Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Документы и публикации  → Материалы конференций  → Материалы Международной конференции - SoRuCom-2011  → Информатика от Силиконовой Долины до Золотой Долины: Андрей Ершов и Джон Маккарти

Информатика от Силиконовой Долины до Золотой Долины: Андрей Ершов и Джон Маккарти

Джон Маккарти, знаменитый американский ученый, основатель научного направления «искусственный интеллект», собирался провести 1968-1969 академический год в Вычислительном Центре Новосибирского Академгородка. К июлю 1968-го года он так спланировал свое путешествие с дочерью-школьницей Сюзи: отправление по окончанию летнего лагеря, 23-го июля; одна неделя в институте Вейцмана, в Израиле; несколько недель в Шотландии для участия в международном семинаре по искусственному интеллекту и Конгрессе Международной федерации по обработке информации, ИФИП; одна неделя в Праге; прибытие в Москву 25-го августа[2]. К 19-му августа Маккарти наконец-то получил советскую визу и телеграфировал уточненную дату приезда, 8 сентября[3].

Геополитические события распорядились иначе. 21-го августа Андрей Ершов и его коллеги в Вычислительном Центре (ВЦ) были потрясены известием о вводе советских войск на территорию Чехословакии. Дружелюбное отношение к Советскому Союзу, научное сотрудничество с чехословацкими учеными – все казалось потерянным[4]. Последствия не заставили себя ждать. Джон Маккарти телеграфировал из Эдинбурга: «Из-за международной обстановки я задерживаюсь и сокращаю свой визит. Я могу приехать в Новосибирск на один, может, на два месяца с 1-го ноября. Сюзи не приедет. Если вы все еще хотите принять меня, отвечайте сюда»[5]. Согласно недавним воспоминаниям Маккарти, он счел безответственным привозить свою дочь на потенциально вражескую территорию; в любой момент могла начаться война[6].

По получении телеграммы Андрей Ершов немедленно телеграфировал, что Вычислительный Центр согласен принять Маккарти на удобный ему срок[7]. В письме, датированном тем же днем, 11-ым сентября, Ершов писал, выражая собственные чувства: «Я был очень огорчен, получив Вашу телеграмму. Я не знаю точных мотивов Вашего решения, но хотел бы сказать, что оно, никак не задевая тех, от кого зависит международное положение, сильно касается людей, близких Вам лично или по научным интересам. Если бы мы с Вами встретились, я думаю, что мы могли бы прийти к согласию в этой трудной ситуации»[8].

К каким же личным и научным связям между советскими и американскими учеными взывал Ершов в своем письме? Существующая историография воспроизводит национальные границы в истории информатики и неспособна ответить на этот вопрос[9]. Неофициальный, доверительный тон письма – дополнительное подтверждение близких отношении автора и адресата. Архивы, публикации и воспоминания содержат множество других свидетельств. «Андрей Ершов был моим другом» – заявил Маккарти в самом начале нашего разговора о его путешествиях в Сибирь[10]. Для истории международных научных связей в годы холодной войны существенно то, что их личная дружба была основана на общих научных интересах, регулярных встречах и переписке.

Часть моей диссертации посвящена вопросам советско-американских научных связей и становлению информатики как независимой научной дисциплины в 50-е и 60-е годы ХХ века. Только что рассмотренный эпизод, анализируемый в этой части, особенно интересен и показателен: кризисная ситуация вела к артикуляции и письменному свидетельству того, как исторические факторы понимали и создавали новую международную науку во времена холодной войны. В моем докладе для Sorucom 2011 я хотела бы более подробно рассмотреть научные контакты Андрея Ершова и Джона Маккарти. После хроникального изложения истории их отношении, я остановлюсь на взаимосвязи между личной и эпистолярной формами контакта, а также на единственном тексте, написанном ими в соавторстве во время все-таки состоявшегося визита осенью 1968 года.

