Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Галерея славы  → О роли личности в истории... компании

О роли личности в истории... компании

Практически все 50 лет истории развития компьютерных технологий были временем гонки за лидером. В этой гонке фавориты постоянно менялись, на каждом этапе из пелатона вырывался новый игрок, это были IBM и

Barrows, Amdahl и Cray, DEC и Silicon Graphics. Прошло много лет, теперь иных уж нет, а те далече, но борьба за пальму первенства принимает новые формы. Доминирование лидеров никогда не было столь очевидным, как сейчас, никогда не было столь явной полярности в их идеологии и никогда так четко не была обозначена область соперничества. Нынешние лидеры связаны одной цепью, а точнее, одной Сетью - Интернет. Это и среда существования, и поле сражения, но каждый пришел к ней с разной историей и разным багажом.

Для Sun Microsystems “сеть” есть ее видовой признак, генетическое, врожденное свойство. Сеть присутствует даже в названии компании (SUN, Stanford University Network). Много лет девиз компании, иногда называемый ее мантрой, “Сеть - это компьютер”, мистифицировал большинство, и только сейчас его мудрость стала почти очевидной. Взлет сетевых технологий в 90-х годах можно представлять как дар Божий для Sun, пришедшийся как нельзя лучше ко времени, но скорее это оправдавшееся предвидение будущего. Практически все, что было создано в Sun Microsystems за 15 лет существования компании, оказалось востребовано - сетевая операционная система Solaris, серверы, средства управления сетью и средства информационной безопасности и т. д.

Напротив, трудно не признать, что для Microsoft существование без Сети было бы гораздо спокойнее и удобнее. В течение многих лет корпорация формировала идеологию наращивания мощности индивидуального рабочего места, идеологию, с сетевой точки зрения ограниченную локальными сетями. В значительной мере под воздействием Microsoft мощности ПК возросли на порядки и преспокойно могли расти и впредь, если бы развитие Сети не создало условий для альтернативных решений.

Давайте представим себе такую модельную ситуацию. Некая компания N достигла совершенства в своей области и стала монополистом в производстве вездеходов для страны, где нет дорог. Дорог нет, но вездеходы замечательные, и все к ним привыкли, и кажется, нет им замены. Можно и в гости съездить, и поле вспахать. Но вот начинается дорожное строительство, и появляются другие типы автомобилей. Какова будет реакция компании N на происходящее? С одной стороны, она будет утверждать, что ее вездеходы - лучшее средство для передвижения по хайвеям, а с другой - постарается приспособиться и приспособить свою продукцию к изменившимся условиям.

Газета Computer Reseller News 17 ноября 1997 г. опубликовала список “25 наиболее влиятельных управляющих компьютерной индустрии” (Top 25 Executives), он составляется ежегодно в течение 15 лет, в минувшем году первое место было присуждено Скотту Макнили, президенту компании Sun Microsystems. Легко догадаться, что второе место занял Энди Гроув (Intel), третье - Билл Гейтс (Microsoft).

Внешне похожий на Джона Кеннеди, Макнили стал героем множества статей в деловой прессе. Журнал Fortune в подборке материалов, посвященных президенту Sun Microsystems, назвал его Javaman по аналогии с Бэтменом, он так и изображен в голубом костюме и пурпурном развевающемся плаще, но на груди - эмблема Java - дымящаяся чашка кофе.

Скотт Макнили - яркая личность. Он сочетает бизнес со спортом, в частности играет в хоккей и гольф, поэтому, рассказывая о нем, часто используют метафоры, навеянные его спортивными увлечениями. В прошедшем году Макнили действовал жестче и успешнее, чем когда-либо, выбрав роль защитника Интернет и используя в качестве основного оружия язык Java.

Хотя до сих пор нельзя говорить о том, что все приняли язык Java, один из величайших специалистов в области прогнозирования будущего информационных технологий Джордж Гилдер, к словам которого внимательно прислушиваются как правительственные, так и деловые круги США, предсказывает, что в конечном итоге навигаторы на основе Java-технологий одержат победу над навигаторами на основе технологий Windows.

Однако, как бы ни сложилась судьба Java в будущем, реальные выгоды Sun получает уже сегодня. На фоне ухудшающегося положения фаворитов прошлого SGI и DEC финансовые успехи Sun особенно зримы. Одна из причин в том, что во многом благодаря этому языку, хотя и не только ему, если быть точным, Sun заняла позицию безусловного технологического лидера.

Компания Sun Microsystems за последние несколько лет приобрела огромную популярность. Она стала авторитетом не только для ограниченного круга компьютерных Unix-профессионалов. Компании удалось завоевать внимание потребителей. Дешевые рабочие станции семейства Darwin (Ultra 5 и 10) - еще один шаг к массововому потребителю.

Всего два-три года назад ничего подобного нельзя было себе и представить. До 1995 г. Sun Microsystems была компанией, “широко известной в узких кругах”, она выпускала прекрасные рабочие станции и серверы, имела хороший доход и устойчивый рынок. Главными конкурентами ее продуктов были компьютеры компаний Hewlett-Packard и Silicon Graphics. Максимум, что, казалось бы, можно было ожидать от Sun, - появление новой системной архитектуры или более производительного процессора.

Однако за несколько лет Sun совершила невероятную трансформацию. Из обычной компании, производящей хорошие Unix-компьютеры, Sun превратилась в ведущего игрока на поле серверов для Интернет и корпоративных сетей.

Лидирующую позицию Sun Microsystems наиболее обоснованно определяет Джеймс Мур, президент компании GeoPartners и автор нашумевшей книги “Смерть конкуренции”. Он сравнивает нынешнее положение Sun с IBM в ее лучшие годы: “В Sun Microsystems сегодня потребители видят источник мудрости и компетентности. Совершенно неожиданно Sun стала интеллектуальным лидером всей компьютерной индустрии”. С точки зрения Мура, роль личности руководителя в таком превращении неоспорима.

