Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Александр Анатольевич Васенков.  → 

4.3. Диссертация Александра Васенкова

События в жизни Александра ВАСЕНКОВА сродни истории отечественной электроники: слишком много в них обеих и взлётов, и падений, и прихотей судьбы.

Когда второй директор Научного центра А. Пивоваров пригласил А. Васенкова занять пост главного инженера и первого заместителя по науке, многие на это решение смотрели с недоумением. Молодой (немного за 30), спортивный, одет всегда с иголочки, матом не ругается и, самое главное, «не нюхал пороха» в заводском цеху, а ведь тогда в чести были руководители, которые прошли все ступеньки иерархической лестницы. Кто такой, откуда пришёл?

– По жизни, – говорит А. Васенков, – мне не раз приходилось работой доказывать, что достоин доверия. К этому времени Васенкова хорошо знали в Министерстве электронной промышленности (МЭП), где он с 1965 г. работал замглавного инженера – начальником отдела разработки и технологии 2-го Главного управления, отвечавшего за разработки и производство полупроводниковых приборов. Его уважали за знания, ум, аналитический подход к вопросам, системность, свободное владение английским языком.

Он неоднократно выезжал за рубеж, министр А. Шокин поручал ему возглавлять выставки министерства на крупных международных выставках в Париже и Лондоне, а Ф. Лукин ещё в 1969 г. прочил себе в замы по науке, но так и не успел осуществить. В НЦ на Васенкове как техническом руководителе головной организации лежала не только ответственность за техническое развитие комплекса, научное руководство, но и также необходимость постоянного участия в различных совещаниях по решению острых вопросов создания новой техники, проводимых в МЭП, Военно-промышленной комиссии (ВПК) при СМ СССР, оборонном отделе ЦК КПСС, в различных министерствах и ведомствах. Под его руководством работал сильный коллектив сотрудников НЦ, который занимался анализом, прогнозом развития микроэлектроники в мире и стране, разрабатывал и согласовывал долгосрочные и годовые планы развития и комплексные программы по различным направлениям. А уже после этого для министерства, Госплана готовились предложения и формировались документы, которые подписывали министры и по которым надлежало развивать отечественную электронику. Ещё в 1979 г. Васенков ставил задачу: к 1990 г. добиться характеристик микропроцессоров по быстродействию в десятки МГц, ёмкости БИС памяти 64 Мб, конкурентных с перспективными зарубежными моделями. Он до сих пор считает, что отечественной электронике это было по силам.

Именно из этого кабинета вышли предложения о необходимости сближения НИИ и производства, именно тут впервые стали задумываться о том, что ждёт электронику дальше, и планировалась необходимость развития субмикронных и в будущем нанотехнологий. В начале 1970-х гг. НЦ приходилось выдерживать целые баталии при общении с заказчиками. Ежегодно в период заявочной кампании со всего Союза приезжали представители предприятий оборонки и их заказчики. Они требовали включения в план разработок и производства большого количества новых ИС, соответствующих их требованиям. Подаваемые заявки превышали возможности МЭП в 8-10 раз. Найти решение было задачей огромной научно-технической и политической сложности. К концу 1970-х гг. её удалось решить за счёт создания параметрических функциональных рядов ИС, объединяемых в комплексные целевые программы. Александр Анатольевич и его коллектив постоянно облекали свои взгляды и предложения в широкодоступные научные публикации и в конкретные планы, постоянно участвовали в конференциях и продвигали свои идеи путём утверждения ведомственных и государственных документов. 10 лет работы в руководстве НЦ – самые яркие в судьбе Васенкова. Они совпали с расцветом советской электроники. А на зарубежную выставку, о которой американцы с нотками паники писали: «Советские ИС, оказывается, в технологическом плане отстают от наших передовых разработок всего на 2 года, а не на 10 лет, как мы думали раньше...», возил именно А.Васенков. За десятилетие опыт был накоплен громадный, и Васенков решается на докторскую диссертацию, получая одобрение коллег и главных конструкторов ведущих предприятий СССР, Техуправления МЭП. Не хватает только согласия замминистра В. Колесникова. Но тот в силу ряда личных эмоциональных причин резко возразил против представления работы к защите.

И гений руководства недруг – Я, несмотря ни на что, уважаю Колесникова – он жёсткий талантливый руководитель, знающий специалист, только увлекающийся собственными идеями и нетерпимый к другой точке зрения. Я его знал ещё, когда курировал в МЭПе разработки новых полупроводниковых приборов и технологию, а он возглавлял ВЗПП. Мы первые годы с ним были в хороших отношениях…