Андрей Ершов и Джон Маккарти впервые встретились осенью 1958 года на международном симпозиуме «Механизация процессов мышления» в Теддингтоне (Англия). Эта была первая поездка молодого Ершова в так называемые «капиталистические страны». Он был в составе советской делегации, представленной в основном специалистами по автоматическому контролю[11]. На симпозиуме Ершов представлял результаты своей работы «Программирующая программа для БЭСМ», еще не изданной на английском языке[12]. На секциях по программированию молодой советский специалист оказался в компании будущих легенд американской информатики. Кроме Маккарти, там выступали: Грейс Хоппер, Марвин Минский и Джон Бэкус[13]. Хотя европейские работы были хорошо представлены на этом английском симпозиуме, главным событием, вошедшим в историю искусственного интеллекта, стало выступление Маккарти «Programs with Common Sense» – программы со здравым смыслом[14]. Для Ершова симпозиум стал новым этапом интеграции в существующие трансатлантические научные связи в области информатики, основными элементами которой были содействие американского ученого Алана Перлиса и собственный талант выстраивать деловые отношения, основанные на личной симпатии[15]. На симпозиуме Ершов и Маккарти договорились об обмене трудами. Хотя знакомство в тот момент не перешло в личную дружбу, обещание они сдержали[16].

Следующая документированная личная встреча американского и советского ученых произошла семь лет спустя, во время первого путешествия Ершова в компьютерную Мекку тех лет – Стэнфордский университет, одним из первых открывший самостоятельный факультет по информатике[17]. Путевая карта визита в США отражала выросший международный статус заведующего отделом программирования ВЦ. Ершов был приглашен на конгресс ИФИПа в Нью-Йорке с двумя докладами, о системе Альфа и о проекте системы разделения времени, читал лекции в Стэнфорде, корпорации РЭНД, перед членами общества ACM в Лос-Анжелесе[18]. Активная переписка, начавшаяся после этого визита, была вызвана желанием Маккарти посетить ВЦ Академгородка[19].

Осенью 1965 года начался цикл регулярных путешествий американского специалиста в Советский Союз и Академгородок. К 1971 году Маккарти побывал в Советском Союзе семь раз, в 1964,1965, 1966, 1967 (дважды), 1968 и в 1970 годах[20]. Пять из семи визитов включали пребывание в Академгородке. Маккарти, наверняка, останавливался в единственной гостинице, принимавшей иностранных гостей, «Золотой Долине», названной в честь осеннего сибирского леса и долины, где разместился Город Науки.

Со второй половины 1970-х Маккарти реже бывал в Академгородке и Советском Союзе, деля свое время между руководством лабораторией Искусственного Интеллекта в Стэнфорде, организацией международных конференций, и длительными командировками в Японию. Дружба с Ершовым поддерживалась благодаря переписке, встречам на конференциях и во время посещения Ершовым США. Последняя встреча состоялась в Академгородке летом 1987-го года, за год до кончины Ершова. А.П. Ершов пригласил легендарного ученого встретиться с юными советскими программистами в Летней школе и рассказать им о своем видении достижений и проблем искусственного интеллекта[21].

Переписка позволяет приблизиться к пониманию личных и научных взаимоотношений между Ершовым и Маккарти, а на их примере, и к пониманию циркуляции научного знания между двумя супердержавами и формированию новой научной дисциплины, информатики. Ограничение личных контактов придавало дополнительное значение письмам как основному медиуму. В письмах Ершова и Маккарти практически стерты границы личного и профессионального, и мы можем читать их, не опасаясь нарушить privacy. Одно из самых длинных и сложных посланий Маккарти адресованных Ершову, это письмо, написанное в декабре 1965 г. и полученное Ершовым уже в 1966. Согласно письму, его автор предпочитает личные или телефонные научные разговоры, обычно его попытки письменной коммуникации заканчивались ничем: «это второе научное письмо когда-либо законченное мной»[22]. В результате, написанное в несколько заходов, десятистраничное письмо позволяет заглянуть в ту часть мира Маккарти, которой он хотел поделиться с Ершовым.

