Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Ищу источник

– А-а! Вы – историк? – с большим облегчением и уважением спросил Берлиоз.

– Я – историк, – подтвердил ученый и добавил ни к селу, ни к городу: – Сегодня вечером на Патриарших будет интересная история!

М. Булгаков. Мастер и Маргарита.

Я тоже изучаю историю, больше, правда, историю техники, да и ту – урывками, от случая к случаю, в перерывах, изредка появляющихся при работах по моей основной специальности. А "интересная история", приключившаяся со мной, была вот какой.

На экран телевизора, работавшего в моей комнате, я даже не заглядывал: увлеченно работал над докладом о деятельности М. С. Неймана[1] в "сто восьмом"[2]. Информацию воспринимал – да и то выборочно, конечно, только на слух.; Шла какая-то "игровая" передача. Ведущий задал вопрос: "Он изобрёл иконоскоп, однако главным делом своей жизни считал торговлю коврами. Кто?"

– Иконоскоп изобрёл В. К. Зворыкин, – подумал я про себя, – он был и автором патента на иконоскоп, и соавтором – на кинескоп, так что при замене этих терминов суть дела не изменится (вдруг я что-то не расслышал?), – но при чем тут "торговля коврами"?

Между тем ответ "Зворыкин!" ведущего удовлетворил; он сказал: "Конечно!" – и передача пошла дальше своим ходом. Я встал, начал листать книгу [1], подаренную мне автором на одном из Круглых столов в Политехническом музее. Просмотрел вехи биографии В. К. Зворыкина.

Владимир Козьмич Зворыкин (1889–1982)[3] родился в семье муромского купца первой гильдии – торговца хлебным зерном и специалиста по пароходным перевозкам. Отец будущего "выдающегося изобретателя получил специальное экономическое образование", – напечатал недавно в [3] такие сведения муромский писатель Ю. А. Фанкин, – не указывая, впрочем, из какого источника эти сведения почерпнуты.

В 1906–1912 гг. В. К. Зворыкин учился в Санкт-Петербургском технологическом институте. Там, в лаборатории Б. Л. Розинга, он впервые столкнулся с тогдашними системами "дальновидения", "видения на расстоянии" – прообразами нынешнего телевидения. Эта отрасль радиоэлектроники стала делом всей его жизни.

В 1912 г. Технологический институт был окончен. Диплом с отличием, который он получил, давал ему право на стажировку в одной из зарубежных научных лабораторий. По рекомендации Розинга Владимира Зворыкина отправляют в Париж, в Коллеж де Франс, для стажировки у известного физика Поля Ланжевена.

Окончание стажировки совпало с началом Первой Мировой войны; Зворыкина призывают в армию.

После непродолжительного обучения на курсах радиосвязи рядового радиовзвода В. К. Зворыкина отправляют в действующую армию. Первое время он служит в Гродно, на радиостанции. Вскоре, после командировки в столицу, ему присваивают офицерское звание и зачисляют на должность преподавателя в Офицерской школе радиосвязи. Но тут произошла революция. "Новое правительство, – как писал он потом, – издало строгие декреты, по которым все бывшие офицеры обязывались явиться в комиссариат для призыва в Красную армию". С разными приключениями, через Омск, где хозяйничало Сибирское правительство, сменившее большевиков, и по Северному морскому пути, через Архангельск, занятый войсками Антанты, В. К. Зворыкин попадает в Лондон, а потом и в Америку. Он представляет некий трест, осуществляющий монтаж радиотехнического оборудования по всей России, и проводящий создание мощной радиостанции в Омске. В США Владимир Козьмич занимался делами омской радиостанции несколько месяцев. За это время выделенные ему деньги закончились, и он был вынужден вернуться в Омск. На этот раз путь его лежал через Сиэтл, Иокогаму, Владивосток, а далее – по Транссибирской железной дороге до Омска. Настоящая кругосветка...

В Омске Сибирское правительство сменил адмирал Колчак. Отчитавшись о выполненной работе, Зворыкин тут же получил новое предложение: поставки разнообразного оборудования из США требовала не одна только Омская радиостанция; новой власти нужен был человек, который смог бы, находясь в США, решать все вопросы, связанные с заказами и получением для Омска американских товаров. Зворыкин соглашается и заключает контракт.

Впрочем, первая новость, которую он узнал при повторном прибытии в США, было сообщение о падении правительства Колчака. Контракт и все обязательства командированного теперь теряли силу. Зворыкин получил полную свободу действий (но при этом и лишался источника своих доходов).

