Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Александр Анатольевич Васенков.  → 

4.2. Васенков А.А.

"Никто пути пройденного от нас не уберет"

В. Лебедев

Мы поздравляем. С 70-летием. Желаем всего наилучшего Александру Анатольевичу ВАСЕНКОВУ. Человеку, чьё имя навсегда занесено в список тех, кто внёс наибольший вклад в развитие отечественной микроэлектроники.

Васенков А.А.

Россия — страна дураков?

Сначала о грустном.

Однажды летом приезжает к А. Васенкову на дачу команда НТВ и предлагает рассказать как очевидцу, «как на самом деле создавалась российская микроэлектроника». Александр Анатольевич более двух часов перед камерой рассказывал о том, как всё происходило. Осенью выходит телепередача, где А. Васенков увидел себя в ряду таких «крупных специалистов» в микроэлектронике, как политик А. Яковлев, писатель Д. Гранин, резидент советской разведки в США и другие, не имеющие отношения к нашему вопросу. Что говорили они? Заявили, что без Ф. Староса и И. Берга не было бы у нас никакой микроэлектроники, и вообще, она, мол, скорее детище советской разведки, которая выкрала на Западе основные секреты. Васенков был возмущён:
– Ну, хорошо, представим, что «всё мы украли». Но ведь без знаний, материалов, оборудования, технологии, без инфраструктуры, включающей многие отрасли промышленности страны, без огромных финансовых вложений, воли и усилия руководителей ничего не создашь!

А сегодня была война

Ночные воздушные налёты – это красивое зрелище. Их не могли пропустить мальчишки из пригорода Москвы – посёлка Кунцево. Чёрное небо, лучи прожекторов, силуэты самолётов, небо в разрывах зенитных снарядов…

Своего дома у Васенковых не было – они снимали лишь маленькую комнату в частном доме: мать, отец – крестьяне из-под Вязьмы, уехавшие в пригород Москвы от коллективизации, где и родился их сын Саша. В начале 1942 г. отец ушёл на фронт, а осенью родился брат Миша. Жизнь в это военное время была полуголодной, кормилась семья с маленького огорода. Но мальчишкам было привольно: рядом были Москва-река и Мазиловский пруд, гоняли тряпичный мяч, а зимой катались на лыжах с крутых склонов у Москвы-реки.

В питомнике талантов

До школы было около 5 км, но Саша пробегал их не замечая. Учиться нравилось, всё ему давалось легко, но, кроме того, – магнит для всех мальчишек! – по пути в школу около станции разместилась огромная свалка разбитой трофейной техники. Там было всё, и у него, как и у многих пацанов, появились свои наган, винтовка с повреждённым прикладом и много «нужной» всячины. Вскоре мать, прознав про «запасы», ликвидировала их.

В 1946 г. демобилизовался отец. А через два года дали комнату в коммуналке в Москве. И подросший Александр пришёл поступать в школу 234 с почти пятёрочным табелем. Завуч предложил «провинциалу» снова пойти в 7-й класс, однако, после беседы, зачислил в 8-й с испытательным сроком. Испытательный срок был выдержан, более того, вскоре Саша был избран комсоргом школы, а в следующем году – членом пленума РК ВЛКСМ. Школа по тем временам была очень спортивной, даже свой спортзал был. В школе вырос, например, Виталий Коваленко – в будущем з.м.с., многократный чемпион мира и Олимпийских игр по волейболу. С ним Александр играл в одной юношеской команде ВВС (клуб организовал Василий Сталин), а затем в ЦСКА. Команда школы стала чемпионом Москвы, а юношеские команды ВВС и ЦСКА – дважды чемпионами Москвы. В составе юношеской сборной Москвы Александр и Виталий стали чемпионами СССР. В 10-м классе у Александра были уже первые разряды по волейболу и лыжам, вторые – по баскетболу и лёгкой атлетике.

Школу закончил с медалью. «У нас был талантливый класс! Лучший в Москве: из 27 учеников почти все – спортсмены и 11 медалистов».

