Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История отечественной вычислительной техники  → Предприятия и НИИ  → Воспоминания И.А. Овсеевича об ИАТ

Воспоминания И.А. Овсеевича об ИАТ

Э. Пройдаков. В своих воспоминаниях д.т.н., профессор Иосиф Абрамович Овсеевич рассказывает о ранней истории института, когда он назывался ещё ИАТ. Мне, как бывшему сотруднику ИПУ они были интересны. Вот этот отрывок.

Иосиф Абрамович Овсеевич

Иосиф Абрамович Овсеевич

“…Но в мою судьбу вмешался мой давний знакомый Георгий Владимирович Добровольский, преподаватель кафедры дальней связи Московского электротехнического института связи, где я учился. Он предложил мне перейти на работу к нему в Академию наук, в Институт автоматики и телемеханики.

Предложение Георгия Владимировича мне пришлось по душе и я подал заявление о поступлении в ИАТ. Моим оформлением занималась очень милая и скромная женщина, заведующая канцелярией и, по-видимому, отделом кадров, Анастасия Ефимовна Куприянова,  а также, почему-то, Николай Петрович Хрунов, который, как мне кажется, был заведующим аспирантурой. Возможно, Хрунов занялся мною, решив подсоединить меня к группе аспирантов ИАТ, изучающих иностранные языки и философию. Я приступил к работе 10 мая 1946 года. Почти одновременно я стал заниматься в группе немецкого языка. Н.П. Хрунов, оказавшийся одним из первых моих знакомых в ИАТ, был уже довольно пожилым человеком, небольшого роста, сильно ссутуленный и как бы скованный в движениях, заядлый курильщик. Он был закоренелым путейцем и его лексика была заполнена железнодорожной терминологией. Вспоминается, например, его шуточный афоризм: “Пассажир что клоп, бороться с ним нужно, но уничтожить его невозможно”. Я немного остановился на личности Хрунова, поскольку он был первым человеком в администрации ИАТ, который протянул мне дружескую руку.

ИАТ размещался тогда в доме №4 по Малому Харитоньевскому переулку (ул. Грибоедова). Место в каком-то смысле историческое. Я не буду говорить о многих весьма важных и интересных строениях и учреждениях, расположенных на этой улице. Напомню лишь, в “Евгении Онегине” Пушкин говорит, что когда Татьяна Ларина приехала в Москву, она остановилась в тёткином доме “у Харитонья в переулке”. Дом № 4 был прекрасным пятиэтажным зданием, построенным  ещё в досоветские времена Российским инженерным обществом по инициативе и активном участии тогдашнего председателя общества, известного специалиста в области сопротивления материалов, профессора МВТУ Тимошенко. На его 4-х этажах располагалось почти всё Отделение технических наук (ОТН) АН СССР. Теперь такого отделения в Академии наук нет. Оно было создано, в своё время, по инициативе выдающихся академиков Крылова и Чаплыгина, в ответ  на запросы времени, как восполнение важного пробела в системе Академии наук, где до того не велись прикладные технические исследования. Кроме ИАТ АН СССР в доме № 4 находились Институт машиноведения (директор – академик Е.А. Чудаков, а затем академик А.А. Благонравов), Институт горного дела (академик А.А. Скочинский), Институт механики (член-корреспондент АН СССР Н.Г. Четаев), Секция радиотехники (председатель академик Б.А. Введенский), Секция водохозяйственных проблем (член-корреспондент АН СССР В.В. Звонков), Секция транспорта (академик В.Н. Образцов), Комитет технической терминологии (председатели в нём менялись; видным сотрудником там был Лотте, идеолог и научный руководитель этого научного направления, учёным секретарем Я.А. Климовицкий), Комиссия по истории естествознания и техники (председателем там одно время, правда недолго, была В.А. Голубцова – жена Г.М. Маленкова), Лаборатория научно-прикладной фотографии и кинематографии (ЛАФОКИ) (директор В.К. Борщенко). Там же размещалось бюро ОТН АН СССР с великолепным кабинетом академика-секретаря отделения (последовательно им были Б.А. Введенский, А.А. Благонравов, С.А. Христианович) с образцами механизмов, изготовленных самим П.Л. Чебышевым. В этом бюро постоянно сидел Учёный секретарь отделения С.В. Калинин, там же находилась редакция журнала “Известия АН СССР, серия ОТН”, и там же помещалась замечательная библиотека-читальня ОТН (заведующая В.Ф. Климантович, а затем Е.О. Вильдт), в которой мы были завсегдатаями. Здание было 5-этажное и верхний этаж в нём занимала музей-квартира художника Мешкова; отсюда видно, институты ОТН не были слишком большими.