Началась новая жизнь В. К. Зворыкина – в мире американского капитализма 20-х лет. На одно из разосланных им писем (письмо было направлено в фирму Вестингауз) пришел положительный ответ: Зворыкин приглашался в г. Питтсбург для собеседования по вопросам работы в исследовательской лаборатории фирмы. В. К. Зворыкин продолжил работу над той же проблемой, которая оставалась важнейшей в его жизни – проблемой электронного телевидения. На демонстрацию созданной им установки прибыли Генеральный директор компании "Вестингауз" Дэвис и заведующий патентным отделом Шерер. Резюме Дэвиса было таким: "Пусть этот "чап"[4] 4) из России займётся чем-нибудь более полезным для фирмы". Дэвис, видимо, тогда еще не осознал, какие горизонты для его фирмы откроет электронное телевидение. Зворыкин понемногу занимался другими делами, "более полезными для фирмы": улучшением характеристик электронных дамп, используемых в приёмниках фирмы Вестингауз; исследовал влияние ВЧ-полей на процесс крекинга нефти; изготавливал "комбайны", т. е. встраивал приёмники в аппаратуру, предназначенную для выполнения совсем иных функций. Работает и в других фирмах, но после возвращения в фирму Вестингауз, а особенно – после встречи с президентом компании RСА Давидом Сарновым – занимался в основном электронным телевидением. Вклад В. К. Зворыкина в создание техники электронного телевидения огромен: без его иконоскопа трудно представить успехи нынешнего Интернета!

К 1925 г. Зворыкин изготовил экспериментальную приёмно-передающую электронную систему. В 1929 году – создал кинескоп, высоковакуумную электронно-лучевую трубку, ставшую основным элементом всех телевизионных приёмников. Два года спустя – пришел к конструкции передающей трубки, иконоскопа, преодолев при этом многие технические и технологические проблемы, долгое время казавшиеся неразрешимыми. Появление кинескопа и иконоскопа можно считать началом эры электронного телевидения.

В июле 1933 года на годичной конференции Американского общества радиоинженеров В. К. Зворыкин делает доклад "Иконоскоп – современный вариант электрического глаза", в котором рассказывает об особенностях конструкции, еще не сообщавшихся в печати. Имя Зворыкина получает мировую известность, его приглашают выступить перед научной общественностью Англии, Франции, Германии, СССР.

В августе 1933 г., через полтора месяца после своего доклада в Чикаго, он выступил перед научной общественностью Ленинграда, а потом – Москвы. В Ленинграде, куда он прибыл, его встречали ответственные работники наркоматов, а не только работники университетов и ВУЗов, на что он рассчитывал. Всё показывало исключительно высокий уровень приёма: лучший номер в гостинице "Астория", продуманные научная и культурная программы.

Город Тбилиси был включен в программу по личной просьбе Владимира Козьмича: ему хотелось повидаться с братом Николаем, жившим в Грузии. На одном из застолий гостя из США представили секретарю ЦК компартии Грузии Л. П. Берия. "Хозяин" Грузии осведомился, что еще Зворыкину хотелось бы посетить. Зворыкин посетовал: вот, хотелось бы побывать на Черноморском побережье, но программа визита такова, что через три дня он должен возвратиться в Москву... Для всесильного Берии это был не вопрос, и утром Зворыкина принял на борт военный самолёт, доставивший его в Сухуми. После двухдневного отдыха посвежевший Зворыкин возвратился в Москву, где обсуждал вопросы о поставке компанией RСА аппаратуры для московского телецентра. В сентябре 1934 г. Зворыкин снова посетил СССР и побывал в научных учреждениях Москвы и Ленинграда. Кроме этой части программы была еще одна, о которой вслух нельзя было говорить: В. К. Зворыкин получил предложение вернуться в Советский Союз. Он поделился этим предложением только с самыми близкими родственниками, на "семейном совете". Конечно, сестры были за его возвращение. Но слово на "семейном совете" взял Дмитрий Васильевич Наливкин, муж сестры Зворыкина Анны, будущий классик советской геологии, академик: "Да, Владимир, принимают тебя в СССР с большим почётом. Ты представляешь собой ценность как учёный, обходиться с тобой нужно деликатно, поскольку в твоём кармане лежит американский паспорт. Представим теперь, что ты поменял этот паспорт на "краснокожую паспортину". Для кого-то ты останешься уважаемым человеком, сумевшим изобрести нечто очень важное. Для многих же других ты останешься, во-первых, сыном купца первой гильдии; во-вторых, бывшим царским офицером; в третьих, в недавнем прошлом американским гражданином, имевшим тесные связи с миром буржуазии.