В институте

Александр поступил в Московский механический институт, через год переименованный в МИФИ: сказалась тяга к точным наукам. Институт в то время был кузницей кадров для атомных проектов, а учителями – засекреченные выдающиеся советские физики. Шефом группы с 4-го курса стал лауреат Нобелевской премии П. Черенков. Учиться было трудно и интересно. Педагоги учили прежде всего думать, находить неожиданные решения, заряжали своей энергией.

Баскетбол и волейбол были культовыми для МИФИ. Тренером клуба и команды по волейболу был удивительный человек – Б. Нольде.

– В жизни мне вообще везло на учителей, а Борис Владимирович был талантлив во многом: большой эрудит, спортивный медик, чемпион СССР по мотогонкам, волейболу. Меня звали и в команду мастеров ЦСКА и в «Динамо», и в сборную СССР. Но Нольде сказал: «Саша, главное – профессия, она на всю жизнь».

Даёшь нашу электронику!

4 июля 1943 г. постановлением Госкомобороны №3683сс, подписанным Сталиным, были созданы Совет по радиолокации и несколько институтов. В состав Совета вошли выдающиеся организаторы будущей радиоэлектронной отрасли: А.И. Берг, В.Д. Калмыков, А.И. Шокин, А.Н. Щукин. Разработки различных электровакуумных приборов развернулись в НИИ-160 (ныне НПО «Исток», г. Фрязино), где в 1949 г. под руководством А.В. Красилова дипломницей С.Г. Мадоян был создан первый в СССР транзистор. Там проходил летнюю практику студент А. Васенков. Затем была практика в Институте атомной энергии, которым руководил И.В. Курчатов.

Видел ли Курчатова? Да, но не общался. Живший на территории института, утром Игорь Васильевич, как правило, прохаживался с тросточкой по аллее недалеко от проходной.

Но не одной работой жив человек: в МИФИ нашёл Александр свою любовь на всю жизнь – Галину, кстати, тоже волейболистку, одну из самых красивых девушек, и не только в МИФИ.

Окончив вуз, Александр вначале был распределён в Дубну, так как его специализация была «ускорители заряженных частиц», но его перехватил недавно созданный НИИ-35 (ныне НИИ «Пульсар») – альма-матер полупроводниковой технологии. Там молодой специалист начал работать над созданием аппаратуры для измерения параметров первых отечественных транзисторов.

Очень интересное время

– Прекрасный коллектив был у нас. Работали как одержимые, было очень интересно – всё впервые. Но и об отдыхе не забывали: прыгали с парашютом с вышки, катались на лошадях, построили катер, изготовили водные лыжи. А тут окончила институт Галина, и началась моя семейная жизнь в коммунальной полуподвальной квартире.

В самом начале 1960-х годов наметилось потепление международных отношений с США. Состоялся первый обмен аспирантами между странами, трое молодых специалистов из института уехали на год в США. Командировка была очень полезной, ребята привезли много интересных идей, в т.ч. по планарным транзисторам, первым ИС. Начали готовить вторую, в неё попал и Васенков. Целый год без отрыва от работы по вечерам занимался английским языком в инязе, овладел им хорошо, свободно говорил и писал. В 1962 г. разразился Карибский кризис, и всё отменилось. Однако специалист-электронщик с хорошим знанием языка был быстро востребован. Его включили в состав советской постоянной группы, работающей в Международной электротехнической комиссии (МЭК), как специалиста по ПП – полупроводниковым приборам и ИС. Началась весьма ответственная работа – ежегодные поездки за границу на заседания рабочих групп, где согласовывались международные параметры и присоединительные размеры ПП и ИС. Скоро А. Васенков стал замначальника одного из ведущих отделов института, поступил в аспирантуру. Но очень приглянулся руководству нового МЭПа, образованного на основе ГКЭТ, и в начале 1965 г. был переведен во 2-е главное управление (ПП и ИС) в качестве заместителя главного инженера – начальника отдела разработок, курировал все разработки новых приборов и технологию. В 1969 г. был назначен главным инженером Главка.