Группа Добровольского входила в состав лаборатории телемеханики, заведующим которой был Михаил Александрович Гаврилов тогда ещё кандидат наук. Кроме меня в группу Добровольского входил Гирш Израилевич Цемель. В лабораторию же входили ещё Семен Михайлович Яковлев, Шафрановская, Бася Марковна Полыховская (?), Алексей Николаевич Юрасов и лаборант, мастер на все руки Алексей Кузьмич (?).

Гаврилов – крупный специалист в области телемеханики – был одним из создателей теории релейно-контактных схем. Основы теории были заложены работами американца Клода Шеннона и советского физика Виктора Ивановича Шестакова, Гаврилов успешно продолжил и развил эти работы. В частности, он, наряду с параллельно-последовательными релейно-контактными схемами, исследовал схемы мостикового типа. Он успешно защитил докторскую диссертацию по этой проблематике и впоследствии был избран членом-корреспондентом АН СССР.

На этом пути ему пришлось преодолеть немалые трудности, в том числе выдержать жестокую борьбу с предвзятой критикой, которая, в основном сводилась к обвинениям его в идеализме, что, по тем временам, грозило очень большими неприятностями.

В Ленинграде была целая группа специалистов-релейщиков (Фремке, Юргенсон и др.), которые устно и письменно клеймили Гаврилова. Они приезжали в Москву, на семинары и совещания, где выступал Гаврилов и, по своей неграмотности, а может и из-за корысти, голословно утверждали, что не может быть создано реальное, физическое устройство на основе “умствований” алгебры Буля. Юргенсон даже приехал на защиту диссертации Гаврилова и там обвинял его в лженауке и идеализме. Спасибо оппонентам Гаврилова, особенно Петру Сергеевичу Новикову и академику Миткевичу, которые по заслугам оценили это выступление и способствовали присуждению Гаврилову степени доктора технических наук.

М.А. Гаврилов провёл большую работу по развитию исследований в области релейно-контактных схем, привлёк к этой деятельности многих ведущих специалистов, в том числе наших коллег (В.Н. Рогинский, В.Г. Лазарев, Г.Н. Поваров, Ю.Л. Сагалович, Е.И. Пийль и др.), организовал в ИАТ (ныне ИПУ) хорошо работающий общемосковский семинар по этой тематике, был инициатором и организатором зимних и летних школ, международных конференций, которые привлекали большое число как советских, так и иностранных участников (румын Моисил, венгр Кальмар, чехи А. Свобода, Ф. Свобода и др.). Одним словом, заслуги М.А. Гаврилова в развитии этого важного научного направления несомненны.