При неблагоприятном стечении обстоятельств даже одного из этих пунктов будет достаточно, чтобы ты оказался далеко от обещанных тебе квартиры и лаборатории.

Я не знаю, говорили ли тебе о том, что твой родственник, Алексей Константинович Зворыкин, был в 1928 г. арестован и получил 10 лет "без права переписки". С тех пор о нём ни слуха, ни духа. А ведь он был известным изобретателем, имел благодарность Ленина "За восстановление Красного флота". Ты вспомни процесс Промпартии 1930 г. и поверь мне, что дело этим процессом не ограничится. Риск очень большой, и я лично считаю твоё желание вернуться в Россию неразумным".

Конечно, подобные мысли приходили в голову и самого Владимира Козьмича. Выслушав родственников, Зворыкин сказал, что сам ещё раз всё обдумает и примет решение.

Накануне отъезда В. К. Зворыкина из СССР нарком связи A. И. Рыков дал приём в честь почетного гостя из США. К этому времени Владимир Козьмич уже знал, что его учитель, замечательный ученый Б. Л. Розинг, умер в апреле 1933 г. в Архангельске, где отбывал ссылку. Зворыкин предложил почтить память своего учителя. Рыков поперхнулся.

После возвращения В. К. Зворыкина из СССР в США, по его словам, "родственники и друзья вздохнули с огромным облегчением, поскольку все это время они опасались, что я могу быть задержан подобно П. Л. Капице".

Электронное телевидение постепенно завоевывало мир. Был заключен контракт между RCA и Наркоматом электропромышленности СССР по созданию отечественной системы телевидения. Зворыкин обсуждал детали реализации этого договора в Москве и Ленинграде последний раз в 1936 году. Усиление репрессий в СССР в 1937 г. насторожило ученого, и он решил временно воздержаться от поездок на родину даже по служебным делам. Начавшаяся Вторая мировая война, переросшая потом в войну "холодную" между США и СССР, привели к тому, что вновь побывать на родине он смог только спустя двадцать с лишним лет, в 1959 г.

В дальнейшем Зворыкин использовал для посещения СССР не только приглашения на научные конференции, но и путевки Интуриста. В десятилетие с 1965-го по 1975-й год он посетил Россию шесть раз.

Самым волнующим было посещение России в 1967 году – потому, что оно было связано с поездкой на его "малую родину", в Муром.

В Муроме, где прошли его детство и юность, побывать ему никак не удавалось: там находились некоторые оборонные предприятия, и посещение Мурома иностранцами было запрещено.

Супруги Зворыкины (Владимир Козьмич был в этой поездке с женой, Екатериной Андреевной) оформили через Интурист поездку с посещением Владимира. При этом от услуг гида Владимир Козьмич отказался: бывал в этом городе не раз, памятники помнит и может показать их жене; зачем гид? А во Владимире поймали такси и на нем махнули в Муром. Рисковали, конечно.

В Муроме Зворыкины прошли к церкви Николы Набережного над Окой, побывали на кладбище, где похоронены близкие родственники Владимира Козьмича: отец, тетка Мария. Она погибла еще в 1918-м. В дни революционных преобразований всегда активизируется уголовщина: вот и тетка Мария погибла от руки убийцы, позарившегося на ее собрание икон. Двоюродный дядя Иван, красавцами-скакунами которого Владимир хаживал любоваться, в те же времена покончил с собой: его чистопородных лошадей реквизировали для нужд революции.

И, конечно, осмотрел родительский дом. Этот дом, в годы революции переданный в собственность Совета рабочих и солдатских депутатов, теперь находился в распоряжении Муромского историко-художественного музея и реконструировался под наблюдением директора музея А. А. Золотарёва. Владимир Козьмич попросил книгу отзывов и сделал в ней такую запись: "После пятидесятилетнего перерыва посетил мой родной дом. Очень отрадно найти его не только в сохранности, но и в периоде реконструкции. Особенно приятно видеть, что дом, в котором родился, так заботливо реставрируется для музея под руководством Александра Анатольевича Золотарёва. Спасибо! В. К. Зворыкин. 9.09.1967 г."

После смерти В. К. Зворыкина на стене дома установят мемориальную доску: "В этом доме родился и провёл годы юности выдающийся ученый, основоположник телевидения, изобретатель в области радиоэлектроники Зворыкин Владимир Козьмич. 1889–1982".

24–25 мая 1989 г. в Муроме состоялась Юбилейная конференция в честь столетия со дня рождения уроженца этого города.

