Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

60 лет создания транзистора.

Начало применения полупроводников

В публикуемой статье обозреваются исторические события, связанные с первыми применениями полупроводниковых прибо- ров в радиоустройствах.

Ламповое порабощение

В годы, предшествовавшие Второй мировой войне, во время войны (1939- 1945) и после нее быстрыми темпами развивались радиолокация и вычислительная техника. Олицетворяющие последнюю громадные устройства содержали тысячи радиоламп, были энергоемкими и занимали несколько комнат. Так, например, впервые показанная в США 14 февраля 1946 г. военным и ученым функционирующая ЭВМ ENIAC (электронно-числовой интегратор и вычислитель) весила 27 тонн, содержала 17 468 радиоламп и 7200 полупроводниковых диодов, потребляла от электросети мощность 150 кВт и занимала 167 м2 площади (рис. 1). Специалисты по вычислительной технике разных стран неофициально отмечают 14 февраля как “день компьютерщика”. На заре вычислительной техники созданная в Советском Союзе ЭВМ БЭСМ не только не уступала американским аналогам, но и была лучше их. Традицию продолжали в 80-е годы ЭВМ “Эльбрус”. В наше время ламповых мастодонтов прошлого превосходит по “умственным” способностям кремниевый микрочип площадью всего 0,5 мм2.

ЭВМ ENIAC

Рис. 1. ЭВМ ENIAC

60 лет назад

В середине 1930-х годов из-за отсутствия альтернативы лампам надвигающуюся угрозу гигантомании в полной мере осознавали в американской (США) исследовательской и разрабатывающей корпорации BELL LABORATORIES (BL). Сразу же после ее учреждения в 1925 г. [1] акустическими измерениями в организации начал руководить ставший к тому времени известным в физических исследованиях Х. Флетчер (1884-1981), сооснователь (в 1929 г.) и первый президент Акустического общества Америки.

До прихода в BL Х. Флетчер помогал Р. Милликену (1866-1953) в проведении экспериментов по определению элементарного электрического заряда, позволивших ему получить Нобелевскую премию по физике в 1923 г. В 1935 г. Х. Флетчеру было поручено возглавить все физические исследования в научном центре BL. К слову сказать, несколько позже, в 1949 г., он был избран президентом Американского физического общества. Российским профессионалам и радиолюбителям Х. Флетчер известен по широко применяемым в акустике (с 1933 г.) “кривым равной громкости Флетчера-Мэнсона”.

Хорошо знакомого с теорией и практикой постановки лабораторных экспериментов физика-теоретика Уильяма Шокли (1910-1989) пригласили работать в нью-йоркский центр BL в 1936 г. В то время в организации первостепенными считались работы, развивающие телефонную связь с меньшим числом реле и электронных ламп. К 1939 г. Шокли выдвинул концептуальную идею перехода в телефонии от электровакуумных приборов и электромеханических переключателей к твердотельным усилителям. Он предположил, что если полупроводник способен детектировать переменный электрический сигнал, то вполне возможно, что существует и механизм его усиления под действием электрического поля. Следует напомнить, что в физике твердого тела теория донорной (электронной) и акцепторной (дырочной) полупроводимости была разработана в 1930-1931 гг. Однако реализующие идею пробные работы тогда не увенчались успехом. Продолжению опытов помешала начавшаяся Вторая мировая война.

Возвращение к экспериментам полу чилось в 1945 г. уже на новой территории, выделенной BL в районе Мюррей Хилл штата Нью-Джерси. В состав руководимой Шокли группы вошли работавший в BL с 1929 г. физик-исследователь Уолтер Браттейн (1902-1987) и соученик Шокли по университету физик-теоретик Джон Бардин (1908- 1991). Помимо них, в коллективе трудились физико-химик, трое инженеров-экспериментаторов, среди которых был электронщик, и пять ассистентов.

У Шокли и Бардина сложилось впечатление, что основным материалом для прибора, способного заменить вакуумный триод, мог послужить германий. В составленной Д. И. Менделеевым (1834-1907) в 1869 г. периодической таблице элементов первоначально германия не было, но существование его было предсказано. Открытие материала состоялось в 1885 г. Полупроводниковые (ПП) свойства у германия были обнаружены в 1929 г.