В письме Маккарти выдвигает идею приезда в Новосибирск на длительный срок с возможным преподаванием в университете, описывает свои курсы и задания для студентов в Стэнфорде, и интересуется уровнем подготовки и машинными средствами для новосибирских студентов. Научная часть письма посвящена также критике Алгола, обсуждению состояния и перспектив этого международного проекта, привлекшего участие и Маккарти, и Ершова. Помимо упомянутых развернутых сюжетов, письмо содержит различные комментарии и отступления. Спектр тем затронутых в этом письме чрезвычайно широк: Маккарти комментирует старые работы Ершова, планирует будущий приезд в Академгородок, сообщает местные новости и характеристики новых машин, уточняет и исправляет информацию, переданную ранее, делится планами о создании совместной с логиками рабочей группы и своими трудностями по работе в качестве консультанта ИБМ, задает различные вопросы. Конец письма – выражение благодарности за высланные ноты к песенке «Шла собака по роялю...»; в Америке она была запрограммирована и исполнена компьютером[23]. Пожалуй, самая важная научная часть письма – краткое изложение взглядов Маккарти на программы как математические объекты. «Я считаю, – пишет Маккарти, – что цель ближайших 5-10 лет – развить математическую теорию вычислений и доказательные программы, которые дадут их пользователю возможность требовать доказательств, произведенных компьютером, что программы соответствуют указанным спецификациям, вместо простого поиска ошибок»[24].

Ершов был искренне тронут вниманием щедрого на идеи американца. «Я не знаю другого человека в нашем вычислительном мире, – пишет Ершов в ответном письме, – чьи интересы и подход настолько были бы близки моим. Особенно мне импонирует Ваш интерес к математической теории вычислений и взаимодействию человека и машины. Так же, как, по-видимому, и Вы, Я считаю себя математиком, но в тайне надеюсь, что наша деятельность сможет что-то познать и изменить в реальном мире…»[25]. Это высказывание Ершова дает ясное представление о существовании общей мировоззренческой платформы, способной нейтрализовать идеологические разногласия капиталистического и социалистического миров при общении ученых-информатиков. По обеим сторонам железного занавеса основатели новой дисциплины верили в силу математических машин стать первым помощником человечества на пути прогресса независимо от политических или национальных барьеров.

Обычно, в истории науки самым первым свидетельством научного сотрудничества является не переписка, а совместная публикация. В случае советко-американских связей совместная публикация не была первой. Во время частых визитов Маккарти в ВЦ, он и Ершов активно сотрудничали по описанию нового символического языка БЕТА. В архиве Ершова хранятся черновики и рабочее описание языка за подписью соавторов[26]. Но рукопись не была опубликована. С осени 1966 работа над БЕТА-языком полностью остановилась.

Однако в архиве Ершова хранится другой любопытный документ, составленный советским и американским учеными во время визита Маккарти в ВЦ – письмо к международной группе по разработке языка Алгол, членами которой они являлись[27]. 1968 год вошел не только в историю холодной войны, но и в историю программирования. Он был отмечен завершением работ над новым языком, получившим название Алгол 68. Эти работы сопровождались крупными конфликтами, разделившими рабочую группу на так называемое «большинство», поддерживающее вариант разработанный Аадом ван Вейнгаарденом и «меньшинство», подписавшее манифест о новом подходе к программированию Эдсгера Дейкстры[28]. Совместное послание Ершова и Маккарти было своеобразным выражением их позиции по отношению к кризисной ситуации.

Письмо, адресованное рабочей группе в форме шутливого поздравления британскому информатику Ч. Э. Р. Хоару, одному из диссидентов группы, довольно точно выражает внутренние противоречия проекта и критику меньшинства:

Read our report if you can
Read at your own chosen speed
It's not the kind you wanted, boys
It's not the kind you need
You say you're looking for a book
Not too thick and always clear
To guide you and protect you
From all the bugs you fear
A book to open each and every door...