Можно отметить широкий круг научных интересов В. К. Зворыкина как ученого-исследователя: кроме электронного телевидения, он занимался разработкой электронных умножителей, приборов ночного видения, электронных микроскопов, приборов эндорадиозондирования – средств исследования деятельности пищеварительной системы человека средствами радиотелеметрии. За свою научную и изобретательскую деятельность В. К. Зворыкин был удостоен более тридцати высших наград научных обществ и правительств разных стран; в 1977 г. его бюст был установлен в Зале Славы американских изобретателей...

Утром я позвонил автору книги, Василию Петровичу Борисову, благо его телефон у меня под рукой. Рассказал ему о прозвучавшем по телевидению вопросе.

– Юрий Николаевич, – начал он своё высказывание несколько запальчиво, – всё-таки лучшим знатоком биографии В. К. Зворыкина могу считаться, наверное, я; я изучил все отечественные и американские источники, касающиеся биографии Владимира Козьмича, два месяца пробыл в Штатах в командировке. Утверждения, что он главным делом своей жизни считает торговлю коврами – нигде не встречалось. Не было такого утверждения!

В. П. Борисов хорошо знает английский; не раз бывал в США, работал в тамошних архивах и библиотеках, может читать американские источники в подлиннике. И вот подтверждения прозвучавшего в вопросе продолжения – о "торговле коврами" – нигде не встречал.

Ну, конечно, можно усомниться, что он изучил "все источники" – это было сказано в запальчивости, его состояние я понимаю; правильнее было бы сказать: все известные ему. Но мог, конечно, оказаться и какой-то неизвестный ему источник, и как раз в нём и могло прозвучать подобное сообщение...

Между прочим, из поездки в США В. П. Борисов привёз с собой и копию телефильма с биографическими сведениями о В. К. Зворыкине, в том числе и о его увлечении охотой [4]. Я выпросил у В. П. Борисова эту плёнку, делал фотографии некоторых особенно интересных кадров (жалею, что в [4] они по техническим причинам так и не были помещены). Про "торговлю коврами" там тоже не было ни слова.

Потом я еще раз позвонил В. П. Борисову и спросил: – Если всё-таки придётся написать в телевизионную редакцию, то можно ли ссылаться на вашу точку зрения?

– Не только можно, но и нужно, Юрий Николаевич! – был его ответ.

После этого я сел составлять письма в редакции телевизионных передач, и тут понял, что куда писать – я толком и не знаю. Прошло несколько дней, и ни дату, ни час, когда шла передача, я уже не помнил – голова-то была занята другим. Написал на всякий случай два письма: одно – ведущему телевизионной передачи "Кто хочет стать миллионером? " Максиму Галкину, другое – ведущему телевизионной передачи "Своя игра" Петру Кулешову. Потом, припоминая обстоятельства, в которых прозвучал этот вопрос, отсутствие вариантов, из которых следовало выбирать ответ, отсутствие "подсказок" и облегчений, характерных для передачи "Кто хочет стать миллионером?" и другие детали, я стал склоняться к мысли, что адресация вопросов ведущему Петру Кулешову – видимо, более правильна.

17 сентября 2004 г. ушло письмо М. Галкину, 27 сентября – Петру Кулешову. В письмах я ставил вопросы: в их ли передаче был такой вопрос, не переврал ли я его? нельзя ли указать источник, из которого вытекала та часть вопроса, в которой говорилось о "торговле коврами"? где первоисточник этого сообщения?

Время шло, год заканчивался, а ответа всё не было. О том, что письма адресатами получены, я не сомневался: отрывные листы уведомлений, которые я поручил оформить, вернулись с отметкой "Письмо вручено". А ответов всё нет и нет.

В конце ноября 2004 г. состоялся Круглый стол в Политехническом музее по проблеме кинескопов. Прозвучали выступления В. П. Борисова о В. К. Зворыкине и его вкладе в создание кинескопа; М. И. Кривошеева, патриарха радиоэлектроники, лично Зворыкина видевшего во время его приезда в СССР; выступление Б. Ф. Чуйко о создателе отечественных кинескопов А. С. Бучинском, в военные годы – тоже сотруднике "сто восьмого". Под занавес я задал тот самый вопрос, который прозвучал из уст ведущего телевизионной передачи: кто? Ответа не последовало. А ведь в конференц-зале собрались профессионалы, виднейшие исследователи истории техники, в данном случае – истории радиоэлектроники, так сказать, цвет нашей истории радиоэлектроники. Пришлось завершить выступление предложением: если кто-либо из участников сегодняшнего Круглого стола узнает предысторию прозвучавшего вопроса – пусть не сочтёт за труд сообщить мне или В. П. Борисову (адреса я указал) [5]. Писем не поступило.