В конце 1946 г. Бардин предложил проверить гипотезу, выдвинутую в 1943 г. студентом Р. Бреем (1921- 2006) из университета Пурдью (штат Индиана), о том, что в полупроводнике электроны группируются ближе к его поверхности. Для улучшения взаимодействия с внешним электрическим полем поверхности германиевых кристаллов начали полировать или, наоборот, матировать, обрабатывать пассивирующими растворами, смачивать активными жидкостями, а также обычной и дистиллированной водой и др. Очевидно, что в дополнение к теоретическим положениям к раскрытию тайны ПП эффекта продвигались еще и путем проб и ошибок или, говоря наукообразно, методом последовательных приближений.

Высокого накала работы достигли в последние месяцы 1947 г. В лаборатории более всего времени проводил Браттейн. Ему принадлежит идея сделать волосковыми (толщиной с человеческий волос) соприкасаемые с поверхностью кристалла электроды - “усики” и расположить их ближе друг к другу. Однажды, при смене полярности подводимых напряжений, ему посчастливилось увидеть усиленный сигнал на экране осциллографа.

Рис. 2. Контактно-точечный прибор

Событие произошло в понедельник 15 декабря 1947 г. В лабораторном журнале Браттейн записал: “При сближении контактных точек достигнутое на пряжение получалось равным 2 В в полосе частот от 10 до 10 000 циклов” [2]. На следующий день, 16 декабря, там же он констатировал: “Расстояние между точками электродов составило 4?10-3 см”. В этот же день ПП феномен был продемонстрирован сотрудникам группы. Бардину удалось быстро разработать теоретическую модель сделанного открытия. Однако постулат его теории о перемещении в кристалле не электронов, а “дырок” от эмиттера к коллектору не воспринимали многие физики вплоть до конца 1950-х годов.

В середине дня 23 декабря контактно-точечный прибор (рис. 2) был представлен заместителю директора BL по науке Р. Боуну (1891-1971), Х. Флетчеру, а также руководящим инженерно-техническим работникам некоторых родственных организаций и уполномоченным от военного ведомства. Изобретатели пояснили, что придуманный ему термин transistor (транзистор) получен от сочетания частей двух слов transfer или transconductance (переходная проводимость) и varistor (нелинейный резистор). Присутствующие не сочли надежными точечные контакты в кристалле и поэтому затруднились в рекомендациях по его применению. Военным не понравилась зависимость характеристик транзистора от изменений окружающей температуры. Высказано было пожелание попробовать внедрить новшество в слуховые аппараты.

Рис. 3. Бардин, Браттейн и Шокли

Публичное выступление Боуна перед журналистами и немногочисленными представителями на учного сообщества состоялось через полгода, в среду 30 июня 1948 г., в конференц-зале нью-йоркского отделения BL. Значимость изобретения ПП усилительного триода не была понята. Заявле ние о скромных габаритах транзистора и малом потреблении им электроэнергии не произвело особого впечатления на публику. Отдельные газеты ограничились краткими сообщениями о прошедшей презентации и показанном там элементе - “фитюльке” размером с полдюйма (12,7 мм).

Шокли понимал важность выполненной работы, вместе с тем он считал ее незавершенной. В последующий короткий промежуток времени он разработал теоретическое обоснование и конструкцию плоскостного транзистора, реализованного на практике в июле 1951 г. Трое основных участников напряженной и творческой работы по созданию транзистора — Бардин, Браттейн и Шокли (рис. 3) в 1956 г. были удостоены Нобелевской премии. На церемонии вручения награды они вместе собрались последний раз. Потом ученые больше не встречались, поскольку работали в разных компаниях.

TR-1

Рис. 4. TR-1

TR-55

Рис. 5. TR-55

В конце 1950-х годов зонная теория проводимости полупроводников в Европе была еще не принята. Американцы, выступавшие на ученых сессиях и симпозиумах, иногда прибегали к образным пояснениям и наглядным пособиям. На Международной конференции по физике полупроводников в 1960 г. в Будапеште, например, Шокли по окончании доклада повернулся к залу спиной и поднял низ пиджака. Слушатели увидели посреди спины свисающую с пояса тряпку, разделяющую половины мягкого места. Похлопывая по тряпке, он приговаривал: “Вот, что такое p-n переход!” [3].

Следует заметить, что за работы в области сверхпроводимости Бардин в 1972 г. получил еще одну Нобелевскую премию (единственный случай за всю историю награждений!). О научных интересах и второй половине жизни авторов эпохального изобретения можно прочитать подробнее в [4].