Родина бывает только одна

В апреле 1969 г. МЭП впервые показало свою продукцию на Международном салоне радиокомпонентов в Париже. Васенков был руководителем выставки. Представители Европы и многих других фирм США были ошарашены – оказывается, в СССР есть высокие технологии: изготавливаются конкурентоспособные ИС, транзисторы, диоды, конденсаторы, резисторы и многое другое. Несколько газет вышли под заголовком «Русские пришли». Большие статьи вышли в журналах «Электроника», «Авиационная и космическая технология».

В Москве руководство было очень довольно. В мае выставку направили в Лондон, где снова был большой резонанс. Но при отлёте из Лондона произошла показательная для времени холодной войны история. В аэропорту Хитроу всю делегацию пропустил таможенный контроль, а руководителя – Васенкова – под предлогом уточнения оплаты за дополнительный (уже оплаченный) багаж задержали и предложили ещё раз оплатить, что составляло немалую сумму. Он начал возмущаться, да и денег уже таких не было. Тогда таможенник вызвал полицейского и сообщил ему, что г-н Васенков не только нарушил закон, но ещё и мешает работе. Его препроводили в полицейский участок, где снова повторили обвинение, да ещё прилепили «сопротивление властям». После 20 минут «переговоров» выяснилось, что ему предлагают остаться в Англии: «Для таких специалистов в Англии место найдется».

Александр Анатольевич потребовал вызова представителей посольства, выгруза багажа, его проверки и оплаты английской стороной задержки рейса. Ещё через 20 минут инцидент был исчерпан, но полицейские заявили, что самолёт улетел, а виза уже 40 мин. как кончилась! Была ещё попытка удержать, но ему удалось вырваться в нейтральную зону аэропорта, к советскому «Ту-104».

Зеленоградский прорыв

– Директор зеленоградского Научного Центра Ф.В. Лукин хотел пригласить меня на работу в Зеленоград в качестве главного инженера ещё в 1970 г. Но не сложилось. Сам Федор Викторович покинул НЦ в октябре 1970 г. (по болезни, Ф.В. Лукин ушёл из жизни 18 июля 1971 г. – прим. редактора). А в апреле 1971 г. новый директор НЦ А. Пивоваров предложил мне стать главным инженером и его заместителем по науке, что произошло в июне. Захватывающее было время. Шла холодная война, а нам было очень жарко, мы – на острие событий, требовались всё новые и новые типы ИС для разрабатываемых оборонных систем. Всё бурно росло и развивалось: и город, и предприятия электроники!

Работать приходилось, не считаясь со временем. Жил он по-прежнему в Москве, но домой отправлялся обычно в 10–11 вечера, а к 8.30 утра нужно было быть снова на работе. Лишь через три года переехал в Зеленоград. На работе пришлось заниматься всем: организацией науки, производства, созданием оборудования, «воспитывать» и слушать руководство в МЭПе, докладывать в ЦК КПСС, Военно-промышленной комиссии при Совете Министров, на Президиуме АН, постоянно бывать на предприятиях Зеленограда и отрасли.

Незабываемы постоянные встречи с лидерами зеленоградской науки и промышленности:

К.А. Валиевым, А.Ю. Малининым, В.В. Савиным, В.С. Сергеевым, Г.Я. Гуськовым, Д.И. Юдицким, И.Г. Блиновым, А.К. Катманом, А.Р. Назарьяном и многими другими.

На НЦ лежала ответственность по обеспечению надёжными ИС вычислительных машин – наземных и бортовых, космических объектов, самолетов «Миг», «Су», «Ту», «Ан», новых подводных лодок, крылатых ракет, связной аппаратуры, сухопутной военной техники и, конечно же, бытовой техники. На протяжении почти 10 лет Александр Анатольевич возглавлял Международный совет по микроэлектронике стран СЭВ, который координировал научно-промышленный вклад стран в дело развития микроэлектроники. Через 10 лет последовало предложение стать директором НИИ физических проблем.