15 марта 2005 г. я написал второе письмо – на этот раз только Петру Кулешову. Утром 23 марта 2005 г. мой служебный телефон разразился длинной трелью: говорил от имени передачи "Своя игра" В. К. Молчанов. Сначала он подтвердил, что в передаче "Своя игра" такой вопрос действительно звучал.

– Но, Юрий Николаевич, Вы тут пишете о "втором письме". Для меня это письмо – первое. Вашего послания от 27 сентября 2004 г. я не получал. Вы, вероятно, отправили его на канал НТВ, а оттуда в передачу "Своя игра" передают не все поступающие письма, – пояснил он ситуацию.

Далее он рассказал, что источником сведений о "торговле коврами" послужила книга "Кто есть кто в мире"[6], изданная в 2003 г., на стр. 566–567 которой имеется статья о В. К. Зворыкине.

– Она передо мной, – сказал он, и тут же зачитал текст.

– Но ведь тут прямо о том, что Зворыкин считал торговлю коврами главным делом своей жизни, – не говорится, – пытаюсь возразить я.

– Но, Юрий Николаевич, в книге не говорится и о том, что профиль торговой деятельности его магазинов при жизни В. К. Зворыкина изменялся. Значит, не изменялся. А в этих условиях мы и посчитали "торговлю коврами" главным делом его жизни.

– А автор статьи о Зворыкине и источник, из которого почерпнуто это сообщение, названы?

После некоторой паузы, связанной, видимо, с поиском указателя авторов статей или первоисточников, В. К. Молчанов ответил:

– К сожалению, нет...

Я снова позвонил В. П. Борисову: рассказал про сообщенный мне источник.

– Побегу смотреть, – быстро ответил он, – Думаю, что в библиотеке Политехнического музея эта книга имеется.

– Желаю успеха, – ответил я, – Сам-то я просмотрю эту книгу уже, вероятно, после Вас: мне придётся запросить её через ЦСБ РГБ.

Вечером он снова разговаривал со мною: – Просмотрел эту книгу, – заявил он, – и ничего, кроме отвращения к ней, высказать не могу. Чисто коммерческое издание. Никакого уважения к человеку, никакой заботы о памяти к нему. Заработать на издании деньги, любым путём – это главное. Побольше жареного! Целая галерея деятелей нынешней "реконкисты". И Чубайс, и Хакамада, и Явлинский – все в книге. Им, их действиям, история еще не вынесла своего определения, а они – уже в тексте. И этот "столичный куафер", Зверев, перед Зворыкиным. 1978 г. рождения, а в список уже попал. И даты, и факты – смотрел статью о Зворыкине – постоянно излагаются не так, как принято в научной литературе.

Мне удалось посмотреть источник [6] только на следующий день. Вот содержание страниц 566–567 этой книги:

"В 1923 г. он изобрёл иконоскоп – особую электронную трубку, способную превращать оптическое изображение в электронные сигналы".

"В начале тридцатых годов он создал более совершенный образец иконоскопа, с помощью которого можно было передавать изображение с исключительно высокой четкостью. В настоящее время именно этот тип передающих трубок применяется в большинстве современных телекамер.

Полученные от этого изобретения доходы Зворыкин вложил в дело и по примеру своего отца основал фирму по торговле коврами и текстильными товарами. Постепенно из нескольких небольших магазинов она превратилась в торговый дом с филиалами в нескольких штатах".

"Зворыкин был удостоен множества наград и премий, а в 1977 г. его бюст был установлен в Зале Славы американских изобретателей. Правда, сам он считал, что главным делом его жизни остаётся торговля, и говорил, что именно магазины и фирмы позволяют ему всегда чувствовать твёрдую почву под ногами".

Действительно, ни указателей авторов помещенных в книгу статей, ни сведений об использованных источниках, т. е. приложений, обычно имеющихся в справочниках и книгах энциклопедического характера, – в этой книге нет.

