Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Галерея славы  → Отечественные ученые и инженеры  → Нариньяни Александр Семенович  → НЕ-факторы: неоднозначность (доформальное исследование)

НЕ-факторы: неоднозначность (доформальное исследование)

Российский НИИ искусственного интеллекта

 Движение есть энтелехия существующего
 в потенции, поскольку оно таково.

 Аристотель

1. ВВЕДЕНИЕ

Термин НЕ-факторы был предложен автором двадцать лет назад [Нар82, 86] для обозначения комплекса свойств, характерных для человеческой системы знаний о реальном мире, но плохо представленных в формальных системах (неполнота, неточность, неопределённость, некорректность и т.п.).

За это время активное развитие получило направление, связанное с теоретической и прикладной разработкой только одного (в определенном смысле центрального) из НЕ-факторов, неопределённости. В ряде публикаций за последние годы [Нар93, 94а,б, 96, 99, 00] была предпринята попытка сопоставления группы родственных неопределённости явлений, таких как неточность, нечеткость, неоднозначность. Именно эта последняя и рассматривается ниже на до-формальном уровне с целью уточнения механизма и сферы ее действия в контексте коммуникативных и когнитивных процессов.

1.1. Следует, как обычно, оговориться, что при обсуждении любого НЕ-фактора его имя (в данном случае, неоднозначность) выступает не как русская лексема, обладающая собственной семантикой и прагматикой, а является этикеткой, присвоенной некоторому типу явлений, связанной с организацией системы знаний. Для того чтобы отличать такие этикетки от обычных лексем далее в этой работе они будут писаться с большой буквы

Основой Неоднозначности является Неопределённость, т.е. наличие выбора - нескольких альтернатив или спектра возможностей. Однако, в отличие от Неопределённости, которая не оценивает возможности выбора, ограничиваясь определением их множеств (в котором они выступают как равные), Неоднозначность предполагает для различных вариантов этого выбора некоторую оценку. Прагматика таких оценок зависит от того, Неоднозначность альтернатив чего оценивается, и поэтому может быть совершенно различной. Поскольку этот НЕ-фактор буквально пронизывает все уровни когнитивных и коммуникативных процессов, характер каждой оценки определяется как ее местом в этих процессах, так и конкретным контекстом соответствующего выбора альтернатив.

Уже здесь стоило бы отметить, что, несмотря на внешнее сходство Неоднозначности и уже более 35 лет широко изучаемой и используемой в приложениях Нечеткости (Fuzziness), между ними существует принципиальное различие. Нечеткость, по своему начальному определению в [Заде65], является достаточно специальным частным случаем Неоднозначности (см. ниже п.5.1.1), хотя она и использовалась весьма активно в течение этих десятилетий на значительной части не относящейся к ней территории Неоднозначности ввиду отсутствия более общего понятия и сравнительной типологии. Я надеюсь, что предлагаемая работа может сделать шаг в этом направлении.

1.2.  Рассматриваемый в этой работе материал начинается с разделов определения базовых понятий и постановки задачи. Далее выделяются несколько измерений пространства действия фактора Неоднозначности, из которых разделы 4 – 10 будут посвящены следующим темам:

4. Ситуации Неоднозначности,

5. Типология отношений,

6. Семантическая типология сигнификатов,

7. Статус денотата,

8. Виды распределения оценок отношений,

9. Операции и отношения над распределениями,

10. Место Неоднозначности в коммуникативных и когнитивных процессах.

При этом в (8) и (9) наряду с содержательными аспектами проблемы рассматриваются факторы, определяющие особенности формального аппарата представления Неоднозначности.

2. БАЗОВЫЕ ПОНЯТИЯ

Обсуждаемая ниже тема относится к области, в которой терминология недостаточно устоялась даже для самых базовых концепций.

Это кажется странным, поскольку прежде всего относится к понятиям, связанным с проекцией внешнего мира на внутренний, а соотношения между "ЧТО мы воспринимаем" и "КАК мы воспринимаем" исследуются очень активно и в лингвистике и в искусственном интеллекте.

Однако пока не похоже, чтобы в результате этих усилий развитие соответствующей системы координат достигло уровня, который можно было бы взять за основу обсуждаемой здесь темы. Поэтому я буду должен уточнить некоторые термины, которыми придется далее оперировать, еще до того, как будет сформулирована сама постановка проблемы, ограничиваясь паллиативом такой системы понятий, достаточным для нашего рассмотрения.

2.1. Пример

Начнем с примера, который даст читателю общее представление о "функциональном поле" Неоднозначности.

Два человека, А и Б, ожидают на улице третьего.

А: - А вот, наконец, и Петя!

Б: - Где ты его видишь?

А: - Вон тот, в синей куртке...

Б: - Не думаю: мне кажется, в синей куртке - девушка...

А: - Мастера спорта с девушкой спутал! Да вон и его сумка через плечо!

Б: - Похоже, что ты прав, это действительно Петров.

Из примера очевидно, что:

тот, в синей куртке, Петя, Петров, мастер спорта.

Даже из этого простого примера видно, что Неоднозначность присутствует на всех этапах рассмотренного процесса восприятия и коммуникации:

Таким образом, для исследования функций и типов Неоднозначности нам понадобится хотя бы грубая система координат, которая позволила бы обсуждать ее место в коммуникации и когнитивных процессах. В следующих подразделах я выделю несколько тесно связанных уровней рассмотрения, которые потребуются далее для нашей навигации в столь пока мало прозрачной и плохо поддающейся формализации среде, как упомянутые процессы.

Мы еще убедимся на многих примерах, что конкретный характер взаимосвязи выделяемых уровней проявляется только в реальном контексте коммуникации, под активным воздействием различных ее составляющих: отношений участников, их целей и представления о ситуации, языковой и прагматической компетенции и многих других факторов.

2.2. Денотативное пространство

2.2.1. Необходимым компонентом когнитивных моделей является реальный или виртуальный мир, выступающий в качестве объекта восприятия, коммуникации, рассуждения, творческого процесса и т.п. 

Очевидно, что в каждый конкретный момент этот мир доступен не весь целиком, а в виде текущего фрагмента, который находится в это время "в кадре" или "в фокусе" процесса восприятия, решения, конструирования, реконструкции, обсуждения и т.п. Этот текущий фрагмент мира представляет собой комплекс различаемых сущностей разных уровней и типов: объектов, свойств, отношений, действий, ситуаций, событий и т.п.

Различаемые сущности будут далее называться денотатами, а множество объектов восприятия - денотативным пространством (ДП).

Денотаты характеризуются степенью определенности. Например, наименее определенным объектом является "нечто", - еще не классифицируемая сущность на пороге множества различаемых сущностей, т.е. на грани отделения от фона или контекста. С развитием ситуации эта сущность Х может стать только более определенной, причем это доопределение может идти по крайней мере на двух уровнях:

Первый уровень доопределения необходимо связан со вторым, но второй может развиваться и без первого: например, обсуждение того, что временами мерещится слева (или даже меняет положение), может продолжаться довольно долго и не внести никакой ясности в то, о какой сущности идет речь и даже существует ли она на самом деле. Даже если участники диалога в конце концов убедятся, что оно не существует на самом деле, оно уже создано как объект их обсуждения.