Задача перед институтом была поставлена министром А.И. Шокиным в момент его создания в 1964 г. – «протаптывать» новые дороги для электроники, «проводить исследования поискового характера, направленные на привлечение новых физических и химических эффектов для создания новых элементов, микросхем и сложных систем электроники новых поколений». За 40 лет своей работы институт не отходил от намеченного стратегического направления, находил, разрабатывал и передавал в НИИ, на заводы и даже в институты Академии наук новые идеи, технологии и образцы новых приборов. Институт задумался над субмикронным и наноразмерным будущим, и в 1984 г. началось строительство комплекса зданий для следующего этапа электроники, разработка нового оборудования и, прежде всего, синхротрона – накопителя. Но началась перестройка. Здание было готово, синхротрон изготовлен, монтаж должны были начать в 1988 г., на 1990 г. планировался пуск. Но всё остановили.

В 1987 г. А. Васенкову последовало «указание» перейти во вновь образованный Комитет СССР по вычислительной технике и информатике. ЦК КПСС и ВПК настаивали, министр Колесников и НЦ поддержали предложение высшего руководства, и он перешёл начальником Главного управления разработок средств вычислительной техники и членом коллегии в Комитет. Знания и опыт, приобретённые в электронной промышленности, сильно помогали разбираться во «внутренностях» разных ЭВМ, периферийных устройствах и в политической конъюнктуре. Сохранились и укрепились международные связи – снова США, Австрия, страны СЭВ и важнейшая задача – согласовать с СЭВ идеологию и направленность работы 2-й очереди Зеленограда – Международного центра информатики и электроники. Через два года задача была выполнена.

Но начался развал СССР…

Что дальше?

А. Васенков трезво оценивает ситуацию. События 1990-х годов развалили имевшиеся в России кадровые и научно-производственные мощности машиностроения и высоких технологий. Практически исчез внутренний рынок в области радиоэлектроники, авиации, станкостроения и т.д. Пошли разговоры о неконкурентоспособности отечественной продукции, но на самом деле это было далеко не так и не везде.

Оставшиеся предприятия радиоэлектронного комплекса, в том числе и НИИФП, продолжали работать в трудных условиях выживания, практически без госзаказов, находя инвесторов и хоздоговоры.

Институт остался госпредприятием. Была организована технологическая линия по производству изделий микромеханики – кантилеверов с наноразмерами, совместно с «НТ-МДТ» создан уникальный нанокомплекс, разработаны новые материалы, светодиоды и знакоместа на полимерах, большой интерес проявляется к мембранной технологии.

В институте готов к эксплуатации линейный ускоритель — первая очередь синхротронного комплекса, на следующем этапе, в 2004–2005 гг., будет готов малый синхротрон-накопитель с каналами вывода излучения, пригодными для получения результатов, недоступных для других методов и технологий электроники, микромеханики, биотехнологии.

Твёрдое мнение Васенкова состоит в том, что без работ в области микроэлектроники и особенно наноэлектроники, которая объявлена в январе 2004 г. президентом США Бушем «основной технологией» 1-й половины ХХI века, Россия не сможет укрепиться и состояться как развитая держава.

Как всегда, Александр Анатольевич воюет за родную отрасль, и хочется пожелать ему победы. За его плечами – долгий и славный путь, отмеченный двумя Государственными премиями, орденами Почета, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов и другими наградами. Но главными своими достижениями в жизни он считает другие – родной дом, жену, крепкую семью дочери, где мама и дочь – мастера спорта по художественной гимнастике. А ещё – уважение тех, с кем создавал отечественную электронику и Зеленоград.

Опубликовано в газете “Сорок один”, №20 от 22.08.2004 г.
Из книги «Александр Анатольевич Васенков». 2010 г.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017