Важность и значимость ПП темы была понимаема правительством США. В 1950-е годы предприятия, внедряющие разработки новой техники, получали льготы по налогооблажению. В 1952 г. поточное производство знаменитого транзистора СК722 освоило известное и крупное военное предприятие RAYTHEON в штате Массачусетс. В начале следующего года производимые компанией плоскостные транзисторы стали доступны потребительскому рынку. Рекомендовали их применять в портативных радиоприемниках, электроизмерительных приборах, реле времени для фотопечати и слуховых аппаратах. Весной того же года появился слуховой аппарат “Акустион” на одном транзисторе с большим коэффициентом усиления, а чуть позже более “громкое” устройство с усилителем ЗЧ на трех транзисторах. В 1953 г. всего в США было выпущено около 1 млн транзисторов, в 1955 г. — 3,5 млн, в 1957 г. — 29 млн.

Первый средневолновый (640… 1240 кГц) супергетеродинный карманный радиоприемник на четырех транзисторах выпустила компания REGENCY DIVISION of IDEA в штате Индианаполис. Он получил название TR-1 (рис. 4), изготовлен на печатной плате. Широкой публике TR-1 был представлен в начале 1954 г. Через полгода он поступил в продажу. Его серийно выпускали пять лет.

В 1953 г. лицензию на производство транзисторов у BL купила мало известная тогда японская фирма со звучным названием SONY. С августа 1955 г. она приступила к распространению своих первых полностью на транзисторах (пять штук) средневолновых супергетеродинных приемников TR-55 (рис. 5). В 1965 г. SONY рапортовала о выпуске 40 000 портативных приемных устройств модернизированной модели TR-72. Приемники пошли на экспорт в Северную Америку и Европу. Появившемуся конкурирующему продукту американцы (в основном молодые) отдавали предпочтение, как более чувствительному и громко звучащему.

Пришествие транзистора в Россию

В нашей стране воспроизвели германиевый транзистор в 1949 г. в лаборатории, руководимой А. В. Красиловым и относящейся к НИИ “ПУЛЬСАР” в подмосковном городе Фрязино [5]. Там же изготовили и первые плоскостные сплавные транзисторы. В лаборатории исследовали характеристики полупроводников, разработали опытные образцы усилителей, радиоприемников, передатчиков на транзисторах, пригодных для гражданской и военной сфер.

Схема миниатюрного радио приемника прямого усиления на одном транзисторе была представлена в журнале “Радио” в 1956 г. в материалах с германской Ганноверской выставки. После этого в журнале появился ряд других статей о ПП устройствах. В 1958 г. были опубликованы схема и описание получившей всенародное (радиолюбительское) признание конструкции приемника В. Плотникова [6].

Из предыстории полупроводников

В 1826 г. немецкий физик Г. Ом (1787-1854) сформулировал знаменитый, носящий его имя, закон о прямопропорциональной зависимости тока в цепи от приложенной ЭДС. В 1833 г. выдающийся английский физик-самоучка М. Фарадей (1791-1867) нашел, что сопротивление сульфида серебра (соединение с серой металла) не отличается постоянством в электрической цепи. Оно уменьшается при нагревании материала, а ток возрастает [4, 7].

К. Ф. Браун

Рис. 6. К. Ф. Браун

В 1874 г. другой германский физик К. Ф. Браун (1850-1918), будучи молодым преподавателем естествознания в средней школе (рис. 6), в свободное время изучал материалы, поведение которых в электрической цепи тоже не отвечало закону Ома. Он открыл целый ряд кристаллов с односторонней проводимостью. Установленный эффект еще более замечался при контактировании разнотипных кристаллов или кристалла с металлом. Результаты исследований Браун изложил в четырех изданных статьях, первую из которых опубликовал в конце 1874 г.

Опыты Брауна повторил известный не мецкий физик-электротехник В. Э. Сименс (1816-1892) и подтвердил его выводы. В 1899 г. Браун изучал возможность замены используемого в приемниках А. С. Попова (1859- 1906) и Г. Маркони (1874- 1937) когерера на какой-нибудь из апробированных им полупроводников. Однако он не получил стойкого улучшения результата в приеме импульсных телеграфных сигналов и отказался от дальнейших испытаний [8].

