Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Галерея славы  → Отечественные ученые и инженеры  → Иванников Виктор Петрович  → Образование - сейчас самая большая проблема

Образование - сейчас самая большая проблема

По уже наметившейся традиции раз в году проходит встреча главного редактора нашего еженедельника Эдуарда Пройдакова с директором Института системного программирования РАН, членом-корреспондентом РАН Виктором Петровичем Иванниковым, в ходе которой обсуждаются наиболее актуальные вопросы, связанные с образованием, работами этого института и другими темами.

PC Week: Сейчас в американской прессе прошла серия публикаций, в которых АН России обвиняется в том, что она по заданию Правительства России организует нападения хакеров на сайты МО США, в частности, недавно, как было заявлено, они похитили шифры ВМФ.

Виктор Иванников: Это чепуха. Я допускаю, что такие попытки есть, но даже вообразить не могу, чтобы это пошло “сверху” и через АН. Хакеры - народ плохо управляемый. При нынешней обстановке в АН такую работу просто невозможно организовать. Кстати, это может быть нелепая трактовка действий не злонамеренных. Например, года два назад мне пришло сообщение из американского университета, что с нашего института их пытаются атаковать и получить информацию по каким-то криптографическим программам. В письме был указан сетевой адрес. Выяснили, что один парень действительно туда обращался. Сеть в этот момент была перегружена, связь “рвалась”, и он многократно пытался связаться с сайтом университета без всякой попытки взлома. Конечно, американцам такие ситуации со связью понять тяжело.

PC Week: После войны в Югославии в государственных структурах пошли разговоры о создании суперкомпьютерных центров, выделении денег на разработку суперкомпьютеров и т. д. АН как-то участвует в таких программах?

В. И.: Да. В АН создан суперкомпьютерный центр, руководит которым Геннадий Иванович Савин. Задача этого центра - оказание научных услуг разным подразделениям АН по счету на суперкомпьютерах. Центр не просто предоставляет машинное время, а консультирует, как решать задачу в биологии, например, или химии. Чтобы пользователь мог получить квалифицированный доступ к супервычислениям, его нужно научить. Есть задачи, которые плохо распараллеливаются, поэтому для разных классов задач нужны разные суперкомпьютеры. Хотя на самом деле бум вокруг суперкомпьютеров идет на спад. Тому много причин, и в первую очередь стоимость таких машин, а также появление возможности считать некоторые задачи в локальной сети из ПК и рабочих станций. В США суперкомпьютерные центры чаще всего создавались на деньги бюджетные. Если бы университеты создавали такие центры на свои деньги, я не уверен, что их выбор был бы в пользу суперкомпьютеров.

PC Week: А как вы относитесь к проектам создания в России сети суперкомпьютерных центров?

В. И.: При нашей нищете это нелепость. Суперкомпьютерные центры нужны, но не тотально. Такие центры уже есть, например, в Москве и Санкт-Петербурге, я могу обратиться туда и послать свою задачу, т. е. нельзя насаждать такие центры без учета реальных потребностей. Недозагрузка обычна для суперкомпьютеров.

PC Week: Год назад мы беседовали с вами о проблемах компьютерного образования. Какова нынешняя ситуация?

В. И.: Я считаю, что образование сейчас становится центральной проблемой. В образовании, как и в науке, как и в армии, существует проблема поляризации возрастов: либо люди старше 50 - 55, либо моложе 30. Средний слой вымыт, именно тот слой, через который осуществляется преемственность поколений. Идет постоянный отток людей в возрасте до 35 лет. В программировании это четко прослеживается. Поэтому на старшее поколение ложится большая нагрузка по подготовке молодых специалистов. Существует противоречие между спросом и предложением со стороны образования. Очевидно, что в стране и за рубежом огромный спрос на людей, которые могут работать в области высоких технологий. Но тут у нас есть большой плюс - школьная подготовка пока остается достаточно качественной и высокой. Нашим вузам пока не нужно, как в американских университетах, ликвидировать провалы средней школы. В США для этого студентам читают соответствующие курсы. Посмотрите, например, интересное предисловие к переводу книги Д. Кнута “Основы компьютерной математики”. Там есть характерная фраза: “Эта книга раскрывает тайну одного феномена американского образования: как превращать малограмотных школьников в прекрасных математиков”. У нас о школьниках не скажешь, что они малограмотны.