Очевидно, что в когнитивном процессе участвуют по крайней мере два ДП, одно – "подлинник" – тот фрагмент мира, который служит объектом восприятия субъекта, и отражение "подлинника" в его системе восприятия. При этом функция когнитивного процесса состоит в достижении достаточной полноты и корректности отражения по отношению к "подлиннику". Например, близорукий человек видит текст и даже, возможно, различает разделение строк на слова, но прочесть их не может. Таким образом, одному компоненту реальности в когнитивном процессе сопоставлены два денотата – денотат "подлинника" и денотат отражения в когнитивном процессе. В данном примере конкретное слово в тексте и то, что я вижу "на его месте".

Естественно, что в диалоге число ДП увеличивается, поскольку в их число входят: "подлинник", отражения (по одному на каждого из участников) и "согласованное" ДП – общая часть их отражений. Обычная презумпция начала диалога у его участников предполагает, что их отражения совпадают, хотя во многих случаях это может быть и не так:

В принципе, в диалоге участвуют и ДП отражений каждого участника отражения другого участника [он думает, что это – Петров!], а также отражение у А отражения Б отражения А [он думает, что я решил, это – Петров!], и т.д. [он полагает, что я считаю, что он думает, что это – Петров!], но такое усложнение модели диалога только затруднит задачу этой статьи.

2.2.2. Для дальнейшего рассмотрения нам потребуется определенная "содержательная ощутимость" введенного понятия денотата. Для этого отметим несколько достаточно очевидных (в этой работе весьма упрощенных) оппозиций:

К конкретным денотатам относятся сущности, различаемые в мирах, относящихся к текущей реальности и ее отражениям:

а также мирам, конструируемым в процессе творческой деятельности.

Мета-денотаты являются производными метапонятий - элементов Когнитивного пространства, которое будет рассмотрено в следующем разделе. С каждым мета-денотатом соотносится класс, т.е. открытое множество наблюдавшихся, наблюдаемых и/или потенциально возможных (т.е. виртуальных) конкретных денотатов, выделенных в данный класс по принципу определенного сходства.

2.3. Когнитивное пространство

2.3.1. Когнитивное пространство (КП) - отражение ДП, его модель в сознании человека. Денотат - фрагмент денонативного пространства - выступает в нашей схеме в качестве "оригинала" соответствующего фрагмента КП - сигнификата. Причем ДП как бы континуально, "аналогово", в то время как КП, в отличие от ДП, - дискретно, символьно, знаково.

Сигнификаты в КП соответствуют понятиям, сопоставленным различаемым сущностям-денотатам и их классам – мета-денотатам. Сигнификаты - понятия связаны в КП определенной системой отношений, устанавливающей взаимозависимости между ними. Отношения в КП также являются понятиями - сигнификатами.

В зависимости от представляемого ими денотата, понятия – сигнификаты также разделяются на конкретные и метапонятия. Связь между денотатами, сигнификатами и понятиями можно представить такой наивной схемой:

Схема 'Связь между денотатами, сигнификатами и понятиями'. Нариньяни А.С. Материалы Виртуального Компьютерного Музея

Всякая сущность, становясь различаемой в ДП, отражается в КП сигнификатом - понятием, включаемым в систему знаний. Накопление сигнификатов и развитие системы знаний порождает метапонятия, которые – формируясь – создают мета-денотаты и соответствующие им сигнификаты.

Если для группы сигнификатов конкретных денотатов в нашем сознании выработано отношение сходства, отличающее их от остальных, то в сознании появляется тип или класс (метапонятие). Например, если денотат А соответствовал конкретному волку (волку с определенным артиклем), то с момента формирования метапонятия волк у него появляется мета-денотат волк, а, следовательно, и сигнификат волк с неопределенным артиклем.

В нашей схеме денотат и сигнификат везде, кроме тех контекстов, где они связаны отношением Неоднозначности, могут существовать только в паре (нет денотата без сигнификата и vice versa). Поэтому далее, там, где это не оговорено явно в связи с Неоднозначностью, упоминание любого из элементов этой пары будет относиться к паре в целом.

Во всякой системе знаний мета-денотаты и соответствующие им метапонятия обладают уровнем общности, поскольку множество, представленное одним понятием, может быть подмножеством класса, представленного другим. Например, для объектов:

Для значений параметров:

Естественно, что по аналогии с ДП в когнитивном процессе участвуют по крайней мере два КП, одно – модель ДП-"подлинника", другое – модель «отражения подлинника» в системе восприятия субъекта. Эти два КП участвуют в когнитивном процессе, направленном на достижение достаточной полноты и корректности «отражения» по отношению к «подлиннику». В нашем примере "близорукий человек и текст" модель "подлинника" состоит из неопределенных букв и слов, а модель отражения – частично определенные фрагменты текста, в которых читающий не уверен (что-то аналогичное кроссворду). Таким образом, одному компоненту реальности в когнитивном процессе сопоставлены по крайней мере две пары "денотата – сигнификат":

Эта строка [пара 1] просто не читается, мне кажется здесь [пара 2] написано:… [т.е. реальная строка – одно, а то, как я ее вижу – другое]

Понятно, что при коммуникации число КП увеличивается в соответствии с рассмотренным выше набором ДП:

"подлинник",

отражение его на каждого из участников,

"согласованное" ДП,

его отражение на каждого из участников (значит ты думал, что мы идем к А?), и т.д.

2.3.2. Таким образом, содержащаяся в КП модель ДП включает не только отражение элементов и фрагментов ДП, но и соответствующую систему знаний, т.е. комплекс общих понятий и отношений между ними.

Каждый сигнификат А в КП представляет собой своего рода символ, означающий соответствующий ему денотат. Содержательный образ А отражается в КП комплексом других понятий, связанных с ним системой отношений, которые назовем раскрытием понятия А. При этом любое понятие может быть использовано в раскрытии других конкретных или общих сигнификатов - понятий. Например:

- Вон та высокая девушка. Здесь в раскрытие конкретного сигнификата входят оба общих понятия - девушка [пол и возраст данного действующего лица] и высокий(ая) [характеристика роста].

- Не люблю высоких девушек. В данном случае те же понятия входят в раскрытие сигнификата того типа людей, к которому определил свое отношение говорящий: пересечение мета-денотатов девушка и высокий.

Типичной парой 'денотат - сигнификат' является значение некоторого реального параметра и отражение этого значения на когнитивном уровне. Оценки 150 грамм, красный, широкий и т.п. в комплексе знаний о реальном денотате Х являются сигнификатами "вложенных" в Х денотатов - конкретных значений параметров вес, цвет, ширина и т.п., определяемых соответствующими общими понятиями.

2.3.3. Текущее раскрытие сигнификата, т.е. отраженное в КП знание о его денотате, может рассматриваться как недостаточно полное и/или правильное и/или однозначное и требовать соответствующего уточнения или коррекции. Возможность различных вариантов корректировки, пополнения и уточнения этих знаний была названа в п.2.1 интерпретацией.

В когнитивном пространстве идет постоянная работа по "увязке" отражения различных фрагментов ДП между собой, по установлению взаимосвязей между денотатами, в частности, по их отождествлению. Например:

Это сделал Петров! [У говорящего, а, скорее всего, и у других участников коммуникации к моменту произнесения этой фразы уже имеются в объектном поле два 'денотата-сигнификата' с раскрытием одного - "тот, кто сделал это" и другого - "Петров"; в данном случае говорящий делает попытку их отождествления; очевидно, что первый денотат – виртуальный, поскольку говорящему неизвестен].

