Первая поездка на конгресс ИФИП в США, 1965 год.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Андрей Петрович Ершов — ученый и человек  → Первая поездка на конгресс ИФИП в США, 1965 год

Первая поездка на конгресс ИФИП в США, 1965 год

В 1965 г.  А. П. Ершов выступил на Конгрессе ИФИП с докладом, посвященным системе АЛЬФА. Американцы живо интересовались положением дел в советской вычислительной технике, после Конгресса они организовали поездку Ершова в Сан-Франциско и Лос-Анджелес, где А. П. выступал перед учеными и журналистами на различных встречах. Американские журналисты охотно и достаточно подробно комментировали выступления Андрея Петровича. Но в СССР эта поездка вызвала несколько неадекватную реакцию. Президент АН СССР М. В. Келдыш направил директору ВЦ СО АН Г. И. Марчуку гневное письмо, где обвинял Ершова во всех смертных грехах. К сожалению,  нам не удалось найти этот документ в архивах СО РАН и РАН, поэтому мы приводим только письмо Ершова, в котором, отвечая по существу на выдвинутые обвинения, Ершов одновременно  предлагает развивать сотрудничество с США в области вычислительной техники. Далее приводится перевод статьи американского журналиста Р. Хенкеля, которая вызвала эти претензии, а также, для полноты картины, несколько комментариев к этой поездке  из американской прессы. Более полную информацию можно найти на сайте

http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaindex.asp?lang=1&gid=764.

А. П. Ершов — М. В.  Келдышу[1]

28 июля 1965

Президенту Академии наук СССР
академику М. В. Келдышу

Глубокоуважаемый Мстислав Всеволодович!

В связи с Вашим письмом № 30-1-675 от 21 июля с. г. сообщаю следующее.

Статья Роберта Хенкеля в «Электроник Ньюс» от 7 июня 1965 г. появилась в связи с моим выступлением общего характера перед периодическим семинаром Лос-Анджелесского отделения Эй-Си-Эм на тему «Вычислительные науки в Новосибирске», которое состоялось 2 июня 1965 г. в Калвер Сити — пригороде Лос-Анджелеса.

Обсуждение статьи и моего выступления следует, очевидно, вести по следующим пунктам:

а) не произошло ли в результате моего выступления утечки какой бы то ни было существенной информации;
б) наоборот, не представлена ли в результате моего выступления какая-либо информация о вычислительной технике в СССР в искаженном виде;
в) в какой степени соответствует конкретное содержание и общий тон корреспонденции моему выступлению.

По п. а) я заявляю сразу, что любая конкретная информация, которую я сообщал, будь то во время моего выступления в Лос-Анджелесе или в любом другом месте во время моего пребывания в США, базировалась исключительно на материалах, опубликованных в открытой печати, а также на информации, полученной в результате посещения выставки ИНФОРГА, на которой были экспонированы некоторые советские вычислительные машины. Исключение составляет общая информация о системе  комплексирования вычислительных машин, разрабатываемой в ВЦ СО АН СССР, и упоминание о серии машин УРАЛ 11-16, о чем будет сказано ниже. Однако и эта информация является не только не секретной, но даже никогда не классифицировалась как служебная или не подлежащая разглашению.

Пункты б) и в) тесно связаны друг с другом, поскольку автор корреспонденции, очевидно желая повысить кажущуюся важность и нетривиальность своей заметки, допустил ряд существенных искажений моего выступления, придав ложную многозначительность или произвольно обобщив некоторые мои высказывания.

Целью моего выступления (а также целью ряда других бесед, которые я имел в США) было, оставаясь в рамках допустимой информации, заинтересовать американских коллег в планах ВЦ СО АН СССР комплексирования вычислительных машин, для того чтобы установить контакты и получить нужную для нас информацию по таким вопросам, как логическая структура многопультовых систем удаленной связи с машинами, организация разделения времени, программное хозяйство для систем коллективного использования машин и т. д. Здесь не место обсуждать, в какой степени я преуспел в получении научной информации и насколько она содержательна — эта информация анализируется в отчете о поездке в США, — скажу только, что я получил в США 160 единиц названий всевозможных материалов по указанным вопросам, в том числе 70 единиц технических отчетов и других ротапринтных материалов, не предназначенных для широкой публикации.