Я уже понял, что придётся писать еще одно письмо – в адрес издававших книгу учреждений: ООО "Филологическое общество "Слово" и издательства "Олма-Пресс Образование". Филологическое общество "Слово" готовило книгу: там работают члены редакционной коллегии к. ф. н. В. П. Ситников, к. ф. н. В. В. Славкин, к. ф. н. Л. В. Кашинская (все – из МГУ им. М. В. Ломоносова). С другой стороны, в "Олма-Пресс Образование" – ответственные за выпуск книги: главный редактор Г. П. Шалаева, ответственный редактор Е. В. Коровника. Как буриданов осёл, я опять раздумывал: а куда же всё-таки обратиться? Наконец, позвонил по телефону Филологического общества "Слово". Вежливая сотрудница, выслушав суть вопроса, приняла огонь на себя:

– Юрий Николаевич, думаю, что с Вашими вопросами правильнее все-таки обратиться к нам, в "Слово". А уж если при прочтении Вашего запроса возникнут вопросы к "Олма-Пресс Образование" – письмо передадим, с Вашего позволения, туда – мы ведь по существу единый издательский орган. Но начинать надо с обращения к нам.

В своём письме, довольно длинном (мне пришлось осветить всю предысторию дела), я поставил вопросы главные: кто являлся автором статьи о Зворыкине? Каким первоисточником он пользовался? Почему в книге нет этих указаний?

Выждав некоторое время, достаточное для получения корреспонденции, я еще раз позвонил по тому же телефону: получен ли мой запрос?

– Пока еще нет, Юрий Николаевич; неполадки на нашей почте Вы знаете. Но, конечно, придёт!

– Может быть, пока письмо идёт, Вы мне устно сообщите ответ на мои основные вопросы: кто был автором статьи, каким первоисточником он пользовался?

– Юрий Николаевич, дело в том, что фамилии авторов статей и контактные телефоны, если даже они сохранились в памяти компьютера, мы сообщаем только с разрешения нашего директора. А порядок сообщения первоисточников я, к сожалению, вообще не знаю – в нашей практике такого случая не было.

– Что ж, остаётся ждать...

В пятницу, 22 апреля, снова зазвенел телефон;

– Юрий Николаевич, это директор 000 "Филологическое общество "Слово", Виталий Павлович Ситников. Письмо Ваше получено. Долго не звонил, т. к. пришлось наводить справки, кое о чем переспрашивать. Ваши критические замечания принимаю. Действительно, Зворыкин, создатель электронного телевидения, и торговые операции – плохо совмещаются, согласен. Но вот в чем суть дела...

И он стал рассказывать мне историю появления этой статьи. Автором её был Ф. С. Капица, сын известного ученого С. П. Капицы и внук еще более известного академика П. Л. Капицы... (– Вот черт! – подумал я про себя, услышав эту известную в России фамилию). Печатного первоисточника Ф. С. Капица не указывал – в основу эпизода положен устный рассказ В. К. Зворыкина, когда тот с женой находился в гостях у семьи Капицы. Он, Фёдор Сергеевич, и его отец, Сергей Петрович, слышали это сообщение лично, прямо из уст В. К. Зворыкина, перед тем, как сопровождали супругу Владимира Козьмича в её прогулках по Москве... Статью о Зворыкине Ф. С. Капица готовил для сборника "Всё обо всех", но потом она была полностью перепечатана в справочнике "Кто есть кто в мире".

Я сразу вспомнил внешность С. П. Капицы (приходилось встречаться в Российской Академии естественных наук) и его манеру выступлений с телевизионного экрана под сенью пушкинских слов "О, сколько нам открытий чудных... ". Зубоскалы из КВН немедленно взяли его манеру на острие своих пародий: они склонялись набок, прямо к поверхности стола, а потом, под аплодисменты (похоже!) и вовсе ложились на стол боком... Сергей Петрович блестяще передавал язык и поведение своего отца, академика П. Л. Капицы. Репортёр принёс на согласование академику текст выступления, в котором имелись слова и о сыне Капицы, Сергее Петровиче: "знаменитый советский ученый С. П. Капица".

– Это я знаменитый, – сказал отец, – он – видный.

Иногда С. Н. Капица повторяет эти слова и в последних своих публикациях:

– Как Вы относитесь к своей популярности, которой во многом обязаны телевидению? – спросил его обозреватель "Новой недели" [7].

– К популярности надо относиться с юмором. Помню, одна журналистка сказала отцу: "Смотрите, какой у вас сын знаменитый". Отец ответил: "Это я знаменит; а он – просто известен".

Ксерокопию письма Ф. С. Капицы я обязательно перешлю Вам, – обнадёжил меня В. П. Ситников.

Конечно, ссылка на неопубликованный источник, не на документ – это ссылка на сообщение, не относящееся к "первой категории доказательности [8] – но, тем не менее, это тоже источник: ведь ранее о встрече В. К. Зворыкина с семьёй Капицы вообще не было известно.