Успех отождествления денотатов-сигнификатов трансформирует данный фрагмент ДП и соответствующий ему КП, заменяя отождествляемые единым денотатом-сигнификатом, объединяющим и согласовывающим их раскрытия.

2.4. Резюме

Итак, выше мы выделили два уровня рассмотрения:

Одновременно были выделены процессы, участвующие во взаимодействии указанных уровней:

Наше дальнейшее рассмотрение ограничивается в основном выделенными уровнями и процессами, в связи с чем они являются для нас ключевыми, и их определения требуют дополнительного комментария:
Согласно сказанному выше, слова фрагмент действительности в определении денотата следует понимать весьма широко: в качестве денотата может выступать компонент не только непосредственно воспринимаемой действительности, но и фрагмента виртуальной реальности: воспоминание о прошлом, картина будущего или любого другого воображаемого мира, а также всякий компонент, становящийся элементом когнитивного процесса и\или диалога. Таким объектом – денотатом оказывается не только фрагмент любого мира, но и каждый из выделенных нами компонентов: как денотат, так и его сигнификат, его интерпретация или отождествление, если на этот компонент переносится внимание участников диалога или когнитивного процесса. В частности, автора и читателя этой статьи.

3. ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ

Задачей выбора рассмотренной выше системы определений была прорисовка содержательного и терминологического пространства, которое явится фоном для обсуждения в данной работе явления Неоднозначности.

Как уже отмечалось, этот НЕ-фактор проявляется в ситуации наличия выбора, т.е. Недоопределенности соотношения между различными компонентами выделенных нами уровней. При этом Неоднозначность соответствия между соотнесенными компонентами денонативного и когнитивного пространств характеризуется не только присутствием самого выбора, но и сравнительной оценкой обозначенных им альтернатив.

Данный раздел уточняет постановку задачи на основе уже  введенных определений.

3.1. Ядро, базис и оценка

Итак, в фокусе нашего рассмотрения будут отношения между сопоставленными элементами коммуникативного и\или когнитивного процесса, а, следовательно, между выделенными выше компонентами ДП и КП в ситуации не полностью определенного соответствия.

Это означает, что один из элементов отношения известен (будем называть его Ядром Неоднозначности), а второй не определен точно и представлен некоторой областью возможных вариантов, которое будем называть Базисом Неоднозначности. Таким образом, базис является недоопределенным образом элемента, сопоставленного ядру.

Например, при отождествлении сигнификата s (ядро) с виртуальным денотатом базис представлен множеством Ds денотатов, являющихся кандидатами на отождествление. А при интерпретации денотата d, выступающим в качестве ядра, базисом является множество раскрытий сигнификата данного d.

В рамках рассматриваемой задачи ключевую роль играет класс отношений R, участвующих в процессе доуточнения того или иного соответствия. Для всякого отношения из R на элементах базиса Неоднозначности имеется распределение оценок, характеризующих степень выраженности данного конкретного отношения для каждой возможной пары 'ядро – элемент базиса'.

3.2. Примеры оценочных отношений

Приведем несколько примеров отношений из R:

Обзор отношений R в разделе 5 показывает, что их разнообразие далеко не исчерпывается приведенными тремя примерами.

4. КОНТЕКСТ СИТУАЦИИ НЕОДНОЗНАЧНОСТИ

Очевидно, что прежде, чем перейти к исследованию интересующего нас явления Неоднозначности, необходимо, хотя бы в самом общем виде, обозначить пространство ситуаций, в рамках которых мы собираемся рассматривать типы отношений R. Поскольку обсуждение всего этого пространства в данной работе не представляется возможным, мы попытаемся представить его связь с Неоднозначностью выборочно: в последующих частях данного раздела будут рассмотрены четыре вида этой связи, которые послужат своего рода примерами типичных контекстов Неоднозначности.

В данном случае необходимо сделать важную оговорку: Неоднозначность играет роль как в коммуникации, так и в тех когнитивных процессах, которые не связаны с ней непосредственно. Например, прямое восприятие требует установления достаточно полного соответствия между денотатом - подлинником и сигнификатом – его отражением (пп.2.2 и 2.3). При этом определение и уточнение тех или иных сигнификатов относится как к параметрам (размер, цвет,… ), так и к объектам, отношениям, событиям и т.п. В этом случае языковой уровень может участвовать в когнитивном процессе, но явно на вспомогательных ролях (например, внутренний диалог). 

4.1. Ситуация s:d

Мы обозначим s:d ситуацию "от образа к оригиналу":

В рассматриваемой ситуации выбор кандидата из Ds в соответствии с раскрытием ядра s характеризуется соотнесением с каждой парой `раскрытие - потенциальный денотат` некоторых отношений-оценок из R, таких как, например, Релевантность, Точность, Полнота, Объективность и т.п.

Такая ситуация Неоднозначности может проявляться в разных конфигурациях информационной динамики диалога, - например, когда в отождествляемой паре "образец и оригинал" денотат определен для говорящего и недостаточно однозначно определен для слушающего или наоборот.

- Я поставил на вороную, - ту, которая идет сейчас второй. Денотаты бегущих лошадей у участников диалога перед глазами и та, на которую поставил говорящий, известна ему и не известна слушающему; среди лошадей несколько вороных и поэтому денотат первой части фразы неоднозначен, в связи с чем говорящему приходится его доуточнить.

- Это был светловолосый парень, ростом около 180. Он сказал, что он знаком с вашей сестрой (я и не знал, что у вас есть сестра).

Денотат А (парень) - известен говорящему и может быть известен или неизвестен слушающему, денотат В (рост) - известен говорящему приблизительно; наконец, денотат С (сестра) известен слушающему, но не известен говорящему.

Как очевидно, ситуация s:d возможна и в чисто когнитивном процессе, например, когда у субъекта есть сигнификат – образец для поиска денотата – оригинала, например, одного из присутствующих, не знакомого ему лично.

Более точная постановка этой проблемы связана со статусом денотата и будет рассмотрена подробнее в разделе 7.

4.2. Ситуация d:s

В данном разделе рассматривается коммуникативная ситуация d:s "от оригинала к описанию", т.е. процесс интерпретации денотата. В когнитивном процессе такая ситуация возникает при уточнении и\или корректировке раскрытия сигнификата конкретного денотата d. Ситуация d:s включает:

При ситуации d:s существует возможность выбора вариантов раскрытия сигнификата, определяемая соотнесением некоторых отношений-оценок из R с каждой парой `денотат - потенциальное раскрытие или его компонент`.

У участников диалога соответствующие оценки могут различаться в зависимости от многих факторов. В частности, и от того, к какой коммуникативной ситуации и\или к какому типу интерпретации относится это различие:

  1. связана ли оценка из R с процессом осмысления участниками той реальности, которая находится у них в поле зрения, или
  2. эта оценка связана с процессом коррекции раскрытия или же
  3. интерпретация объекта по существу не вызывает расхождений и различия вызваны только расширением раскрытия сигнификата.

Проиллюстрируем эти три альтернативы соответствующими примерами:

Описывается процесс расширения знания говорящего о денотате (он), - подчеркнутые фрагменты представляют части раскрытия, являющиеся результатами выбора из соответствующих множеств вариантов.


Обе стороны явно говорят об одном и том же денотате-событии (обозначенном здесь в данном случае), но интерпретация (восприятие) ими этого общего денотата совершенно различна.

В данном случае возражение относится не только к выбору текстовой формы (далее п.4.4), но и к адекватному содержательному отображению денотата (происшествие) в раскрытие, без навязывания его интерпретации обвинительного оттенка, которая "откладывается" до выяснения всех обстоятельств.