[Читайте наше сообщение, если только сможете,
Читайте в своем ритме.
Ребята, в нем совсем не то, что вы хотели,
Совсем не то, что Вам нужно.
Вы говорите, что ищите книгу,
Не слишком объемную и совершенно понятную,
Что направит и защитит вас
От всех устрашающих вас багов.
Книгу, чтобы распахнуть любую дверь...[27]

Существовала и русская версия песни-шутки, от которой сохранился припев:

Подайте нам язык другой.
чтоб не было в нем обмана,
чтобы на нем могла писать
любая обезьяна…
Нет, нет, нет – это не наш язык.[29]

Сатирический текст, написанный Ершовым и Маккарти, вполне вписывается в установившуюся в группе традицию устных и письменных шаржей, часто направленных на научные идеи и их проводников[30]. И Ершов и Маккарти были многоопытными участниками проекта и могли себе позволить сдобрить сатирой свое мнение по поводу конфликта. Соавторство выражает общность высказанной позиции – лояльность к группе, а не к продукту ее работы – и надежду на разрешение конфликта[27].

Как сообщали ученые шутники, «песня исполнялась на музыку «русской народной песни» «Это не я, глупышка» или «It is not me, babe». Сюжет отражает квинтэссенцию многоуровневого научного контакта, где не всегда возможно разделить личное и профессиональное. Выбор оригинальной песни Боба Дилана и аллюзия на ее популярность в Советском Союзе, это очередное свидетельство того, что участники научных контактов выступали одновременно и культурными медиаторами. Обмен научными идеями включал обмен мнениями, популярными журналами и, конечно же, музыкой. Юмор, традиционно считающийся одним из самых сложных и неподдающихся переводу языковых явлений, неизменно сопутствовал как встречам мультинациональной рабочей группы по Алголу так и личным встречам Ершова и Маккарти.

Цель моего доклада, не просто продемонстрировать существование научных контактов в области информатики между Западом и Востоком в годы холодной войны, а приблизиться к пониманию условий формирования новой научной дисциплины, пересекающей барьеры политики и пространства от Силиконовой долины до Золотой долины. Международная координация научных задач информатики была возможна благодаря обмену идеями в публикациях, переписке, конференциях и при личных встречах. Кроме рассмотренных в докладе элементов, содействующих научным связям на персональном уровне, таких как техно-утопическое видение прогресса и юмор, решающим фактором выступала, все-таки, позиция властей. Как информатики добивались разрешения на установление контактов и поддержку установившихся связей? Это следующий краеугольный вопрос на пути к транснациональной истории информатики.

 

 

Примечания

1. Автор выражает благодарность: сотрудникам Архива Ершова, на основе которого написана эта работа; летней школе “America Engages Eurasia,” где обсуждались контакты Америки с Россией; ассоциации по вычислительной технике АСМ за финансовую поддержку; руководителю диссертации, профессору Майклу Гордину.

2.Архив Ершова: 22 июня, 1968, папка 147- лист 109.

3. Архив Ершова: Дж. Маккарти А. Ершову, 19 августа, 1968, 147-73.

4. См. А. Берс в книге «Андрей Ершов – ученый и человек», ред. А. Марчук (Новосибирск, 2006), с. 341-342.

5. Архив Ершова: Дж. Маккарти – А. Ершову, 10 сентября, 1968, 147-63: “Because of international situation I am delaying and shortening my visit. I can come to Novosibirsk for one maybe two months starting November 1. Susie will not come. Do you still want me? Reply here.” Здесь и далее перевод автора.

6. Джон Маккарти, интервью с автором, март 2007.

7. Архив Ершова: А. Ершов – Дж. Маккарти, 11 сентября, 1968, 127-44.

8. Архив Ершова: А. Ершов – Дж. Маккарти, 11 сентября, 1968, 127-45.

9. Исключение составляет Slava Gerovitch, From Newspeak to Cyberspeak: A History of Soviet Cybernetics (Cambridge, Mass.: MIT Press, 2002). О потенциале транснациональной истории для истории техники, см. Eric van der Vleuten “Toward a Transnational History of Technology: Meanings, Promises, Pitfalls,” Technology and Culture, vol. 49, no. 4, 2008, c. 974-994. Об интернациональной и транснациональ- ной истории информатики см. Corinna Schlombs, "Toward International Computing History," IEEE Annals of the History of Computing, vol. 28, no. 1, 2006, c. 107-108.

10.Джон Маккарти, интервью с автором, март 2007.

