Вмонтировать его туда в 1919 г. отважился молодой предприниматель А. Греб, оставшийся по окончании Первой мировой войны без заработков от военных заказов. Еще Греб был радиолюбителем — увлекался любительской радиосвязью, поэтому в собственной легковой машине «Бьюик» в дополнение к приемнику решил установить радиопередатчик. Сверху автомобиля на Т - образных стойках он растянул шестипроводную антенну (рис. 13). Ламповоискровой приемопередатчик на волне 150 м (2 МГц) уверенно работал в радиусе до 250 километров. Размещен он был на заднем сиденье, электропитание получал от отдельного аккумулятора, расположенного внизу. Сконструированное передвижное средство связи Греб назвал «автомобильным радиотелефоном».

Списанная из армии аппаратура была изготовлена в американском филиале компании Маркони. Кстати, сам Маркони свою плавучую яхту - лабораторию «Элетра» оборудовал голосовой телефонной связью в том же 1919 г. Спустя несколько лет в США авторадиотелефонами начали снабжать автомобили полиции (рис. 14). По примеру Греба автоантенну растягивали на керамических изоляторах сверху крыши. Более поздняя разработка авторадиотелефона с рамочной антенной, сделанная в BELL LABS (США), показана на рис. 15. Однако еще в конце 1920- х годов мало кому удавалось разговаривать по авторадиотелефону так, как это видно на снимке из газеты (рис. 16).

Литература

  1. Grant J. Experiments and Results in Wireless Telephony. — The American Telephone Journal. January, 1907; <http//www.earlyradio.history.us/1907fes.html>.
  2. <http://www.viol.uz/history/chronicle/page14.shtml>.
  3. <http://www.radio.ru/ubb/Forum3/HTML/000367.html>.
  4. <http://www.pda.pro-radio.ru/air/4214/>.
  5. Пестриков В. История радиопередатчика: конструкции и их творцы. — <http://www.qrz.ru/articles/detail.phtml?id=72>.
  6. Изобретение радио А. С. Поповым. Сборник документов и материалов, вып. 2, под ред. А. И. Берга. — М.— Л.: Изд-во АН СССР, 1945.
  7. Из предыстории радио. Сборник оригинальных статей и материалов, вып. 1, под ред. Л. И. Мандельштама. — М.— Л.: Изд-во АН СССР, 1948.
  8. Шапкин В. И. Радио: открытие и изобретение. — М.: ДМК ПРЕСС, 2005.
  9. Маковеев В. Отечественному регулярному вещанию — 80 лет. — Радио, 2004, № 12, 1-я с. обложки и с. 4.
  10. <http://www.oldradio.com/archives/international/canada2.htm>.
  11. Меркулов В. Когда и кем было изобретено радио. — Радио, 2007, № 7, с. 8—12.
  12. Григоров И. Загадка Маркони. — <http://www.qrz.ru/articles/detail.phtml?id=141> .
  13. <http://www.tvmuseum.ru/search.asp?cat_ob_no =17&ob_no=17&a=1&pg=2> .
  14. Гинкин Г. Письмо в редакцию. — Радио, 1924, № 1, с. 16.

Статья опубликована в журнале «Радио» № 10 2007 г.
Перепечатывается с разрешения автора.
Статья помещена в музей 5.01.2008

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017