4.3. Вне контекста

Отметим, что обсуждение семантики и прагматики общего понятия,  т.е. отношения между понятием n и соответствующим ему мета-денотатом (т.е. некоторым связанным с ним множеством потенциальных денотатов Dn),  в лингвистике и искусственном интеллекте ведется весьма часто на, так сказать, "вне-контекстном", т.е. абстрактном уровне.

Однако, продуктивность рассмотрения соотнесения n и Dn вне коммуникативного и когнитивного контекста, представляется, мягко говоря, достаточно ограниченной. В частности, общие понятия существенно различаются той степенью, в какой сопоставленное им множество Dn зависит от конкретной коммуникативной или когнитивной ситуации и содержательного контекста, в котором происходит соотнесение связанного с n сигнификата и Dn:

По-видимому, на «вне-контекстном» уровне может обсуждаться только вопрос об оценке степени "потенциальной релевантности" соотнесения n и элементов Dn в некотором подразумеваемом множестве ситуаций. При этом обычно имеются в виду все мыслимые ситуации или же ситуации, "типичные" с точки зрения интуиции исследователя. [2]

Отметим, что, став объектами нашего обсуждения, компоненты n и Dn попадают в конкретную коммуникативную ситуацию на мета уровне: при этом n становится денотатом и у него появляется сигнификат n1 "понятие n", а денотат Dn получает еще один сигнификат Dn1 "множество потенциальных денотатов понятия n".

4.4. Неоднозначность формы

В некоторых примерах, приведенных выше, фоном уже выступала оценка выбора языковой формы t выражения сигнификата s в ситуации, когда у партнеров по взаимодействию нет расхождения ни по поводу денотата, ни в отношении семантики его отображения, т.е. раскрытия сигнификата. Во многих случаях при этом в фокусе речевого акта может находиться именно различие в оценке выбора формы:

Отметим, что первые три примера могут быть связаны с когнитивным процессом "внутреннего диалога" при подготовке содержания к текстовой реализации.

Широко распространено мнение, что нет полностью синонимичных языковых выражений. По этому поводу хотелось бы отметить следующее:

  1. Сам этот тезис явно сформулирован в рамках вне-контекстной парадигмы и поэтому его смысл, мягко говоря, несколько размыт. Например, присутствующие на банкете могут упоминать об одном и том же лице совершенно различным образом: Уважаемый коллега, Дорогой Иван Степанович, Наш именинник и т.п. В данном случае эти обороты могут быть совершенно эквивалентны как ссылки на денотат. Естественно, что такая полная эквивалентность не обязательна даже в данном случае, но она возможна, например, если произносящий тост не сопровождает эти ссылки никакими интонационными или контекстными различиями.

  2. Наличие спектра возможных языковых реализаций для каждого вербализуемого содержания в рамках конкретной коммуникативной ситуации порождает для говорящего проблему выбора. Этот выбор может определяться различными факторами, например:

    • различием смыслов, передаваемых той или иной формой (т.е. Адекватностью этой формы); однако, "мысль изреченная есть ложь", т.е. зачастую ни одна из реализаций не передает содержания без искажений, а поэтому поиск Адекватной (Приемлемой) формы может не находить "идеала", а выбирать приходится из удовлетворительных, которые могут оказаться в равной степени достаточно Адекватными, хотя и несколько различными по содержанию (вернее по его искажению);

    • даже совпадая по буквальному содержанию, языковые реализации могут варьироваться передачей различных составляющий коммуникативного контекста: например, одна и та же фраза Он ее ударил может быть произнесена в широком диапазоне интонаций, передающих, кроме констатации факта, возмущение, страх, нейтральный интерес, удовлетворение и т.п., т.е. различаться не самим фактом-денотатом, а отношением к нему говорящего.

4.5. Итог

Итак, мы рассмотрели следующие четыре типа ситуаций, в которых обсуждались интересующие нас далее связь Неоднозначности и отношений из R с соответствующими системами оценок:

Ниже рассматриваются в основном ситуации s:d и d:s, a вне-контекстный уровень и языковое оформление занимают место на периферии нашего исследования.

5. ТИПОЛОГИЯ ОТНОШЕНИЙ

В этом разделе будут рассмотрены следующие три основные группы отношений из R:

5.1. Адекватность

Эта группа отношений является определяющей для всех интересующих нас ситуаций, поскольку, если само соотнесение ядра и данного элемента базиса не является адекватным, вряд ли осмысленно рассматривать для такой пары другие типы отношений из R. Таким образом, полная или, по крайней мере, достаточная Адекватность входит по умолчанию в пресуппозицию всех остальных групп отношений.

Ниже мы ограничимся только четырьмя аспектами, связанными с отношением Адекватности, поскольку возможность более обстоятельного обсуждения этой группы отношений выходит за рамки настоящего, весьма предварительного, обзора проблемы Неоднозначности.

5.1.1. Определенная трактовка отношения Адекватности между понятием и элементами соотносимых с ним денотатов связана с рассмотрением понятия в качестве известной нечеткой или лингвистической переменной Л.Заде [Заде65]. Оценка соотносимости такого общего понятия n конкретному денотату d из Dn задается функцией принадлежности, а само множество Dn трактуется как нечеткое множество.

Например, понятие, обозначенное лингвистической переменной КРАСНЫЙ и (нечеткое) множество всех конкретных вариантов цвета, соотносимых с этой этикеткой. Значения функции принадлежности в данном случае характеризует степень Адекватности использования понятия КРАСНЫЙ в качестве сигнификата того или иного конкретного цвета d (или, что то же самое, отнесение данного d к классу тех потенциальных денотатов понятия 'цвет', в раскрытии которых Адекватно использование сигнификат КРАСНЫЙ):

- Какой же это красный!

- Ну не коричневый же?

- Это терракота, коричневым или красным его можно назвать лишь с большой натяжкой.

Своим введением понятий лингвистической переменной, нечеткого множества и функции принадлежности Л.Заде первым среди исследователей в области искусственного интеллекта открыл проблемную область, которую в более широкой постановке отнесен здесь к НЕ-фактору Неоднозначность.

Следует отметить, что концепция Нечеткости уже несколько десятилетий распространяется fuzzy-специалистами на всю область явлений Неоднозначности без попытки очертить границу применимости этого понятия и без уяснения существенных различий в прагматике тех или иных отношений из R, а также связи этой прагматики с конкретной коммуникативной и\или когнитивной ситуацией. При этом, как правило, функция принадлежности рассматривалась как некоторое статическое распределение, эксплицирующее коллективный опыт носителей языка относительно области использования соответствующего общего понятия. И лишь в небольшом числе работ в центр внимания ставилась зависимость функции принадлежности от прагматического контекста использования нечеткого понятия.

Это свидетельствует об наивности и неадекватности самого теоретического базиса "Нечеткого подхода", что не мешает ему оставаться до сих пор одним из наиболее популярных направлений работ в области искусственного интеллекта.

5.1.2. В более общей постановке, Адекватность - это те отношения, которые оценивают соотносимость, релевантность утверждения/предиката или его компонентов описываемому элементу действительности - денотату. Такая оценка возможна в обеих ситуациях s:d и d:s. Например, при диалоге:

- Я думаю, что расстояние до станции [d] не полтора километра[n2], как считает Миша, а все два[n1], поскольку дорога делает порядочный крюк.