11. См. раздел о поездке в Архиве Ершова: http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaindex.asp?lang=2&gid=286

12. A. Ershov, Programming Programme for the BESM computer (London: Pergamon Press, 1959).

13. Proceedings of the Teddington Conference on the Mechanization of Thought Processes, (Her Majesty's Stationery Office, London: 1959).

14. О симпозиуме см.: Roberto Cordeschi, The Discovery of the Artificial: Behavior, Mind, and Machines Before and Beyond Cybernetics (London: Dordrecht, 2002). pp. 187-189. R. Kline, “Cybernetics, Automata Studies, and the Dartmouth Conference on Artificial Intelligence,” IEEE Annals of the History of Computing, в печати; Pamela McCorduck, Machines Who Think (San Francisco: W. H. Freeman, 1979).

15. См. иностранную переписку Ершова до и после симпозиума в Архиве Ершова. Например, С. Гилл – А. Ершову, 4 ноября, 1958, 135-392, 393: “Professor Perlis has already written to me mentioning your name and I was therefore very pleased to receive your letter of October 20th...” [Профессор Перлис уже написал мне о вас, и мне было очень приятно получить Ваше письмо от 20-го октября...]

16. Архив Ершова: Дж. Маккарти – А. Ершову, 2 марта, 1959, 135-363.

17. Архив Ершова: список гостей на приеме в честь Ершова, 32-157.

18. См. раздел о поездке в Архиве Ершова: http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaindex.asp?lang=2&gid=749

19. Архив Ершова: А. Ершов – Дж.Маккарти, 28 июня 1965, 126-158; Дж.Маккарти – А. Ершову, 13 июля, 1965, 133-75.

20. Архив Ершова: Характеристика на американского ученого Дж. Маккарти, 21 декабря, 1971, 410-28.

21. Архив Ершова: За Науку в Сибири, 24 сентября, 1987, 379-7/1, 7/2.

22. Архив Ершова: Дж. Маккарти – А. Ершову, 19 декабря, 1965, 132-229/238, 237: “this is the second time I finished a letter with any scientific content...”

23. Ibid., 132-238.

24. Ibid., 132-231. Маккарти использует идеи из своих публикаций, например: John McCarthy, “Checking mathematical proofs by computer,” Proceedings Symposium on Recursive Function Theory, 1961 (American Mathematical Society, 1962). John McCarthy, “A Basis for a Mathematical Theory of Computation”, in P. Braffort and D. Hirschberg, eds., Computer Programming and Formal Systems, pp: 33-70. (North-Holland, Amsterdam, 1963).

25. Архив Ершова: А. Ершов – Дж. Маккарти, 27 января 1966, 126-105/107.

26. См. раздел о языке БЕТА в Архиве Ершова: http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaindex.asp?lang=2&gid=846

27. Архив Ершова: Письмо к РГ 2.1, 541-155/156.

28. Об Алголе 68 см. C. H. Lindsey, "A History of Algol 68", in History of Programming Languages II, ed. Thomas J. Bergin and Rick G. Gibson (New York: ACM Press, 1996): pp. 27-83; о конфликте пишет Thomas Haigh, “‘Dijkstra’s crisis. The end of ALGOL and the beginning of software engineering,” Computing in many languages: European practices and identities in the early Cold War era, Gerard Alberts et al., eds., манускрипт книги, с. 429-465. Также смотри документы в Архиве Ершова: http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaindex.asp?lang=2&gid=587

29. А. Берс, А. Рар. Диалог об Аголе 68. Становление Новосибирской школы программирования: Мозаика воспоминаний, ред. И. В. Поттосин, (Новосибирск, 2001), электронная версия в виртуальном компьютерном музее: http://www.computermuseum.ru/books/n_mozaika/algol.htm

30. K. Tatarchenko “'Not Lost in Translation': How English Became the Common Language of Information Processing (1960-1974), Computing in Many Languages, с. 253-286.

Об авторе: Принстонский Университет
ktatarch@princeton.edu
Материалы международной конференции SORUCOM 2011 (12–16 сентября 2011 года)
Помещена в музей с разрешения автора 6 Ноября 2013

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2018