Однако есть очень серьезные проблемы по подготовке хороших специалистов по программированию и computer science. Существует несколько известных школ в Москве, Санкт-Петербурге, Перми, которые готовят ребят, выигрывающих олимпиады. Но центров, в которых нормально поставлено преподавание, - очень немного. В большинстве случаев есть проблемы с методикой преподавания, нет преподавателей, которые могут выполнить программу подготовки. В вузах и на уровне ректоров, и на уровне преподавателей чувствуется необходимость изменений - например, с этого года в МФТИ началось преподавание computer science по единой методологии на всех факультетах. Такой процесс идет, но мало учебников, плохо распространена единая методика и, наконец, не хватает лекторов.

Что касается методики преподавания, то здесь непростая ситуация не только у нас, но и в США. В настоящее время существует несколько унифицированных методик, которые называются computing curricula. Последние из них, подготовленные ACM и IEEE Computer Society, опубликованы в 1992 г. Следующее издание выйдет в 2001 г. Текущее их состояние можно посмотреть на сайтах этих организаций. Так что работа по совершенствованию методик преподавания ведется. В них определяется, какие курсы должны читаться, что в эти курсы должно включаться, как их преподавать, какие требования. Отмечу, что в США из-за того, что рынок труда огромный, а дефицит кадров растет, многие университеты начали преподавать computer science, не имея ни базы, ни подготовленных преподавателей. И соответственно давали плохую подготовку студентам. Это вызвало озабоченность общественности, поэтому сейчас принята система сертификации. При поддержке упомянутых организаций существует специальная независимая фирма, которая сертифицирует университеты на качество преподавания computer science. Одно из основных требований - соответствие computing curricula. Затем идут технические требования: компьютерные классы, лекционные залы, педагогическая нагрузка преподавателей и т. д. Основные университеты - Стэнфорд, MIT - уже прошли такую сертификацию.

PC Week: А как же ВМК МГУ? Собираетесь ли вы проходить такую сертификацию?

В. И.: Разговор о сертификации ВМК шел уже год назад. Как обычно в любом вузе, все делается медленно. Сейчас у нас идет подготовка к тому, чтобы начать прохождение сертификации, и, судя по всему, ВМК получит такой сертификат. Вообще-то всем вузам нужно стремиться к его получению. Это могло бы привлечь иностранных студентов, так как образование у нас стоит значительно дешевле. Наличие сертификата означает гарантированный уровень преподавания. США все время увеличивают иммиграционные квоты и погашают дефицит кадров за счет иммигрантов. Но сейчас правительство будет принимать специальные меры в поддержку computer science в своих университетах. По сравнению с рынком Северной Америки и Европы отечественный программный рынок очень мал, и нам нельзя изолироваться. Работа с западными партнерами предъявляет очень жесткие требования к качеству продукта и управлению работами. Очевидно, что в ближайшие десять лет эта индустрия будет расти, поэтому имеет смысл вкладываться в подготовку кадров для нее.

У нас программной индустрии до сих пор, по существу, не было. Сейчас это шанс для страны. Есть кадры, есть люди. Это не микроэлектроника, требующая миллиардных инвестиций. Чтобы научить человека писать программы, нужны несоизмеримо меньшие затраты. Нужны законы, которые поддерживали бы работы в области высоких технологий.

PC Week: За прошедшие годы перестройки никаких осмысленных действий в этом направлении со стороны госорганов любого уровня мы не увидели. Создается впечатление, что существует полное непонимание важности этой задачи.

В. И.: Есть и непонимание, но я не могу сказать, что это тотальное непонимание. Например, было сообщение, что под эгидой мэрии Санкт-Петербурга организуется консорциум программистских фирм.

Здесь скорее усматривается проблема языкового барьера между чиновниками и специалистами. Прежде всего чиновникам нужно осознать, что между понятиями “программное обеспечение” и “высокие технологии” можно поставить знак тождества. Никаких высоких технологий без программной индустрии сделать нельзя.

Еще нужно отметить, что новые технологии создаются “стартаповскими” компаниями. Поэтому должен быть стимул, чтобы кто-то рисковал, инвестируя средства в такие компании. На самом деле все взаимосвязано: образование, индустрия, исследования.

PC Week/RE, № 39/99
Помещена в музей с разрешения автора 2 Декабря 2016

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017