В. П. Ситников сообщил мне телефон, по которому можно найти Ф. С. Капицу, и я отыскал его. Он сообщил мне некоторые подробности того приезда В. К. Зворыкина: когда он приехал, то П. Л. Капицы ("деда", как его называл Ф. С. Капица) в Москве не оказалось, и по лаборатории института Капицы его водил отец, С. П. Капица. Супруга В. К. Зворыкина интересовалась русской литературой, и в частности Ф. М. Достоевским, и они с отцом купили ей в подарок книгу Достоевского, иллюстрированную Э. Неизвестным, перед тем, как Ф. С. Капица сопровождал её по литературным местам столицы. С этим подарком она и вернулась в США – кто знает, может быть, и сейчас эта книга находится в библиотеке дочери наследницы Зворыкина...

Книгу "Всё обо всех" [9] я, конечно, тоже заказал в РГБ и интересующие меня её разделы. Что можно сказать после её прочтения?

Конечно, досадно, что В. П. Борисов эту книгу после её выхода в свет так и не увидел. А ведь книга [9] вышла в 1997 г. – за пять лет до появления первого издания книги В. П. Борисова. Иностранные источники он читал, а до доморощенных руки не дошли. Можно было бы использовать [9] хотя бы для полемики с составителями. Там, например, на стр. 163 записано: Зворыкин Владимир Кузьмич. Правильнее всё-таки "Козьмич". На той же странице: "родился в семье купца, торговавшего текстильными товарами и коврами". Круг торговых интересов отца изобретателя, К. А. Зворыкина, известен [1], и "торговля коврами" не входила в перечень его основных интересов. Его главными занятиями была торговля хлебным зерном и пароходные перевозки по рекам. Есть и другие расхождения с каноническими текстами биографии В. К. Зворыкина. Например, на стр. 164 о начале его работы в США говорится: "удалось получить место ассистента в Питтсбургском университете". В. К. Зворыкин на заре своей заграничной деятельности устроился сначала в Закупочную комиссию для выполнения расчетов бухгалтерского характера, потом – в фирму Вестингауз. А в Питтсбургском университете он готовился к сдаче необходимых экзаменов и позднее защищал ученую степень доктора философии. На той же странице 194: "после долгого пути, занявшего более года, вместе с молодой женой оказался в Америке". Что значит – "вместе с молодой женой"? "Долгий путь" В. К. Зворыкин проделал один. "Молодая жена" его оказалась в Германии. В. К. Зворыкин, используя дипломатические каналы, разыскал её берлинский адрес и после короткой переписки сумел организовать её переезд в США.

Вот, по существу, и закончились поиски первоисточника. Что бы я хотел сказать в заключение?

На первых порах, когда я только еще начал эти поиски, отношение к всевозможным задержкам и замедлениям у меня было самое негативное, и это, вероятно, можно уловить в тоне моих предшествующих записей. Я боялся: хватит ли вообще моей жизни, чтобы закончить затянувшееся изучение этого вопроса? Ведь среднестатистическая продолжительность жизни российского мужчины уже перейдена, да и "звоночки" уже были. Как у А. Т. Твардовского [10] погибший под Ржевом солдат, так и не узнавший судьбу Ржева после боя:

Я убит, и не знаю,
Наш ли Ржев наконец?

А теперь, получив ответы, я испытываю только одно чувство – благодарности.

И В. П. Борисову, автору книги "Василий Козьмич Зворыкин", к которому я сразу же обратился, услышав в телепередаче "Своя игра" вопрос ведущего и с которым я постоянно потом советовался.

И Владимиру Константиновичу Молчанову, который, получив моё письмо, нашел время (а, наверное, непросто было его найти!), позвонил мне, незнакомому, в общем-то, человеку, и сообщил источник для составления вопроса: книгу "Кто есть кто в мире".

И директору ООО "Филологическое общество "Слово" к. ф. н. Виталию Павловичу Ситникову, который, получив мои вопросы, немедленно вступил в переговоры с Ф. С. Капицей, и все точки "над и" были расставлены.

И доктору филологических наук Фёдору Сергеевичу Капице, который поделился подробностями семейных разговоров с В. К. Зворыкиным.

Благодарю всех участников разбирательства!