Уместно сообщить, что Браун в конце ХIX и начале XX веков внес ряд усовершенствований в радиотелеграфные устройства, основал собственную компанию беспроводной связи (1898). Кроме того, он предложил модель катодной осциллографической трубки (1897) для контроля быстропротекающих процессов. В 1909 г. по результатам выполненных работ совместно с Маркони Браун был удостоен Нобелевской премии по физике. А. С. Попов лично встречался с Брауном и находился с ним в переписке. Германский физик высоко оценивал приборы, созданные российским ученым, признавал, что тождественные им аппараты Маркони были сделаны позже [9].

Полупроводниковое начало радио

Исследованиями порошков и смесей материалов, изменяющих сопротивление под воздействием на них напряжения, ученые и изобретатели начали заниматься еще в середине XVIII века [10]. В 1833 г. шведский физик М. С. Мунк (1804-1860) сконструировал стеклянную трубку с двумя выводами, в которую помещал порошки угля, олова, сульфида ртути. Заряженную лейденскую банку Мунк разряжал через эту трубку на собственное тело и так физиологически “на себе” проверял электропроводимость порошков. Мунк определил, что после встряхивания сопротивление порошка в колбе восстанавливалось. В 1866 г. трубку, заполненную угольным порошком в смеси с изолирующим веществом, применили братья Варлей в Англии для молниезащиты телеграфных линий.

Начиная с 1890 г. французский физик Э. Бранли (1844-1940) стал экспериментировать с эбонитовой и стеклянной трубками, заполняя их опилками меди, железа, цинка, алюминия и др. На слегка удлиненные выводы проводов из трубки и включенного последовательно с ней чувствительного стрелочного индикатора Бранли принимал искровые разряды от электризационной машины или вырабатывающей ЭДС самоиндукции катушки немца Г. Румкорфа (1803- 1877). В 1894 г. английский физик О. Лодж (1851-1940) назвал “трубку Бранли” когерером (от лат. cohaerere - сцепляться). Открытый учеными механизм сцепления опилок, улучшения их электропроводимости под воздействием электромагнитных колебаний (ЭМК) не нашел удовлетворительного объяснения до сих пор.

В изобретенном в конце XIX века радиоприемном устройстве когерер обнаруживал слабые импульсно-модулированные сигналы ВЧ. Альтернативы ему не было. Имевшие отношение к радиотелеграфии европейские и американские ученые и инженеры вынужденно мирились с недостатками когерера (необходимостью “трясти” его после прохождения каждого импульса). Никому из “светлых умов” физики и электротехники в то время не приходило в голову предложить что-нибудь лучшее.

А. С. Попов — трижды изобретатель радио

Помогло открытие, сделанное 20 мая 1899 г. (исторический день!) ассистентами Попова — П. Н. Рыбкиным (1864- 1948) и Д. С. Троицким (1857-1918). Они первыми услышали телеграфные посылки, приходящие по эфиру. К возможности приема “на слух” модулированных ЭМК Попов отнесся очень серьезно. Ему были понятны перспективы, открывающиеся перед радиоприемной аппаратурой. У разработанного на основе открытия нового сконструированного им “приемника депеш” упростилась схема, одновременно возросла чувствительность, сократились габариты и масса, уменьшилось энергопотребление [11].

Пришедшее в приемную аппаратуру звуковоспроизведение стало вторым вкладом Попова в изобретение радио. Вместе с тем обнаруживающий входные сигналы когерер остался. Хотя “трясти” его уже было не нужно. Однако внутреннее “песочное” заполнение трубки, требующее бережного отношения к прибору, не способствовало его высокой надежности. Попова такой детектор не удовлетворял.

Детектор, разработанный Поповым в 1900 г.

Рис. 7. Детектор, разработанный Поповым в 1900 г.

Решено было самостоятельно провести лабораторные работы по отбору материалов в полупроводниковые пары, заменяющие когерер и обеспечивающие к тому же выделение сигналов без существенного падения их уровня. Путем изучения физических свойств веществ и экспериментирования было установлено, что в наибольшей степени способность к детектированию проявляют отдельные кристаллы в соединении с металлами. Конструктивно сочетание ингредиентов приобрело форму контактно-точечной пары в виде заостренной металлической иголки, соприкасающейся с малой частью поверхности кристалла.