В начале своего выступления я сообщил стандартную информацию о структуре, основных научных направлениях и главных результатах работы ВЦ СО АН СССР. Эта информация содержала обычные сведения, которые всегда сообщаются у нас иностранным гостям. Затем я коротко рассказал о наших планах построения системы разделения времени и привел ряд общих сведений о машине БЭСМ-6 по материалам проспекта, выпущенного
ИТМиВТ АН СССР в начале этого года. Основное место выступления заняло короткое описание итогов разработки системы АЛЬФА. Характеризуя работу ВЦ, я упомянул о трудностях, которые мы испытываем с устаревшими ламповыми машинами и неадекватными устройствами ввода-вывода, однако я с самого начала подчеркнул частный характер моего выступления.

Рассмотрим теперь более подробно содержание статьи (абзацы занумерованы по тексту русского перевода).

Абз. 1. Я говорил о недостатке ЭВМ в СССР, однако не в таком контексте, который позволил бы эту фразу поместить в начало статьи.  О «невысоком качестве» машин я упоминал только в связи с обсуждением сравнительной надежности ламповых и полупроводниковых машин.

Абз. 2. «подробное описание БЭСМ-6 и УРАЛа-16» является грубым преувеличением. О БЭСМ-6 я не говорил ничего больше того, что есть в статье, а об УРАЛе-16 вообще почти ничего не упоминал (см. абз. 10). Информация о том, что я возглавляю ВЦ, лишь говорит о степени внимательности корреспондента.

Абз. 3. Я ни разу не говорил, что БЭСМ-6 всего лишь «более-менее» хорошая машина. Насчет УРАЛов (см. абз. 10).

Абз. 4—9. Более или менее правильно отражают то, что я говорил. Я только не говорил о том, будет ли наша система первой или не первой в СССР (абз. 4), и журналист не понял моего критического замечания в отношении БЭСМ-6 о том, что у нас не хватает резервов в адресе команды для возможного увеличения прямо-адресуемой оперативной памяти.

Абз. 10. После окончания выступления я, в порядке ответа на вопрос, рассказал о новых советских машинах, представленных на выставке ИНФОРГА: Минск 22, Наири и Раздан 3. Затем меня кто-то спросил, что я могу сказать о серии УРАЛ 11-14-16. Я сказал, что это машины среднего класса, предназначенные, в основном, для коммерческих задач с совместимым кодом команд и с длиной слова в 48 разрядов, делящимися на 6 частей по 8 разрядов, с плавающей и фиксированной арифметикой. На вопрос об УРАЛе 16 я сказал только, что это машина, вероятно, типа РАЗДАНа 3, может быть, немного побыстрее. Затем меня спросили о времени выборки памяти на УРАЛе 16. Я подчеркнул, что не знаю точно, и назвал цифру по памяти порядка 9—10 микросекунд. Откуда взялись в статье остальные цифры по УРАЛу 16, я не знаю.

Конец 10-го абз. Искусственно скомпилирован журналистом для того, чтобы подчеркнуть слабость наших позиций в отношении экономического применения машин. Например, замечание о «большом количестве проблем» я делал совсем в другом смысле, а именно подчеркивая большую широту практического применения машин. Вместо «только начинает» я хорошо помню, что сказал «уже начинает».

Абз. 11. Я говорил не о планах, а о моем личном предположении, что, вероятно, с годами в Новосибирске будет ВЦ не только для научных, но и для коммерческих вычислений.

Абз. 12 и 13. Нет замечаний.

Абз. 14. Вопрос о получении устройств ввода-вывода на следующий год опять искусственно перенесен в другой контекст. Фактически, я говорил, что мы надеемся в следующем году получить необходимый минимум внешних устройств для нашего проекта, хотя, может быть это не все то, что нам надо.

Абз. 15—16. Даже в мелочах корреспондент меняет акценты в выгодную для него сторону. Фактически я сказал так: «На двух машинах мы пропускаем порядка 300 задач в день, если только они работают столько, сколько им полагается, т. е. 16 часов в день. Это ламповые машины и они требуют тщательной ежедневной профилактики». И в шутку добавил, что слушатели, вероятно, забыли, что такое ламповые машины.

Резюме. Статья написана недобросовестным журналистом, задавшимся априорной целью, путем передергивания, принизить истинное положение с вычислительной техникой в СССР, а заодно, по-видимому, набить себе цену, придав статье вид большей достоверности за счет использования кавычек, искусственного раздувания веса и авторитета выступавшего и приписывания ему даже того, чего он не говорил (например, некоторые цифры по УРАЛу).