А теперь всё-таки вернусь к началу – к корректности формулировки вопроса, прозвучавшего в телевизионной передаче Петра Кулешова. [11] – видимо, последняя из вышедших в России книг, в которой упоминается Владимир Козьмич Зворыкин. Её автор, Э. Л. Нитобург, на стр. 370 рассказывает как Конгрессом русских американцев, "с целью почтить выдающийся вклад русских американцев в науку, литературу и искусство Соединённых Штатов, была учреждена Русско-Американская Палата Славы. С тех пор там увековечились: "отец телевидения" В. К. Зворыкин (1978); писатель, филантроп и общественный деятель А. Л. Толстая (1979); нобелевский лауреат, экономист В. В. Леонтьев (1980); многолетний руководитель Хора донских казаков С. А. Жаров (1981); известная балерина А. Д. Данилова (1983); виолончелист М. Л. Ростропович (1985)... В. К. Зворыкин, первый в этом списке, назван в нём, как и ранее, "отцом телевидения". Электронное телевидение, действительно, было его детищем, т. е. тем "главным делом жизни", которое принесло ему всемирную известность. Другое дело, что в условиях капиталистического общества, тем более – американского капитализма 20-х -30-х годов прошлого века, рассчитывать на помощь государства или общества он не мог, и электронное телевидение поглощало значительную часть его личных средств. Поэтому он вынужден был заняться и предпринимательством – чтобы выжить в этих нелёгких условиях, чувствовать "твёрдую почву под ногами. " Но это – уже другая ипостась, обеспечение дела, а не само "главное дело жизни".

Примечания

1. Михаил Самойлович Нейман (1905–1975) – выдающийся ученый-радиотехник и педагог, лауреат Государственной премии СССР, Заслуженный деятель науки и техники Российской Федерации, д. т. н., профессор; заведующий кафедрой МАИ. До скоропостижной смерти состоял членом Ученого совета НИИ-108.

2. Доклад состоялся 17 марта 2005 г. на Научно-технической конференции в Московском авиационном институте. Упоминаемый здесь "сто восьмой" – это НИИ-108, в те годы закрытый, "номерной" научно-исследовательский институт.

3. Обращаю внимание: в недавно вышедшем в свет учебнике для вузов [2] год смерти В. К. Зворыкина указан неверно: он был долгожителем, скончался на 93-м году жизни, не дожив одного дня до даты своего рождения.

4. Английское "chap" – парень.

Литература

  1. В. П. Борисов. Владимир Козьмич Зворыкин. – М.: изд. "Наука", 2004 г.
  2. В. М. Нефёдов. Основы радиоэлектроники и связи. – М.: изд. "Высшая школа", 2002 г., стр. 37.
  3. Ю. А. Фанкин. Русское "око". – Журнал "Русский дом", №11, 2005 г., стр. 36.
  4. Ю. Н. Ерофеев. Фамилия охотничья – Зворыкин. – Альманах "Охотничьи просторы", г. Реутов Московской области: изд. "ПТП "Эра", кн. 3 (45), 2005 г., стр. 229.
  5. Ю. Н. Ерофеев. Зворыкин и наше телевидение. – В сб.: Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция, М., 2005 г.
  6. Кто есть кто в мире. Справочник. – М.: изд. "Филологическое общество "Слово" – "ОЛМИ-ПРЕСС Образование", 2003 г., стр. 566–567.
  7. Пружина времени: история сжимается. Беседа д. ф.-м. н., профессора С. П. Капицы с обозревателем Владимиром Кючарьянцем. – Журнал "Новая неделя", № 23, 8 июня 2005 г., стр. 63.
  8. А. Ю. Романов. Морозовы, предки А. П. Чехова: старые мифы и новые документы. – В сб. "Наш Чехов", г. Иваново: изд. Ивановского Гос. университета, 2004 г.
  9. Всё обо всех. Том 4. – М.: изд."Филологическое общество "Слово", компания "Ключ-С", ACT, 1997 г., стр.163, 165–166.
  10. А. Т. Твардовский. Я убит подо Ржевом. – В сб.: А. Т. Твардовский. Избранные сочинения. М.: изд. "Художественная литература", 1981 г., стр.138.
  11. Э. Л. Нитобург. Русские в США. История и судьбы. 1870–1970. Этно-исторический очерк. – М.: изд. "Наука", 2005 г., стр.370.

3 ноября 2005 г.

Несколько лет назад мною была подготовлена статьи о В. К. Зворыкине для энциклопедического справочника "Всё обо всех" по заказу филологического общества "Слово". В этой статье использованы сведения, полученные во время устной беседы между В. К. Зворыкиным и моим отцом С. П. Капицей, которая произошла во время приезда В. К. 3ворыкина в СССР в 1972 или 1973 году (точнее я не помню), поскольку разговор наш не фиксировался. В этой беседе В. К. Зворыкин заметил, что занимался торговлей коврами (вкладывал средства в эту торговлю) и разбогател на этом.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017