Институт автоматики и телемеханики (ныне Институт проблем управления), в то время включал в себя ещё несколько сильных научных коллективов, занимающих важное место в мировой науке. Отметим, в частности, лабораторию электроники, руководимую членом-корреспондентом АН СССР Дмитрием Владимировичем Зерновым; в ней работали такие видные электронщики как Павел Григорьевич Тагер, один из изобретателей звукового кино (система ТАГЕФОН), Кубецкий, изобретатель многоэлектродной лампы (мультиплексор Кубецкого), использующей эффект вторичной эмиссии электронов, Телишевский, Матвей Ильич Елинсон, Теодор Моисеевич Лифшиц, Бронислава Самойловно Кульварская. Эта лаборатория, после создания Института радиотехники и электроники АН СССР, целиком перешла туда. Лаборатория, руководимая академиком Борисом Николаевичем Петровым, занималась главным образом тематикой, связанной с управлением космическими аппаратами. В ней работали Емельянов, Портнов-Соколов, Рутковский, Уланов. Наряду с конкретными разработками систем управления сотрудники лаборатории получали интересные, новые теоретические результаты. Их деятельность была отмечена высокими правительственными наградами вплоть до Золотой Звезды Героя Социалистического Труда, которой удостоился Б.Н. Петров. Лаборатория, руководимая членом-корреспондентом АН СССР Борисом Степановичем Сотсковым, занималась, главным образом, тематикой, связанной с управлением морскими, в том числе подводными, объектами и имела серьёзную практическую направленность. В ней работали Морис Аронович Розенблат, создавший теорию и реализовавший серию магнитных усилителей, Лев и Ирина Декабрун, Давид Яковлевич Либенсон, Борис Иосифович Филиппович, Борис Александрович Рябов, Шурыгин (?). Лаборатория, руководимая академиком Вадимом Александровичем Трапезниковым, автором серии малых электрических машин, занималась, в частности, под руководством Бориса Яковлевича Когана, созданием аналогового вычислительного комплекса-интегратора, который по своим параметрам не уступал лучшим мировым достижениям, а также системами управления объектами атомной технологии. Очень сильную лабораторию возглавлял Марк Аронович Айзерман, крупный теоретик в области проблем управления. В неё входили Яков Залманович Цыпкин, будущий академик, который потом возглавил самостоятельную лабораторию, Лев Ильич Розеноер, Браверман, Алексей Алексеевич Таль, Галина Тарасовна Полякова. Ряд выдающихся учёных-управленцев таких как Фельдбаум, Александр Яковлевич Лернер, Александр Михайлович Петровский, Виктор Александрович Ильин, Владимир Александрович Жожикашвили, Олег Иванович Авен, Михаил Владимирович Мееров, Владимир Викторович Солодовников, Шумиловский. Рузский, Лоссиевский, “главный историограф института” Александр Владимирович Храмой и многие другие; эти люди, занимавшие в разное время различные научные позиции от рядовых сотрудников до руководителей лабораторий, создавали золотой фонд специалистов в области теории управления, но, к сожалению, я не могу сейчас точно указать эти позиции в те или иные моменты времени, как, впрочем, и их точные имена. Учёный совет института включал в себя ряд выдающихся учёных с мировым именем: Александр Александрович Андронов, Николай Николаевич Лузин. Виктор Сергеевич Кулебакин, Валентин Иванович Коваленков и ряд других.

Директором ИАТ был член-корреспондент АН СССР, генерал-майор Валентин Иванович Коваленков, персона, на которой я остановлюсь в дальнейшем несколько подробнее. Тут же замечу, что на посту директора его вскоре сменил Борис Николаевич Петров, будущий академик. После этого Валентин Иванович стал заведовать лабораторией проводной связи, выделив её из лаборатории Гаврилова. Эта лаборатория, в составе семи человек, в 1948 году выделилась из ИАТ в самостоятельное учреждение при ОТН (Отделении технических наук) АН СССР с названием Лаборатория по разработке научных проблем проводной связи (ЛППС) АН СССР. Её директором, как я сказал, был назначен В.И. Коваленков, а учёным секретарём я. Основной задачей Лаборатории было развитие теории проводной связи и её практических применений в области распространения электрических сигналов по проводам, совершенствование существующих и разработка новых  систем многоканальной связи и систем автоматизации городских и междугородних телефонных сетей. Фактически научное руководство Лабораторией осуществлял Г.В. Добровольский, чью область научных интересов составляли исследования переходных процессов в линейных электрических цепях и теория нелинейных колебаний. По первой тематике его помощником был я, а по второй – Гирш Израилевич Цемель. В результате исследований переходных процессов появилась написанная Георгием Владимировичем книга, в которой одну из глав написал я. Эта глава посвящалась исследованию переходных процессов с помощью интеграла Лапласа и Лапласа-Стильтьеса.”

Полный текст воспоминаний И.А. Овсеевича находится по адресу http://iitp.ru/ru/about/ovseevich_memories
17 Октября 2016

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017