Оценка Адекватности обоих ситуаций s:d и d:s участвует и в когнитивном процессе, например, при "внутреннем диалоге":

При таком общем определении Адекватность вполне включает лингвистическую переменную, если, конечно, "перенести" последнюю с вне-контекстного уровня в ситуацию s:d или d:s. При этом, естественно, функция принадлежности не может сохранять универсальность и статичность, а становится активно зависимой от текущего коммуникативного контекста.

5.1.3. Отношения группы Адекватность выступают как критерии ее оценки, что отражается выражениями не совсем правильно, не по сути, неполно, и т.п. Приведем ряд примеров отношений этой группы, связанных с мерой Адекватности:

Этот список может быть расширен и детализирован. Кроме данной группы отношений Адекватность "встроена" и в некоторые отношения из R, отнесенных к двум другим группам:

5.1.4. В конкретной ситуации может отражаться не только "направление отклонения" от полной Адекватности, но и наличие/отсутствие намерения в таком отклонении. Приведем примеры оценки Адекватности партнером по коммуникации:

- Ну, это очевидная драматизация.

- Зачем же такая лакировка? - эта история выглядит не так уж безобидно.

- Вы перебарщиваете с деталями, пытаясь спрятать суть в потоке лишних фактов.

Оценка Адекватности может отражаться не только реакцией слушателя, но и включаться в высказывание самим автором (самооценка):

- Я многого не знаю и поэтому мог исказить картину.

- Наши выводы могут показаться пристрастными, однако обнаруженные факты говорят сами за себя.

То же справедливо и для когнитивных процессов (на примерах "внутреннего диалога"):

- Эта не слишком умна, у той – артистизма не хватает, а тут и то и другое, но мало обаяния [недостаточная Адекватность кандидатур по различным причинам].

- Похоже, что я явно переборщил, совершенно зря перешел на личности [самооценка низкой Адекватности формы и содержания собственного текста].

5.1.5. Вскользь затронутая выше взаимосвязь между Адекватностью и Истинностью является весьма тонкой, поскольку представляет собой фундаментальную проблему как для логики, так и для всей теории знаний.

Сама постановка этой проблемы неизбежно включает базовый вопрос "что есть истина?". В частности, может ли быть оценка Истинности градуированной, принимающей значения в диапазоне от точной истины до точной лжи? Каково место классических значений 'истина' и 'ложь' в отношении фактов и утверждений о них в проекции на денотативные и когнитивные пространства, взаимодействующие в различных коммуникативных контекстах? Каково соотношение между ложностью и абсурдностью, истинностью и "уместностью" утверждения? и т.п.

Очевидно, что пока нам придется обойти этот Бермудский треугольник стороной, несмотря на прямую связь затронутых вопросов с обсуждаемым отношением Адекватности.

5.2. Возможность

Отношения, оценивающие "шансы" каждого элемента базиса оказаться тем самым, который подразумевается ядром, можно разделить в соответствии с основанием или источником оценки на две группы:

Можно также противопоставить "правополушарную" оценку (опыт, интуиция) "левополушарной" (оценка на основе фактов и строгого вывода).

Cледует заметить, что, несмотря на сходство "прогнозирующей" функции, присущей всем отношениям данной категории, операционная прагматика их распределений может различаться. Иллюстрацией такого различия могут служить отношения Правдоподобие и Уверенность. Так распределение Правдоподобия допускает несколько альтернатив с высокими оценками:

- Это вполне мог сделать любой из них (высокое Правдоподобие для всех альтернатив, выделенных как они).

Высокая же степень Уверенности может относиться только к одной или части альтернатив:

Отметим, что даже Вероятность, определяемая обычно как оценка на основе объективного, т.е. статистического, опыта, является не абсолютным, а относительным показателем, зависящим от соответствующей выборки.

Очевидно, что отношения этой группы возможны в обеих ситуациях s:d и d:s. Первая иллюстрируется приведенными выше примерами, в которых рассматривается возможность отождествления разных денотатов с виртуальным денотатом, определяемым сигнификатом "тот, кто сделал это". Вторая ситуация отражает обратный угол зрения, как бы примеряя конкретный денотат к различным сигнификатам:

- Гораздо вероятнее (я уверен, мне кажется), что он – просто авантюрист, но никак не человек наивный или, напротив, злоумышленник.

Отметим, что первый и последний пример этого раздела может относиться не только к диалогу, но и к внутреннему когнитивному процессу анализа фрагмента ДП.

5.3. Модальные отношения

Модальные отношения Желательность, Допустимость, Необходимость и т.п. определяют соответствующие оценки для данного денотата из Ds в коммуникативной ситуации s:d или данного фрагмента раскрытия сигнификата из Sd в ситуации d:s:

- Я бы предпочел надеть один из этих двух костюмов.

- В светлом туда идти нельзя, ты должен быть в этом или, в крайнем случае, в том.

- Но тот я просто не смогу надеть, - он мне мал!

В данном диалоге упоминаются 3 разных распределения для модальных отношений Желательность, Долженствование и Физическая возможность в коммуникативной ситуации s:d на множестве денотатов раскрытия сигнификата "костюм, который я надену".

Аналогичные примеры можно привести и для коммуникативной ситуации d:s:

- Хотелось бы избежать обвинительной трактовки дела.[Желательность]

- Но мы же должны быть объективными! [Долженствование]

- Что должны, в этом сомнений нет, вопрос - можем ли? [Способность]

В некоторые отношения из R модальность может входить имплицитно: например, семантика отношения Надежда представляется, по-видимому, суперпозицией двух оценок: высокая Надежда = высокая Желательность + не слишком низкая Возможность / Вероятность.

Этот пример показывает, что можно попытаться формализовать семантику отношений R, выделив из них множество базовых - элементарных и выразить через них остальные, которые перейдут тем самым в сложные.

Возможно, подобная система позволит установить место в нашей классификации таких отношений, как Очевидность, Объективность и многих других.

6. ХАРАКТЕР СИГНИФИКАТА

Поскольку все отношения из R базируются на универсальном понятии Недоопределенности, то те или иные из этих отношений могут относиться к парам "сигнификат - денотат" любого типа.

6.1. В частности, рассмотрим несколько примеров пар различного семантического типа (значение, объект, отношение и т.п.):

6.2. Выше приведенные примеры иллюстрировали семантические типы пар "сигнификат - денотат". Очевидно, что отношения из R могут относится и парам, связанным с любыми компонентами вербализации речевого акта в процессе коммуникации. Например:

Очевидно, что перечисленные примеры не исчерпывают все категории, попадающие в сферу действия обсуждаемых отношений, но и они дают представление о ее широте.

7. СТАТУС ДЕНОТАТА

Проблема статуса денотата достаточно многомерна, - в данном разделе нам удастся затронуть только три аспекта этой непростой темы [3]:

  1. Оппозиция конкретное – абстрактное,

  2. Оппозиция (реальный) известный – неизвестный,

  3. Типы базового множества.

Еще раз оговоримся, что ниже обсуждается не денотат как таковой, а пара 'денотат – сигнификат'.