Я полагаю, что причиной Вашего письма с просьбой срочно дать объяснения по поводу данной корреспонденции является Ваша забота о том, чтобы научные контакты с США в области производства и использования вычислительных машин развивались бы в нужном для СССР направлении. В связи с этим я позволю себе сделать несколько общих замечаний, связанных с этой важной проблемой.

За последние годы имеет место совершенно очевидное стремление американской стороны представить СССР как «интересного» партнера в вопросах вычислительной техники. Эта тенденция мне кажется не случайной и является по-видимому лишь составной частью более широкой и активной деятельности, направленной на компрометацию СССР в целом. Носителями этой политики являются, прежде всего, Госдепартамент США и другие организации, стоящие за ним. Эта позиция, насколько я могу судить, поддерживается крупными и обюрократившимися компаниями, находящимися в отношении прогресса вычислительной техники, так сказать, на полном самообеспечении, — прежде всего ИБМ, Си-Ди-Си и т. п. В то же время эта позиция, безусловно, не разделяется большим количеством академических и университетских ученых, в том числе и очень влиятельных, а также большим количеством более мелких компаний, прежде всего по производству программного хозяйства. Это различие позиций, которое может объяснить некоторые противоречия в американской политике в отношении вычислительной техники, можно и необходимо тщательно учитывать и использовать (в частности, именно это различие сделало в конце концов возможной поездку советской делегации на Конгресс ИФИП). Рассматриваемая статья из «Электроник Ньюс» является лишь частным, но характерным примером выполнения «социального заказа» хозяев, делающих политику.

Мне кажется, что наша позиция перед лицом этого давления является недостаточно активной, оборонительной, недостаточно скоординированной и, скорее, основывающейся на импровизациях, нежели на четкой программе действий.

Прежде всего нам необходимо решить, что для нас более важно — поддакивание этому давлению и поощрение традиционной американской черты выдавать желаемое за действительное с целью дезинформации или, наоборот, — активная и планомерная пропаганда наших достижений и возможностей. Мне кажется, что у нас нет еще единодушного решения этой дилеммы.

Мое личное мнение состоит в том, что мы не можем позволить себе роскошь идти по первому пути. Во-первых, уровень и темпы нашего отставания от США в отношении вычислительной техники не позволяют нам «во всем обходиться своими силами» и по всем аспектам этой отрасли заново проходить все пути от идеи до внедрения. У нас еще слишком много изобретателей велосипедов, которые только замедляют темпы движения. Мы по-настоящему нуждаемся в потоке информации из США, причем не столько идейной, сколько детальной технической информации, которая может быть немедленно пущена в оборот. Во-вторых, пассивная позиция умалчивания является очень неблагоприятной по отношению к третьим странам. Контакты с рядом представителей из Польши, Чехословакии и Венгрии, которые имели место за последние годы в ВЦ СО АН, показывают, что даже наши друзья, не располагая четкой и обнадеживающей информацией о наших достижениях и планах, обращают свои взоры на Запад тогда, когда этого вполне можно было бы избежать.

Мои предложения сводятся к следующему:

  1. Нам необходимо тщательно продумать и реализовать четкую, скоординированную и целеустремленную пропаганду наших достижений и предвидимой перспективы в отношении производства и применения вычислительной техники в народном хозяйстве.
  2. Эта программа должна быть разработана не просто в виде некоторых стратегических рекомендаций и наполнена конкретным содержанием с соответствующей дозировкой информации для каждого отдельного более или менее серьезного слета в научных контактах с США. Лица, участвующие в мероприятиях, должны хорошо инструктироваться и располагать определенной свободой действий в рамках этой программы. В этом отношении подготовка советской делегации на конгресс ИФИП оставляла желать лучшего. Мы увлеклись обсуждением дипломатической и политической стороной событий, но очень мало говорили об информационной стороне вопроса, в результате чего, я считаю, мы не использовали всех возможностей, которые предоставились этой поездкой.
  3. Нам необходимо занимать более гибкую позицию в отношении использования любой возможности посылать советских специалистов в США для получения необходимой информации. Нужно обращать особое внимание на новую компоненту американской вычислительной техники — компании по программированию, т. к. именно в них сейчас происходит очень важное объединение новых научных идей в области использования машин с коммерческим и деловым подходом к организации промышленного производства и внедрения.
  4. Наконец, нам необходимо занимать особенно активную позицию во всех акциях, связанных с участием третьих стран. Невозможно переоценить степень важности участия советских представителей во всех международных предприятиях. Органы ИФИП должны быть пропитаны нашими представителями, которые могли бы проводить активную деятельность, сдерживающую американский экспансионизм. Мы всегда имеем блестящую возможность использовать традиционный психологический антиамериканизм, бытующий, в особенности, среди европейских ученых. Мы должны быть активными партнерами в акциях Международного вычислительного центра в Риме, который начинает играть заметную научную роль для развивающихся стран. Я пользуюсь случаем, чтобы послать Вам проспект-приглашение на один очень интересный Симпозиум, организуемый этим центром, в надежде, что может хотя бы Ваш личный интерес к вопросам, там обсуждаемым, сможет содействовать тому, что хотя бы кто-нибудь из СССР сможет присутствовать на этом Симпозиуме. По обычным каналам практически невозможно было бы добиться в оставшийся срок решения об участии в нем.

