Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Галерея славы  → Отечественные ученые и инженеры  → Донской Михаил Владимирович  → Хорошее дело локализацией не назовут

Хорошее дело локализацией не назовут

Донской Михаил

Следует признать, что российский рынок программных продуктов почти полностью состоит из продуктов импортных. И это хорошо. Меня с детства удивляло, почему все время сравнивают советское и не советское, хотя СССР составлял только шестую часть мировой суши, а по населению не дотягивал и до десятой части мира. При таком положении все время находиться в неравной борьбе за то, чтобы советское было лучшим, означало заниматься или безнадежным делом, или самообманом. Последнее и имело место в самых незаурядных масштабах.

Однако из того, что какой-то программный продукт является объективно самым лучшим, вовсе не следует, что он лучший для российского потребителя. Очевидно, что необходима замена оригинальных сообщений программ на сообщения на русском языке. Это называется локализацией. Кроме того, неплохо дать российскому пользователю возможность работы с русскими буквами и на русском языке. Это называется русификацией. Цель этой статьи - показать, что этими требованиями проблема адаптации программных продуктов (и, еще шире, информационного обслуживания) не исчерпывается.

Хочу сразу привести два примера для того, чтобы обозначить проблему более выпукло. Первый пример - американская программа Quicken для ведения личных финансовых дел. Ее популярность в США огромна. В России мало кто о ней слышал и, я уверен, никто ею не пользуется. И дело, очевидно, не в том, что она не локализована и не русифицирована, а в совершенно особой форме ведения финансов в нашем отечестве. Косвенным подтверждением этому является успех российских программ, связанных с финансами, - бухгалтерских и банковских систем.

Представьте себе реакцию российского пользователя на популярную в Америке функцию Quicken - составление налоговой декларации. Хотелось бы видеть, как она может быть приспособлена к российским нуждам.

Это - пример очевидный. Чуть более нетривиальным примером является выбор программ в системах интерактивного телевидения. В качестве метафоры для экранного представления пространства выбора в этих системах используется привычный для американского пользователя вид программы телевизионных передач, а именно в виде таблицы, в которой по строкам расположены телеканалы, а по столбцам - время. Названия же передач написаны внутри ячеек, длина которых соответствует времени передач.

Такая метафора даже при полной русификации у нас работать не будет, потому что здесь отсутствует опыт, который эксплуатируется такой метафорой. При переносе систем интерактивного телевидения на нашу почву придется и программу передач представлять в более привычной для нашего пользователя форме.

Этими примерами я хотел показать, что национальные особенности российского пользователя не исчерпываются языком. Поэтому тотальная установка на локализацию и русификацию зарубежных программных продуктов не проходит. Наряду с таким подходом требуется еще и создание своих продуктов, использующих культурный опыт, массовую психологию и традиции, сложившиеся в нашей стране.

Особенно важно это для двух групп пользователей. К первой относятся люди, впервые столкнувшиеся с компьютером. В отличие от более опытных пользователей, которые при освоении каждого следующего продукта активно применяют опыт работы с предыдущим, новички ищут опоры в своем повседневном опыте, с компьютерами не связанном. Помогать им метафорами, апеллирующими к повседневному западному опыту, бесполезно.

Вторая группа пользователей - пользователи устаревших (для Запада) машин. Гонка мощностей (и цен), устроенная тандемом WINTEL, приводит к тому, что "стандартные" программы не работают (хотя и могут демонстрироваться) на типичных для нашей страны машинах. Было бы странным требовать от российского пользователя немедленного перехода на "Пентиумы" и Windows 95, но было бы и наивным ожидать от ведущих западных фирм продолжения разработок (и тем более русификации) продуктов для предыдущих поколений машин.

В качестве еще одного примера рассмотрим проблему файловой навигации. У нас для этого практически повсеместно пользуются Norton Commander. В США я не видел "Нортон" в работе ни разу, а когда американцы видели его на моем портативном компьютере, то спрашивали, что это за программа. Там для файловой навигации все пользуются File Manager. Я спросил знакомого психолога, что он думает по этому поводу. Ответ был таков: "Нортон" лучше соответствует психологическому понятию личного пространства, распространенному в России, - стремлению иметь свой маленький, но уютный уголок, боязнь широкого выбора. File Manager (как и Explorer в Windows 95) в панели дерева каталогов предоставляет слишком широкий обзор, что вызывает чувство беспокойства. (Кстати, по моим опросам мало кто пользуется в "Нортон" панелью дерева каталогов.) По всей вероятности, для американцев дело обстоит "ровно наоборот".

Таким образом и получилось, что "народный" российский продукт был сделан в США без всякого помышления о нашем пользователе. Такой эффект невозможно было просчитать заранее, но учитывать его теперь, когда он так ярко проявился, необходимо.

Чтобы не прослыть врагом импортных продуктов, хочу закончить примером, когда американская метафора отлично работает и у нас. Заодно этот пример показывает значение правильно выбранной метафоры для успеха продукта. Я говорю о Lotus 1-2-3. При разработке продукта за основу была взята типичная студенческая тетрадка для просчета таблиц. (Сегодня, конечно, электронные таблицы далеко ушли от этой метафоры.) База метафоры была хорошо понятна всем выпускникам американских учебных заведений, и освоение программы шло очень быстро. Поскольку математика - понятие наднациональное, то такими же таблицами давно пользовались у нас, и метафора здесь тоже работает. Кстати, я не слышал фанфар и победных маршей по поводу локализации электронных таблиц. Этот процесс идет тихо и по-деловому, потому что всего лишь завершает дело, правильно поставленное с самого начала.

Статья публиковалась в журнале PCWeek (035) 11`1996
Помещена в музей с разрешения автора 7 Декабря 2016

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017