7.1. Конкретное - абстрактное

Оппозиция конкретное - абстрактное выявляет, по крайней мере, три категории сопоставления 'денотат - сигнификат':

А. Недоопределенный конкретный элемент реальности (объект, значение и т.п.). При этом денотат объективно определен, но недостаточно точно известен автору и/или слушателю, для которых он пока является виртуальным (см. также п.7.2.2):

- Сегодня я надену свой новый галстук [если слушатель знает о нескольких "новых галстуках", то у него имеется распределение оценок, какой из них в данном случае имеется в виду],

- Всю прошлую неделю у них в программе была только русская классика [вся программа прошлой недели объективно определена совершенно точно, однако она может быть не совсем точно известна автору и\или слушателю; да и отнесение произведений к русской классике в определенных границах субъективно].

Б. Виртуальная сущность, находящаяся как бы в процессе перехода с уровня абстракции на уровень реальности:

- Пойду куплю новый галстук [из потенциального множества галстуков, которые автор может и хочет купить].

- Надо предложить им оперу из русской классики.

- Они искали террористов.

В. Класс - общее понятие, представляющее (нечеткое) множество реальных сущностей. Всякое использование общего понятия порождает распределение оценки Релевантности данного сигнификата для элементов соответствующего нечеткого множества:

- Сейчас полосатые галстуки в моде. Хотя этот вряд ли назовешь модным: полоски слишком широкие и сочетание цветов довольно вульгарное.

Возможно, последние две категории различаются квантором - (Б) предполагает "какой-нибудь", а (В) - "каждый". Следует оговориться, что в данном случае я имею в виду не традиционные кванторы, а кванторы в определенном смысле нечеткие, предполагающие, что не всякий элемент множества относятся к нему одинаково и что соответствующие функции распределения полностью определяются конкретным контекстом. Скажем, некоторые вещи из русской классики им предложить стоит, а другие - вряд ли; и это распределение преференций зависит, безусловно, только от того, кто это - они, для чего мы собрались предлагать им классику, что мы относим к русской классике и т.п.

7.2. Оппозиция известный - неизвестный.

7.2.1. Данная оппозиция является одной из фундаментальных для теорий, касающихся проблем понимания, формирования знаний, мышления, коммуникации. Здесь можно выделить несколько динамически взаимосвязанных категорий конкретных объектов. Например:

На самом деле картина намного сложнее, чем отражает приведенная выше очень огрубленная "шкала статусов" конкретных объектов, поскольку статус класса объекта регулируется примерно той же шкалой. Так же как и статус его над-класса, и т.д.

При этом, одному денотату может соответствовать несколько статусов. Например, Сидоров – широко известен, но я с ним до вчерашнего вечера не встречался (устойчивый виртуальный денотат), а вчера издалека видел (неустойчивый конкретный денотат); при этом я могу ошибиться (это был не Сидоров) или не узнать его в следующий раз, однако устойчивого виртуального статуса Сидорова в моем КП это не меняет.

В конце концов, решающую роль в статусе устойчивости денотата в КП играет увязанность данного объекта с общепринятой и сложившейся индивидуальной картиной мира. Наиболее разрушительной, как очевидно, является потеря устойчивого статуса базисными компонентами модели мира.

Например, встреча с волшебником или богом была бы воспринята древним греком как неординарное, но вполне возможное событие, а для современного образованного человека вполне могло бы привести к серьезным отклонениям в психике, т.е. к частичному разрушению устоявшейся Картины Мира.

Общественная жизнь нашей страны за последние годы предлагает нам богатый выбор примеров, демонстрирующих настоящую "чехарду статусов" как персоналий, так и всей системы политических, социальных и даже этических понятий. По-видимому, значительная часть проблем нашего не вполне здорового общества связана с результатами этого затянувшегося периода разрушения, не предложившего альтернативной сложившейся, т.е. устойчивой к взаимодействию с действительностью, Модели Мира.

7.2.2. Статус денотата играет существенную роль в формировании и восприятии акта коммуникации, равно как и в когнитивном акте прямого восприятия. Рассмотрим несколько примеров распределения известное – неизвестное, без уточнения места статуса в рассмотренной выше шкале. При этом известен по отношению к денотату покрывает целый спектр вариантов:

В данном случае мы ограничимся четырьмя сочетаниями показателя известен – неизвестен в презумпции автора, не вдаваясь в уточнение того, о каком из рассмотренных выше вариантах известен в этих случаях идет речь.

7.3. Типы базового множества

Стоит добавить и несколько слов о широком разнообразии типов того множества (Ds, Sd, возможных текстовых форм), которое является базисом Неоднозначности. Приведем несколько примеров:

  1. Крайний случай: множество-базис А содержит только один явный элемент, который, однако, не является 100% кандидатом в соответствии с данным распределением r : определенных альтернатив в А этому элементу нет, но нет и состояния полной однозначности.

    - Ну, если это не он, то я просто не знаю, кто бы это мог быть!

  2. Множество содержит несколько четко определенных альтернатив.
  3. Большое дискретное множество альтернатив, отличающихся различной степенью Релевантности; в частности, множество разных текстовых форм, выражающих некоторый заданный смысл.
  4. Континуальное множество: как правило, денотаты - физические параметры и соответствующие им лингвистические переменные (цвет, скорость и т.п.). На самом деле такое множество является континуальным условно: у каждого такого параметра есть мера Неточности, которая и определяет конечное множество реальных возможных его значений. Например, человек различает не более нескольких тысяч оттенков, а число их наименований на два порядка меньше.
  5. Крайний случай, как бы дополнительный к (1): слишком большое множество альтернатив с практически равномерным и низким распределением.

    - Фактов так мало, что можно подозревать любого в этом городе!

    - Да говори, что угодно, - тут всякая околесица лучше, чем молчание!

  6. Совсем крайний случай - множество как бы пусто:

    - Он не в состоянии объяснить, что это было такое.

    - Мне же просто нечего надеть!

Нетрудно видеть, что случаи (а), (д) и (е) образуют некоторое единство, отражающее связь ситуаций "почти окончательного" знания, минимального знания и полного незнания.

8. ВИДЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ОЦЕНОК

В зависимости от семантического типа пары 'денотат–сигнификат' и характера отношения из R для оценки неоднозначности используются несколько видов распределений-оценок.

8.1. Прежде, чем перейти к обзору видов распределения оценок, кратко рассмотрим источники оценки или информации о денотате, которые допускают различные варианты классификации. Например, следующий:

Однако, можно представить и другие варианты деления источников: например, на внутри-коммуникативные (ты, я, мы, другие присутствующие) и внешние, а последние - на объективные, субъективные и вторичные.

Далее перейдем к обзору видов распределения оценок.

8.2. Шкала в диапазоне 0 -1 без включения 1 используется для оценки Вероятности, а также вероятностно-подобных оценок: Возможности, Правдоподобия, Уверенности и т.п. Хотя во втором случае цифровые оценки не имеют строгого способа задания, как для Вероятности, выражение субъективных оценок в вероятностной шкале делается с целью перенесения на эту область семантики и элементов математического вероятностного аппарата.

Однако прагматика субъективных отношений в ряде случаев существенно отличается от вероятностной: например, для Правдоподобия и Уверенности требование равенства 1 для интеграла распределения не имеет силы, да и сами эти распределения ведут себя по-разному, как это уже отмечалось выше.

8.3. Шкала в диапазоне 0 -1 с включением 1 используется для задания функции принадлежности, определяющей меру соответствия раскрытия - сигнификата элементам представляемой им области денотатов. Это относится к:

Эта же шкала в некоторых работах предлагается и для оценки Возможности (Possibility), естественно, с прагматикой, отличной от вероятностной.