телефонный приемник депеш

Рис. 8. Телефонный приемник депеш

Разработанный в 1900 г. Поповым детектор показан на рис. 7 (из фондов Центрального музея связи имени А. С. Попова). Он представляет собой эбонитовый цилиндр со стальными иголками внутри, упирающимися в навинчивающиеся угольные шайбы, закрывающие отверстия трубки. Перпендикулярный, тоже цилиндрический, выступ на его корпусе служит для отвода конденсата, выпадающего при понижении температуры. На рис. 8 (тоже из музея им. А. С. Попова) изображены спроектированный изобретателем детекторный “телефонный приемник депеш” и три варианта его эскизных схем. Приемники с когерером и кристаллическим детектором с выходом на головные телефоны запатентованы были Поповым в России и нескольких европейских странах [11]. Внедрение полупроводникового контактно-точечного диода в аппаратуру эфирного приема стало третьим большим вкладом Попова в изобретение радио.

Попову также было очевидно, что новые приемники смогут воспроизводить и речь. И поэтому в 1903 г. вместе с приехавшим из Москвы к нему в аспиранты С. Я. Лившицем на основе созданной приемно-передающей системы он провел пробные трансляции голосовых сообщений [12]. В радиотелефонной станции сигнал ВЧ искрового генератора модулировали составляющей ЗЧ от микрофона.

В январе 1904 г. беспроводную передачу речи на расстояние 2 км демонстрировали на третьем Всероссийском электротехническом съезде.Можно указать, что в фирме MARCONI COMPANY необходимость в передачах амплитудно-модулированных речью и музыкой ЭМК осознали лишь в 1915 г., а к разработкам приступили на основе ламповой техники.

Последователи Попова

Успешные работы русского ученого подвигли причастных к радиотелеграфии и телефонии инженеров в других странах к реализации собственных идей по созданию детекторов, отличающихся от когерера. Первым откликнулся Маркони. В 1902 г. в его компании был предложен довольно сложный “струнный” магнитный детектор, функционирующий благодаря проволоке, протягиваемой, как в магнитофоне, между полюсами двух магнитов со скоростью 12,1 см/с. Энергичному предпринимателю удалось разместить несколько таких детекторов на итальянских морских судах и на печально известном британском лайнере “Титаник”. Вследствие больших габаритов и массы уникальное по курьезности устройство не получило распространения.

Немного подробнее о связи при крушении “Титаника”. Днем 14 апреля 1912 г. приемная радиоаппаратура на “Титанике” вышла из строя. За несколько часов до столкновения с айсбергом (в 23 ч 40 мин) технические неурядицы в радиорубке корабля были устранены. В процессе приема и передачи телеграмм-обращений по оказанию помощи пассажирам электромеханический детектор работал нормально. Но помешало тщеславие Маркони. Начиная с 1904 г. Маркони настаивал на введении в международную практику разработанного им сигнала бедствия CQD. В 1906 г. Морская конференция в Берлине (Германия) предложила более простой и понятный морским радистам (и не только им) сигнал SOS. Однако на всех плавсредствах, оснащенных приемно-передающей техникой MARCONY COMPANY, радистов обязывали ориентироваться на CQD.

Когда “Титаник” начал тонуть, в эфир передавали сигнал CQD. Находящиеся в Атлантическом океане суда не поняли его главного смысла. Разъяснение они получили от радиостанции, расположенной на американском берегу [13]. После чего с промедлением находившийся ближе всего к “Титанику” (93 км) лайнер “Карпатия” повернул к месту катастрофы. Спасти удалось менее половины (705) из сошедших или выпрыгнувших за борт людей. Через полчаса после начала передачи тревожных сигналов в эфир стали передавать сигналы SOS и CQD поочередно. В июне 1912 г. Маркони пришлось оправдываться перед следствием за неудовлетворительную подачу сигналов бедствия. Больше Маркони не претендовал на авторство в сигнализации на море.

Армейский радиоприемник образца 1916 г.

Рис. 9. Армейский радиоприемник образца 1916 г.

контактно-точечный кристаллический детектор

Рис. 10. Контактно-точечный
кристаллический детектор

В начале 1903 г. американский инженер Р. Фессенден (1866-1932) придумал электролитический детектор [11]. Некоторые историки науки считают, что дорогу ему проложил другой американский инженер-физик сербского происхождения М. Пупин (1858-1935), приступивший к изучению жидкостного детектора в 1899 г. Схожие по принципу действия электролитические детекторы, а также термодетектор разработаны были в германских научных центрах. Несколько лет жидкостные детекторы находили применение в радиосвязи, но потом из-за невысокой надежности их перестали использовать.