Катализатором всех метаморфоз Sun является Скотт Макнили. Он напоминает капитана Блада (героя романов Рафаэля Саббатини), который, не будучи моряком, стал самым великим флибустьером. Президент Sun Microsystems, не будучи компьютерным гуру (по образованию Макнили организатор производства), возглавляет одну из самых процветающих компьютерных компаний.

Среди капитанов индустрии Скотт Макнили выделяется своей нетипичностью. Если собрать высказывания близстоящих к нему людей, то вырисовывается портрет человека дела, человека, любящего производство. Сам Макнили признается в том, что ему по душе только люди дела, те, кто работает своими мозгами или руками.

Макнили получил прекрасное начальное образование в элитной частной школе (“лучшее, которое можно получить за деньги”). Еще в годы учебы у него проявился интерес к заводскому производству, чему способствовала работа Макнили-старшего управляющим автомобильным заводом компании AMC.

Потом Макнили хотел заняться медициной, но его предпочтения изменил преподаватель экономики Билл Радучелл (этот человек дважды сыграл заметную роль в биографии Макнили). Он убедил Скотта в его несомненных экономических способностях и склонил его к поступлению в Гарвард.

Два года по окончании Гарварда Макнили проработал на машиностроительном заводе компании Rockwell. Затем он попытался поступить в школу бизнеса в Стэнфорде, это удалось ему только с третьей попытки. Здесь, со своей приверженностью производству, Скотт был в известной степени белой вороной. В те годы начиналась микропроцессорная революция, и большинство студентов школы бизнеса видели свой шанс именно в ней. Скотт, как и многие другие выпускники, поехал в Силиконовую долину, но, как ни странно, движимый желанием работать на танковом заводе компании FMC. Дополнительным фактором стал теплый климат Калифорнии, позволяющий играть в гольф круглый год.

В Силиконовой долине судьба снова свела Макнили с Биллом Радучеллом. Билл тоже переехал в Калифорнию и трудился в компании Onyx, выпускавшей рабочие станции. Радучеллу потребовался человек, способный управлять производством, и выбор пал на Скотта Макнили, учитывая его опыт и знание принципов организации производства. “Придя в 1981 г. в Onyx, я не знал даже, что такое диск, но я понял, что технология производства компьютеров вовсе не так сложна”, - признается Макнили.

Спустя некоторое время к Макнили обратился его однокашник по Стэнфорду Винолд Хостла и через месяц они создали компанию Sun Microsystems.

В Sun Макнили начал с должности вице-президента по производству. Через два года, когда Хостла организовал собственный бизнес, Макнили избрали на пост исполнительного директора. Жизнь показала, что это был наилучший выбор. Компания Sun стартовала на редкость удачно. В 1986 г. она стала открытым акционерным обществом, а в 1988 г. объем продаж достиг 1 млрд. долл. Но затем сильную конкуренцию продукции Sun составили мини-компьютеры для производственных приложений и мэйнфреймы IBM, что привело к сокращению спроса. Тогда впервые было отмечено квартальное падение доходов, завод практически остановился.

И вот тогда Скотт Макнили проявил свои организаторские способности, он занялся радикальной перестройкой производства. Он перенес свой кабинет в заводской корпус, настоял на выпуске высокопроизводительного процессора (SPARC), и результаты не замедлили сказаться. В итоге реорганизации объем продаж в 1992 г. перевалил за отметку 3 млрд. долл.

В 1995 г. миллионы людей увидели в Интернет эпицентр развития коммерции, развлечений и коммуникации. Они захотели быть вовлеченными в этот новый процесс, они захотели делать что-то сами, они поверили, что происходит нечто совершенно новое. И Sun предложила им язык Java. Java родился вне основного направления развития компании, но руководители Sun (читай Скотт Макнили) увидели в этом языке перспективы, способные вдохнуть новую жизнь в общество. Они представили Java не как еще один коммерческий продукт компании, а отдали его обществу. Это обеспечило Sun позицию лидера всего нового движения и в конечном итоге повлияло на рост продаж других продуктов компании и курса ее акций.

История Java началась с того, что в 1990 г. Билл Джой, один из сооснователей Sun, сказал Макнили, что Джеймс Гослинг, лучший в мире программист, собирается покинуть компанию. Макнили поговорил с Гослингом, узнал его стремления, поверил в него и предоставил ему карт-бланш.

После этого четыре года команда программистов под руководством Джеймса Гослинга разрабатывала язык для простых сетевых устройств с кодовым названием Oak. Особых успехов не наблюдалось, команда устала, была практически деморализована. В 1994 г. наступил решающий момент. Нужно было приять решение: продолжать работу или закрыть направление. К обсуждению был привлечен и Скотт Макнили.

Вот что вспоминает об этом событии Эрик Шмидт, бывший тогда техническим руководителем компании: “Мы продемонстрировали Скотту то, что имели, и рассказали, чего бы мы хотели достичь. В наших попытках создать новый язык Скотт смог увидеть нечто большее, он увидел перспективность этой работы не только для компании, но и для всей компьютерной индустрии. Это было озарение. Он смог представить перед нами проблему в целом и стал нашим сторонником”.

За два года свыше 100 крупных компаний практически из всех сфер информационных технологий лицензировали Java. Создана “внешняя” по отношению к Sun машина для разработки и внедрения Java. Появляются все новые и новые организации, поддерживающие и координирующие работу по Java. А примеры изменения среды информационных технологий можно перечислять бесконечно.

Javaman смог изменить экосистему бизнеса, поэтому он и назван первым.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017