8.4. Для многих субъективно оцениваемых отношений из R могут использоваться другие числовые шкалы. Такие шкалы, например, от 1 до 10, служат как бы экспликацией некоторой внутренней меры, сопоставляемой выраженности данного отношения для той или иной пары 'денотат - сигнификат'.

Такого рода шкалы экспертных оценок в баллах (обучение, соревнования, конкурсы) в большинстве случаев оценивают Качество, представляя более точную по форме и более равномерную оценку, замещающую "лингвистическую шкалу" (см.п.8.5) 'плохо, посредственно, хорошо'.

К этой же группе относится оценка в процентах или дробях как бы "на глазок", относящаяся чаще всего к Завершенности или Полноте:

8.5. Для сравнительных отношений как качественных, так и количественных (ближе, чаще, интереснее и т.п.) используются как числовые "оценки пропорции" (раза в полтора или не меньше, чем на порядок), так и "лингвистические шкалы": несколько ближе, значительно ближе, намного ближе и т.п. При этом, однако, каждая градация такой шкалы может трактоваться как нечеткий сигнификат. Например, для отношения "Х немного ближе (к Z), чем Y" в конкретной коммуникативно-прагматической ситуации можно рассматривать функцию принадлежности заданную в двумерном пространстве приблизительных расстояний Х и Y от Z, каждая точка которого может характеризоваться мерой Релевантности для нее данного отношения.

8.6. Приблизительность, т.е. недоопределенность, природы оценки Неоднозначности в зависимости от коммуникативного контекста может выноситься на уровень текстовой реализации, что отражает:

8.7. Выше были рассмотрены оценки отношений из R на основе шкал, но во многих случаях такие шкалы отсутствуют и эти оценки на некотором множестве денотатов, сигнификатов, интерпретаций и/или текстовых выражений в явной или неявной форме отражают ориентированный ациклический граф преференций.

- Конечно, эта симпатичней (чем та), а третья с краю – безусловно, самая красивая.

При этом больший вес оценки х перед у в рамках отношения из R может рассматриваться как наличие стрелки или, шире, пути между вершинами х и у. Отсутствие же связи между ними соответствует отсутствию критерия для сравнения их между собою.

При таком распределении оценок для отношения r R наличие единственного корня у графа отражает единственность максимальной оценки, а существование нескольких корней означает возможность набора максимальных оценок, которые не могут сравниваться в рамках данного отношения.

9. ОПЕРАЦИИ И ОТНОШЕНИЯ

Прагматика Неоднозначности и соответствующие шкалы оценок обслуживаются набором операций и отношений, используемых в процессе восприятия действительности, рассуждений, коммуникации.

9.1. Операции

Рассмотрим наиболее очевидные операции в том виде, как они реализуются в когнитивных процессах и языковом общении:

Представляется достаточно очевидным, что эти и подобные им операции являются компонентами не только прагматики диалога, но и процесса восприятия, умозаключений и т.п.

9.2. Отношения

В рассмотренных выше операциях используется спектр отношений сравнения между различными распределениями, частями распределения или отдельными оценками (больше/меньше, примерно равны, исключают друг друга, максимальный/минимальный, и т.п.). При этом сравнение происходит по тем же критериям, которые устанавливаются сами отношения из R - Адекватность, Правдоподобие, модальные отношения и т.п.

Такие отношения устанавливаются либо по умолчанию наличием шкал оценок, или явно, что (п.8.7) предполагает сравнение оценок вне шкал. Среди таких явных отношений сравнения можно выделить:

Естественно, что рассмотренные операции и отношения могут использоваться не только для распределений на Ds, но и для распределений на Sd, а также при обсуждении оценки выбора языковой формы:

- Мне кажется, что это скорее барокко, чем рококо.

- Все предлагавшиеся формулировки только затемняют суть дела.

10. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ МЕСТО НЕОДНОЗНАЧНОСТИ

В этой последней главе мы переходим к вопросу, который является ключевым при попытке собрать в единое целое все рассмотренные выше аспекты интересующей нас проблемы.

Казалось бы, гораздо логичнее было бы начать эту работу с обсуждения функционального места Неоднозначности в когнитивных процессах и коммуникации, а не помещать его в самом конце. Однако обсуждение явления, еще никак не обозначенного, вряд ли было бы достаточно продуктивным. Это и определило место данной главы как суммирующей и организующей рассмотренный материал в своего рода эскиз общей картины явления, названного нами Неоднозначностью.

Ниже функции Неоднозначности будут обсуждаться последовательно для коммуникативных и когнитивных процессов, причем для этих последних в основном на примере ситуаций, связанных с принятием решений.

10.1. Коммуникация

Как показывает рассмотренный материал, Неоднозначность связана практически со всеми звеньями процесса коммуникации. Однако, учитывая ограниченность задач этой работы и, тем более, данного раздела, а также тот факт, что сама модель коммуникации весьма далека еще от полноты и определенности, я ограничусь беглым обсуждением нескольких ключевых составляющих имеющегося материала.

Вне зависимости от иллокутивной функции речевого акта в процессе коммуникации, стоит рассмотреть роли, которые Неоднозначность выполняет на разных уровнях этого процесса:

Следующие три подраздела посвящены краткому обсуждению этих уровней.

10.1.1. Неоднозначность в содержании высказывания может относиться почти ко всем перечисленным в п.9.1 функциям:

Последний пример демонстрирует лишний раз, что сама иллокутивная функция вопроса неразрывно связана с Неоднозначностью, в частности, с ее экспликацией и уточнением.

Отметим, что и речевой акт побуждения может быть связан с ситуацией Неоднозначности (указание \просьба о фиксировании или корректировке распределения):

- Выбирай любую из них, - она твоя.

- Пожалуйста, приди пораньше, – опаздывать там никак нельзя.

10.1.2. Неоднозначность в пресуппозиции высказывания проявляется в связи с различными вариантами сочетания статуса ”известное - неизвестное” (п.7.2.2) у автора и слушателя (конечно, и то и другое в представлении автора).

Она может рассматриваться в двух проекциях:

Например:

В последних двух ситуациях также возможно несколько вариантов с истинной или нарушенной пресуппозицией.

10.1.3. Под Неоднозначностью компонентов коммуникативного контекста я подразумеваю отсутствие однозначности в любых элементах высказывания, кроме рассмотренных содержания и пресуппозиции. Я ограничусь несколькими примерами:

Приведенные примеры еще раз демонстрируют, насколько Неоднозначность органически связана со всем процессом коммуникации, буквально пронизывая его компоненты от центральных, обслуживающих информационную динамику диалога и формирующих его структуру, до самых периферийных и технических.

10.2. Когнитивные процессы

Очевидно, что коммуникативные и когнитивные процессы далеко не всегда поддаются достаточно четкому разделению (отчасти мы коснемся этого ниже в 10.2.3). Однако существует ряд когнитивных ситуаций, в которых Неоднозначность играет ключевую, либо достаточно заметную роль, но которые не связаны с самим процессом коммуникации, хотя и могут в нем участвовать.

Не имея ”под рукой” модели когнитивных процессов, я ограничусь рассмотрением следующих трех когнитивных ситуаций, содержательно связанных с явлением Неоднозначности:

Как очевидно, две первые из них связаны в основном с принятием решения, а третья - с процессом восприятия.

10.2.1. В любой области деятельности, как и в процессе общения, принятие решения связано с ситуацией Недоопределённости. Другими словами, в этих ситуациях прагматический контекст вполне определен, а наша информация об объекте решения недостаточна. Например:

В каждом из этих и им подобных примеров имеется набор альтернатив, каждая из которых имеет свою оценку Правдоподобия того, что именно данная альтернатива является Адекватной (отношения этого типа рассматривались в разделе 5.2).