Я прошу прощения за затянувшиеся объяснения, однако, во-первых, мне хотелось бы, чтобы возможные недоразумения не нанесли бы ущерба делу, а, во-вторых, явно неблагополучное положение с международными связями по вычислительной технике заставили меня использовать этот повод для того, чтобы высказать Вам сделанные выше замечания.

С уважением  А. П. Ершов,
заведующий отделом Вычислительного
Центра СО АН СССР

Советский эксперт о советских машинах: недостаточно и не очень хорошие[2]

Калвер Сити, Калифорния — Русские пользователи компьютеров испытывают трудности от «недостатка компьютеров» и от того, что «имеющиеся машины недостаточно хороши», признал здесь на прошлой неделе ведущий советский программист. Однако он немедленно добавил, что эта ситуация «несколько изменилась за последний год», после того, как было введено в эксплуатацию несколько новых вычислительных машин.

О двух из них, БЭСМ 6 и УРАЛ 16, довольно подробно рассказывалось на семинаре Лос-Анджелесского отделения Эй-Си-Эм и в беседе после него.

Перед полным залом выступал Андрей Петрович Ершов, глава отдела программирования Вычислительного центра Сибирского отделения Академии наук СССР в Новосибирске.

Профессор Ершов, которого иногда называют «Мистер Автоматическое программирование Советского Союза»,  заметил после своего доклада, что в СССР есть одна «достаточно хорошая» ЭВМ, это БЭСМ 6. Он также упомянул новую линию ЭВМ среднего класса Урал-11, 14 и 16, а также новую небольшую вычислительную машину, которая только запускается  в производство.

Новая вычислительная техника. В советском Вычислительном центре планируется разработка системы разделения времени, которая будет работать на новой вычислительной технике, —  сказал Ершов на семинаре
Эй-Си-Эм. Предполагается, что эта первая русская система подобного типа будет использовать БЭСМ 6, установку которой планируется начать следующей весной.

На вопрос Электроник Ньюс о том, когда же система разделения времени начнет работать, советский ученый ответил, что «ожидается, что она будет широко и повсеместно использоваться с 1970 года». Система будет включать и удаленные терминалы с доступом к машине по телефонным линиям «откуда угодно в СССР».

«БЭСМ 6 обладает оперативной памятью объемом 16000 — 32000 слов со временем обращения 2 микросекунды», — сказал профессор Ершов. — «Внешняя память на барабанах и магнитных лентах может включать до 16 таких устройств».

«Высокая степень параллелизма позволит БЭСМ 6 выполнять в среднем 1 млн команд  в секунду», — рассказал он. Длина слова — 48 разрядов, в каждом слове две команды,  причем, «к сожалению», лишь первая будет адресуемой.

Индивидуальные терминалы. Отвечая на вопросы после семинара, Ершов оценил стоимость БЭСМ 6 примерно в 3 миллиона рублей.

Система разделения времени в общем случае требует 100 медленных каналов для индивидуальных терминалов типа телетайпа и 20 быстрых телефонных линий для связи с удаленными терминалами в других городах или учреждениях.

Описывая ЭВМ Урал-16, профессор Ершов сказал, что в этой машине реализуется арифметика как с фиксированной, так и с плавающей запятой; 48-разрядные слова («которые можно будет делить на несколько частей»); быстродействие 50 000 операций в секунду; оперативная память от 8000 до 64000 слов; время обращения к памяти 9 микросекунд; память на барабанах объемом 130 000 слов.