В 1906 г. американский инженер Г. Пикард (1877-1956) и генерал Г. Данвуди (1842-1933) предложили устанавливать в приемную аппаратуру кристаллические детекторы на основе кремния и карборунда соответственно. В последующие годы во всех разработках серийной радиоаппаратуры предпочтение отдавали контактно-точечным диодам. Интересные описания разных выпрямительных приборов, разработанных для техники связи в начале прошлого столетия, можно найти в [14]. Внешний вид и схему американского (США) армейского радиоприемника образца 1916 г. с детектором Данвуди можно видеть на рис. 9 (из фондов Музея радио и радиолюбительства имени Э. Т. Кренкеля).

К началу 1920-х годов контактно-точечный кристаллический детектор приобрел конфигурацию унифицированной штепсельной вставки (рис. 10) и в таком виде получил повсеместное признание в среде производителей серийной аппаратуры и радиолюбите- лей. С такой именно вставкой или похожей на нее в России серийно выпускали детекторный приемник П-2 (рис. 11) и другие модели.

детекторный приемник П-2

Рис. 11. Детекторный приемник П-2

О. В. Лосев

Рис. 12. О.В. Лосев

В 1924 г. журнал “Радиолюбитель” выступил с интересной схемой самодельного детекторного приемника без переменного конденсатора, привел описание его конструкции. Тысячи энтузиастов в кружках и на дому повторили адаптированную в Нижегородской радиолаборатории (НРЛ) модель [15].

В 1922-1925 гг. в НРЛ с полупроводниками экспериментировал талантливый самоучка О. В. Лосев (1903- 1944). Помимо способности к детектированию, он раскрыл у кристаллов расположенность к усилению или генерированию сигналов. На основе вещества цинкита он создавал регенеративные приемники “кристадины” (сокр. от кристаллический гетеродин), генераторы ВЧ. Работали они так же успешно, как и аналогичные по назначению устройства на лампах (но менее продолжительно и стабильно). Позже у отдельных полупроводников, например, в точке соприкосновения металлической иголки с кристаллом карборунда, он обнаружил свечение, послужившее прообразом для будущих светодиодов.

Отличительные работы молодого физика-экспериментатора были замечены, в том числе за границей. Позже по результатам выполненных важных тем ему, не имевшему высшего образования, было присвоено звание кандидата технических наук (рис. 12). До сих пор не дано объяснений феноменальным способностям полупроводниковых контактных пар (“точек”, “свечений” Лосева), открытым ученым. Предполагается, что, варьируя острием тонкой иголки по чувствительным зонам кристалла, ему удавалось находить отдельные микроплощадки, имитирую- щие транзистор [7].

Литература

  1. Голышко А. Инновации “Лабораторий Белла”. — Радио, 2005, № 1, с. 70-73; № 3, с. 75-76.
  2. Brattain W. H. Laboratory notebook, entry of 15 December 1947, case 38 139-7. Bell Laboratories archives.
  3. Алферов Ж. России без собственной электроники не обойтись. — Наука и жизнь, 2001, № 4.
  4. Гаков В. Время собирать кремни
  5. Носов Ю. От транзистора к искусственному разуму.
  6. Плотников В. Карманный радиоприемник. — Радио, 1958, № 9, с. 53; 2003, № 10, с. 5, 6.
  7. Носов Ю. Парадоксы транзистора.
  8. Rybak J. P. “Forgotten” Pioneers of Wireless — Karl Ferdinand Braun.
  9. Климин А. И., Урвалов  В. А. Фердинанд Браун — лауреат Нобелевской премии в области физики.
  10. Крыжановский Л. История изобретения и исследования когерера.
  11. Меркулов В. Когда радио заговорило. А. С. Попов — отец звукового радио. - Радио, 2007,№ 10, с. 6-9;№ 11, с. 7-9.
  12. Пестриков В. Молния — мать искрового передатчика.
  13. <www.titanic.infoall.info>.
  14. Пестриков В. Привилегия № 6066 на приемник депеш. После чего на рубеже ХIХ и ХХ веков был изобретен кристаллический радиоприемник.
  15. Шапошников С. Самодельный приемник с диапазоном волн от 330 до 1500 м.- Радиолюбитель, 1924,№ 7, с.107, 108.
  16. 100 наиболее важных событий и людей, оказавших значительное влияние на развитие науки.
  17. Биньями Л.  10 изобретений, которые потрясли мир.
  18. Котельников В. Радио — главное открытие ХХ века.

Статья опубликована в журнале “РАДИО” № 12, 2007г.
Перепечатывается с разрешения автора.
Статья помещена в музей 15.03.2008

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2019