Вряд ли стоит лишний раз подчеркивать насколько важную - часто ключевую - роль играют ситуации Неоднозначности, связанные со снятием Неопределённости данных о реальном положении вещей, в самых различных областях человеческой деятельности и просто в повседневной жизни.

10.2.2. Ситуация, которая выше была названа “выбором”, внешне похожа на предыдущую, но радикально отлична от нее по своей прагматике. В данном случае также имеется объект решения, однако он еще не определен, и нам, т.е. конструктору, военачальнику, игроку, оператору сложного объекта, участнику переговоров и т.п., предстоит сделать выбор из определенного множества альтернатив. Примеры:

Весьма часто наше решение при выборе тесно связывается с ситуацией угадывания, поскольку этот выбор делается в условиях недостаточной информации о контексте и последствиях предпочтения той или иной из альтернатив.

Как правило, с выбором связаны модальные отношения (см.5.3) Желательность, Допустимость, Необходимость, Долженствование и т.п., стоимостные оценки (Выигрыш, Затраты и т.п.), а также такие отношения, как Оптимальность, Риск, Неожиданность и аналогичные.

Ежедневно тысячи выборов реализуются нами осознанно и неосознанно, определяя наше поведение на работе, на улице, дома.

10.2.3. Ситуация формирования пары ’денотат–сигнификат' была темой самого первого моего примера - А и Б ожидают на улице третьего. Любое погружение даже в этот простой пример тут же обнаруживает, что области определения понятий денотат и сигнификат, равно как и само их размежевание, отнюдь не столь прозрачны, как это было представлено в разделе 2. С другой стороны, без подобного упрощения эта работа просто не могла бы появиться на свет. Так что более глубокое и систематическое рассмотрение данных понятий откладывается до подходящего случая. В этом же последнем разделе мы ограничимся иллюстрацией того, насколько глубоко Неоднозначность “вплетена” в динамический процесс взаимодействия уровней сигнификата, денотата и его содержательной интерпретации.

Из этого диалога следует, что сначала сформировалась неоднозначная пара неопознанный объект, которая (возможно, не одновременно у А и Б) преобразовалась затем в пару прохожий. И здесь стоит отметить, что:

(а) В тех (весьма многочисленных) случаях, когда денотат неоднозначен, появляется множество его содержательных интерпретаций, каждая из которых, пока она остается возможной, порождает пару ‘виртуальный денотат–сигнификат', актуализирующуюся при установлении истинности данной интерпретации и/или при ее обсуждении.

(б) Таким образом, пара прохожий появилась у А и Б как виртуальная составляющая диалога с того момента, как они начали обсуждать неопознанный объект, поскольку прохожий относится к возможным интерпретациям денотата неопознанный объект.

(в) Пара неопознанный объект сохраняется в пространстве коммуникации и после выбора интерпретации прохожий, поскольку потенциально может снова стать темой на следующих стадиях диалога или при обсуждении его впоследствии:

- У нас тут даже спор вышел, что это: урна, ты или тень отца Гамлета.

11. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Выше были кратко рассмотрены разные аспекты проблемной области, условно названной Неоднозначность. Как оказалось, эта тема не только сложна, но и опасна тем, что стремится втянуть в себя слишком широкий спектр явлений на стыке языка, коммуникации, прагматики и моделирования когнитивных процессов.

Как мог убедиться читатель, данное исследование носит более чем предварительный характер: у меня нет никакой уверенности ни в самой организации материала, ни в том, что многие затронутые вопросы имеют прямое отношение к сути проблемы. Я надеюсь, что обсуждение работы обеспечит столь необходимую в такой ситуации обратную связь.

Один вывод можно сделать из изложенного с достаточной степенью определенности. Неоднозначность – это не один НЕ-фактор, а целое, может быть и достаточно сложное, пространство однородных, но различных НЕ-факторов, каждый из которых представляет собой один из когнитивных и коммуникативных механизмов, объединенных общностью: наличием Неопределённости, элементам которой сопоставлены те или иные оценки. Вместе с тем, эти механизмы существенно различаются между собой своей прагматикой, что не может не влиять на различие будущих формальных аппаратов, моделирующих их в системе представления знаний.

Это еще раз говорит о неадекватности попыток применять такие аппараты только на основании их чисто внешнего сходства с объектом моделирования, без тщательного анализа их соответствия особенностям его прагматики. Подобное происходит, например, последние почти сорок лет с использованием концепции Fuzzy, что можно отнести на счет наивности начального этапа освоения неизвестной обширной территории. Активные члены этой “конфессии” не обратили внимание на Нечеткость Нечеткости и на стоящую за ней Неоднозначность Неоднозначности.

Нечто вроде сведения древними греками всего материального к четырем базовым элементам – земле, воде, воздуху и огню: на том этапе цивилизации это помогало как-то выстраивать Модель Мира, но уже в средние века потребовало другой, более детальной и адекватной элементной базы. К XXI-му веку человечеству удалось пройти достаточно долгий путь от тех первых четырех базовых элементов к таблице Менделеева, современной химии и физике элементарных частиц. Дай бог и нам в инженерии знаний не задержаться надолго в такой понятной и наглядной системе из простых элементов.

Написание этой статьи прошло десяток версий и заняло восемь лет, правда, с большими перерывами. Поскольку обратную связь я начал получать еще на предыдущих этапах подготовки этого текста, я хотел бы поблагодарить всех первых его читателей, сделавших немало полезных замечаний, которые я постарался по мере возможности учесть в текущей его версии.

ЛИТЕРАТУРА

Лингвистический Энциклопедический Словарь

Нар82 Нариньяни А.С. Недоопределенные модели и операции с недоопределенными значениями. - Препринт ВЦ СО АН СССР, N 400, 1982.

Нар86 Нариньяни А.С. Недоопределенность в системе представления и обработки знаний. - Техническая кибернетика, М.,1986, N.5.,с.3-28

Нар94а Нариньяни А.С. НЕ-факторы и инженерия знаний: от наивной формализации к естественной прагматике // Труды 4-й Нац. Конф. ”Искусственный интеллект - 94” , Рыбинск, 1994, т.1, с, 9-18.

Нар94б Нариньяни А.С. Неточность как НЕ-фактор, попытка доформального анализа// Препринт РосНИИ ИИ №2, Москва-Новосибирск 1994, сс.34.

Нар96 Нариньяни А.С. Неоднозначность и ее функции в процессе коммуникации.// Cб. ”Труды нац. конф. по искусственному интеллекту КИИ’96 окт.1996. Казань, 1996

Нар99 Нариньяни А.С. НЕ-ФАКТОРЫ: Неточность и Недоопределенность – различие и взаимосвязь (до-формальное исследование) // Cб. ”Международный Семинар ДИАЛОГ’’99” Таруса, Май 31-июнь 4 1999

Нар00 Нариньяни А.С. НЕ-ФАКТОРЫ: Неточность и Недоопределенность - различие и взаимосвязь. //Изв. РАН, Теор. и сист. упр. - 2000.- N.5. - с.44-56.

Заде65 Л.Заде. Понятие лингвистической переменной и его применение к принятию приближенных решений. М.: Мир, 1976.


Помещена в музей с разрешения автора 10 Февраля 2019

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2019