По его словам, в СССР «растет потребность» в обработке коммерческих данных. «У нас есть несколько новых учреждений», работающих в этом направлении, но имеется «множество проблем с применением ЭВМ на практике, в торговле и промышленности», — сказал Ершов. СССР «только начинает» внедрять вычислительные машины на заводы, где они используются для бухгалтерии, планирования, учета оборудования и инвентаря, — сказал он.

Производственный вычислительный  центр. Ершов рассказал, что в Новосибирске планируется создать производственный вычислительный центр для промышленных предприятий области.

По словам докладчика, «экономическая проблема в области использования вычислительных машин для промышленности и торговли, которую нам предстоит решить,  заключается в том, идти ли по пути создания больших мощных вычислительных центров, связь с которыми осуществляется через терминалы, или же устанавливать небольшие машины на самих заводах».

Ершов считает, что самой важной областью применения ЭВМ в промышленности и торговле Советского Союза является экономическое планирование.

На вопрос о том, что именно в компьютерной индустрии США произвело наибольшее впечатление во время его первого визита, Ершов ответил: «объем памяти».

«Самым большим впечатлением» на Конгрессе ИФИП в Нью-Йорке для него стало «разнообразие устройств ввода-вывода».

Он сказал: «Наша проблема заключается не в электронике, а в хороших устройствах ввода-вывода», добавив, что советская промышленность слишком поздно признала важность оборудования для ввода-вывода информации. Он сказал, что необходимое оборудование должно появиться в следующем году, хотя качество и не будет «особенно высоким».

По его словам, в Вычислительном центре в Новосибирске работают 350 человек. У них есть две «довольно старые» ламповые ЭВМ М-20 (с оперативной памятью объемом 4000 слов и средней скоростью 20000 операций в секунду) и одна машина среднего размера Минск-2, «единственная полупроводниковая машина на ВЦ».

На ВЦ пропускается в среднем 300 задач в день на двух машинах, «если они работают». «У нас множество проблем с нашими ламповыми ЭВМ», — добавил он, заметив, что американские слушатели уже забыли о проблемах с вычислительными машинами на лампах. Эти две машины работают по 16 часов в сутки.

Июньское собрание< Отделения АСМ >[3]

Тема: ПРОГРАММИРУЮЩИЕ ПРОГРАММЫ

Докладчик: Проф. Андрей Петрович Ершов, заведующий отделом программирования, Вычислительный центр Сибирского отделения АН СССР, Новосибирск, СССР

Дата: 2 июня 1965 года.

Время
Час общения — 6:30
Ужин — 7:30

Место: Загородный клуб Фокс Хиллз
5800 Вест Слоусон Авеню
Калвер Сити, Калифорния

Стоимость:
4$ для членов Эй-Си-Эм
4.25$ для нечленов (включая налог и чаевые)

Мы в высшей степени рады объявить, что профессор Ершов, Мистер Автоматическое Программирование Советского Союза, выступит с докладом на нашем июньском собрании. Аннотация его выступления не поступила к моменту сдачи бюллетеня в печать, однако мы получили телеграмму, подтверждающую, что он принял наше приглашение.

О содержании доклада можно догадаться, исходя из статей и научных интересов Ершова. Он автор многих статей и книг по теме автоматического программирования; две его книги переведены на английский язык: «Программирующая программа для БЭСМ» вышла в 1959 году, а книга «Входной язык для систем автоматического программирования» была опубликована одновременно на русском и английском языках в 1963 году. Это Входной язык  АЛЬФА-транслятора, разработанного Ершовым  для ЭВМ М-20.

Профессор Ершов прибудет в США на Конгресс IFIP, в рамках которого он был организатором симпозиума «Формальные аспекты языков программирования». Ершов участвовал также в подготовке сессии «Взаимодействие человека с ЭВМ: диалоговое программирование». Он является членом рабочей группы IFIP по языкам программирования.

До того, как его пригласили возглавить отдел программирования в Новосибирском Академгородке, Ершов занимался исследованиями в области программирования в Вычислительном центре Академии Наук в Москве. Профессор Ершов говорит на очень хорошем английском языке.

Организация поездок советских ученых в США (и наоборот) всегда связана с некоторой неопределенностью. В случае, если профессор Ершов не сможет присутствовать на нашем июньском собрании, его заменит доктор
Х. Р. Дж. Грош, этот bon vivant вычислительного дела, недавно присоединившийся к группе GE TEMPO в Санта-Барбаре после нескольких лет, проведенных в Европе, который выступит с сообщением об исследованиях в области ЭВМ в Европе.

Комментарии к выступлению профессора Андрея Петровича Ершова,
руководителя отдела программирования
в Вычислительном центре
Сибирского отделения АН СССР, Новосибирск[4]

Подход к разработке программного обеспечения в ВЦ СО АН: первоначально была ориентация на разработку программ с узкоспециальными, сложными языками. Теперь первоочередной заботой стало повышение производительности труда ученых. Большое внимание уделяется работе с Алголом-70. Имеется Альфа-транслятор, который использует промежуточный язык между исходным и объектным кодами. Разработан универсальный алгоритм трансляции. На его основе разрабатываются упрощенные алгоритмы для работы с конкретными типами программ. В процессе разработки новая языковая система — Алгэк (Алгол-экономический). Ершов считает, что он не столь усложнен, как NPL, и проще в реализации. Существует и специальный язык для гражданского строительства.

Планы в области программного обеспечения: первоочередной задачей является создание языка для работы с нечисленной информацией. Эта задача включает в себя три этапа: 1) разработка языка для описания программного обеспечения. Цель — сокращение времени разработки программ; 2) система программирования для аналитических вычислений и преобразований; 3) работа с естественными языками.

Самая важная задача: средства решения дифференциальных уравнений. Курантовский институт в Нью-Йорке — неоценимая помощь в сложных деталях.

Наиболее важная область применения в настоящее время: экономика.

Вычислительная техника: в Вычислительном центре работают две ламповых машины с объемом памяти 4 000 слов. Новейшая советская машина, БЭСМ-6, будет установлена следующей весной. Будет добавлена память; операционная система разделения времени будет запущена к 1970 году. ЭВМ БЭСМ-6 — одноадресная с 48-разрядным словом. В одном слове хранятся два адреса. Память от 16 000 до 32 000 слов. Время обращения 2 микросекунды.

Работа Вычислительного центра: 1500 человек в год пользуются его услугами. Организация обслуживания — внешний доступ через профессиональных операторов. 500 человек пропускают свои задачи как минимум раз в неделю. Полезное время работы — в среднем 16 часов в день. Время обращения — задача готова на следующее утро. На двух компьютерах в день совершается 300 прогонов программ.

Основные проблемы: недостаточно компьютеров; имеющиеся компьютеры недостаточно хороши. Проблемы с разработкой устройств ввода-вывода. Нет традиций, поэтому СССР пришлось начинать с нуля, кроме того, они запоздали. Первые пользователи занимались  обычными научными расчетами, и потребность в специальных устройствах ввода-вывода не ощущалась.

Наиболее впечатляющая черта американских компьютеров: объем памяти.

Комментарии к визиту в Стэнфордский университет: Ершов считает, что у них общие проблемы. Надеется на продолжение и расширение контактов. Особое впечатление произвела команда профессора Форсайта, ЭВМ
PDP-6, работающая в реальном времени, и язык LISP, созданный профессором Дж. Маккарти.

Впечатление от профессора Ершова: он победитель. В аудитории не оказалось ни одного человека, который не был бы рад знакомству с ним. Мы даже смеялись над одними и теми же аспектами программирования; например, он написал программу, которую назвал «сборщик мусора». Остается только сожалеть о том, что более частые и свободные контакты  невозможны.

Русский [5]

Независимо от того, кто лидирует в так называемой «космической гонке» — США или СССР, — ни та, ни другая страна не смогли бы работать в космосе без электронных  вычислительных машин (ЭВМ).

Но именно в вычислительной технике США намного опередил СССР. Первая ЭВМ была разработана в США,  и в настоящее время американские машины быстрее, функциональнее и «умнее», чем их советские аналоги.

Но нельзя сложа руки любоваться собственным превосходством. Советская вычислительная техника улучшается,  к тому же в СССР есть первоклассные математики и инженеры, которые прекрасно работают с тем, что имеется в их распоряжении.

Андрей Ершов, один из ведущих советских программистов, на прошлой неделе впервые посетил США. Он выступил с докладами на Конгрессе Международной федерации по обработке информации (ИФИП) в Нью-Йорке.

После Конгресса Ершов отправился в Калифорнию, где он посетил вычислительные центры в Стэнфордском университете и Калифорнийском технологическом институте, кроме того, он выступал на собрании Лос-Анджелесского отделения Эй-Си-Эм.

Академик Ершов — глава отдела программирования в Вычислительном центре Сибирского отделения Академии наук СССР. В этом центре работают 350 ученых-программистов и инженеров.

Сибирское отделение располагается в лесу, на берегу реки Обь, вблизи крупного сибирского города Новосибирска, и за шесть лет своего существования превратилось в огромное научное учреждение, где работает 25 000 человек, посвятивших себя фундаментальной и прикладной науке.

Ласково называемое своими обитателями Академгородком, Сибирское отделение насчитывает в своем составе 15 крупных научно-исследовательских институтов и университет, в котором учится 3000 студентов, ориентированных исключительно на науку.

Близлежащий Новосибирск, на пороге века бывший лишь захолустной деревней-станцией на Транссибирской магистрали, превратился в крупный промышленный и технологический комплекс с населением 1,2 миллиона человек.

Результатом пяти лет напряженной работы для Ершова и его коллег стала разработка нового языка, названного АЛЬФА, который облегчает взаимодействие с компьютером. Развитие новых технологий для общения человека с компьютером является приоритетным как в СССР, так и в США.

Практически все компьютеры, имеющиеся в распоряжении Ершова и его команды, работают на вакуумных лампах — этот тип машин уже вышел из употребления в США. Следующей весной русские планируют установку БЭСМ-6, большого транзисторного компьютера с объемом оперативной памяти в 16 000—32 000 слов, в то время как обычный крупный компьютер в США имеет 64 000 слов памяти.

На академика Ершова особенно большое впечатление произвели общеобразовательные и биологические опыты, которые проводятся в вычислительных центрах Стэнфорда и Калтеха.

Он отметил, что в СССР, как и в США, не затухают споры о том, нужен ли один большой компьютер, пользоваться которым будет множество сотрудников заводов, лабораторий и учреждений, либо же нужно множество небольших машин, по одной на учреждение, завод или лабораторию.

Ершов заявил: «По моему мнению, одним из наиболее важных направлений использования компьютеров в СССР будет экономическое планирование». До настоящего момента использование компьютеров СССР ограничивалось решением научных и технических задач. Русские только начинают использовать компьютеры для обработки экономических данных — счетов, платежных ведомостей, описей и т. п.

Академик Ершов покорил аудиторию своим юмором и живым остроумием. На вопрос из зала: «Если ли у вас трудности с расчетом орбитальных траекторий из-за малого объема памяти в ваших машинах?» Ершов ответил: «Я не знаю», и затем с улыбкой добавил: «Но наши космические зонды летают».

Когда в 10:45 доктор Пол Армер из корпорации RAND Corp. сказал аудитории: «Я обещал доктору Ершову, что заберу его отсюда в 10 часов», Ершов немедленно возразил: «Да, в 10, но по гавайскому времени».

Примечания

[1] Рукописный и машинописный текст, архив, папка 99, листы 98—116.

[2] Перевод Т. М. Бульонковой. Electronic News, June 7, 1965. Английский текст см. на сайте http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=26958&fileid=159419.

[3]Это сообщение о предстоящем выступлении А. П. Ершова на собрании Отделения АСМ в Лос-Анджелесе опубликовано в бюллетене Data-Link, Vol.  IX, No 10.
См. английский текст на сайте http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=12162&fileid=122913.
Перевод Т. М. Бульонковой.

[4]Комментарии к выступлению А. П. Ершова на собрании Лос-Анджелесского Отделения Эй-Си-Эм  опубликованы в бюллетене  Computing newsline, Vol.  II, Iss. 11, June 2, 1965. Английский текст см. на сайте http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?did=12184&fileid=122924.
Перевод Т. М. Бульонковой.

[5] Статья напечатана в Los Angeles Times, 8.06.1965. Английский текст см. на сайте http://ershov.iis.nsk.su/archive/eaimage.asp?lang=1&did=12181&fileid=122941. Перевод Т. М. Бульонковой.

Из сборника «Андрей Петрович Ершов — ученый и человек». Новосибирск, 2006 г.
Перепечатываются с разрешения редакции.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017