Васенков до прихода в НЦ курировал во 2-м ГУ МЭП деятельность предприятий полупроводниковой промышленности. В министерстве всегда была строгая специализация. Колесников проявил инициативу, нарушил запрет и стал разрабатывать в КБ завода интегральные схемы. Понимая важность задачи и её престиж он попросил Васенкова поддержать его начинание, не предавая огласке. Через два года «обман» вскрылся, шуму было много, попало обоим «заговорщикам», но дело было сделано, родились новые ИС. Не видать Васенкову своей головы, если бы его и Колесникова в то время не поддержал Ф. Лукин. Ему очень понравилось недавнее выступление Васенкова на конференции по развитию разработок ИС. Запад опережал СССР по объёмам выпуска, номенклатуре электронных компонентов, в т.ч. ИС и по уровню разработок, хотя временная дистанция достаточно быстро сокращалась. И многие заказчики требовали полного «воспроизведения» новых зарубежных образцов ИС, что часто нарушало планы разработок, вызывало технологические трудности, а иногда – крупные трения во властных структурах. Тем не менее, работы по «схемотехническому и параметрическому воспроизведению» иностранных образцов ИС и ряда серий шли, но технологии и оборудование были полностью отечественными. Конечно, иногда это был тупиковый путь, обрекающий на заведомое отставание, но нас толкали на этот путь в большей степени наши заказчики и наше заметное отставание от уровня ведущих стран (США, Япония). К тому же в стране активно велось воспроизведение зарубежной вычислительной техники (ЕС ЭВМ серий 360, 370 фирмы IBM, СМ ЭВМ фирмы Хьюлетт Паккард и DEС, микропроцессоров фирмы Intel, IBM и, конечно, многих периферийных устройств – дисководов, принтеров, мониторов). На ВЗПП были воспроизведены несколько типов мини- и микроЭВМ фирмы DEС, затем построили и оснастили современный завод по их производству, позволившие решить огромной важности задачи по автоматизации и управлению как отдельными типами технологического оборудования, так и комплексными производственными линиями, создать мощные отечественные системы автоматизированного проектирования (САПР системы «Кулон»). Требования руководства обязывали разработчиков микропроцессоров в НЦ перейти к схемотехнике и программам, соответствующим этой идеологии, что оказалось стратегической ошибкой при создании персональных компьютеров, т.к. на Западе победила сначала идеология IBM, а затем фирм Intel и Microsoft.

Жёсткие разговоры по этой тематике, отстаивание отечественной идеологии построения микропроцессоров привели к тому, что В. Колесников в 1980 г. отстранил Васенкова от разработок вычислительной техники и микропроцессоров, а чуть позже настаивал на переходе на другое место работы. Сначала ему было предложено возглавить ЦНИИ «Электроника», затем остаться в НЦ в должности замгендиректора по науке, одновременно возглавив НИИФП, а главным инженером НЦ назначить Ю. Дьякова. На коллегии МЭП в январе 1981 г. гендиректор Э. Иванов зачитал шокирующую характеристику на Васенкова:

«Работал неэффективно, увлекался нереальными проектами, далёк от коллектива …». Министр А. Шокин отреагировал резко: «Складывается мнение, что у вас к нему личная неприязнь. Тов. Васенков! Вы не будете заместителем Иванова. Александр Анатольевич назначается директором НИИФП, и через полгода мы заслушаем результаты его работы в институте на коллегии».

Осенью 1981 г. НИИФП был заслушан на коллегии министерства, результаты работы были оценены высоко.

Инициатор синхротрона. В конце 1977 г. по заданию А. Шокина Васенков готовил под руководством С. Капицы материал о состоянии микроэлектроники в СССР в передаче «Очевидное — невероятное». Вернувшийся с конференции по физике, проводимой в США, Сергей Петрович передал Васенкову проект по созданию при Брукхавенской национальной лаборатории США национального центра синхротронного излучения, задачей которого было помочь заложить новые этапы развития физики, химии, регистрации быстрых процессов и будущего микроэлектроники. Ознакомившись с программой работ по его созданию, Васенков доложил министру и получил указание детально ознакомиться с материалом, обсудить его в НИИФП и дать предложения, которые включить в готовящееся постановление ЦК КПСС и СМ СССР по развитию микроэлектроники. Так в этом постановлении появился комплекс синхротрона при НИИФП, но его подписание было задержано и значительно урезано по финансированию в связи с проводимой в Москве «Олимпиадой-80», хотя синхротрон как объект строительства и пуска остался.

Неожиданные противники строительства синхротрона появились и в МГК КПСС Москвы: 1-му секретарю МГК, члену Политбюро В. Гришину доложили, что «объект этот ядерный и может представлять угрозу столице». Итог – строительство запретить! Васенков доложил Шокину, который, в свою очередь, звонит секретарю ЦК К. Черненко, 1-му заму Генерального секретаря Л. Брежнева, убедительно объясняет, что на корню хотят задушить проект, который даст в будущем большие возможности для развития отечественной электроники. Черненко обещает помочь. И вот Л. Брежнев на политбюро обращается к 1-му секретарю горкома Москвы В. Гришину:

– Что это ты Шокину не даешь строить синхротрон?

– Так это ж атомный проект…

– Кто тебе такое сказал?! На самом деле это будущее микроэлектроники! Кто у нас Генеральный секретарь ЦК КПСС, ты или я? Я уже подписал постановление, приказываю – Шокину помочь! Синхротрон построить! Васенков как директор НИИФП готовил документы, пробивал строительство, материалы, инженерное и технологическое оборудование. Строительство началось в 1984 г. За 4 года всё было сделано, осталось только смонтировать и запустить синхротрон, но перестройка всё остановила. В то время НИИФП успешно занимался разработкой изделий ряда новых направлений, в том числе энергонезависимых запоминающих устройств: постоянных, перепрограммируемых, оперативных (ПЗУ, РПЗУ, ОЗУ). Для освоения изделий в производстве часть лаборатории пришлось передать «Ангстрему». Уже стали поступать заказы на энергонезависимые БИС ЗУ, когда известие о наших «подвигах» дошло до министра Колесникова.

– Чем вы там опять занимаетесь?! Энергонезависимые ОЗУ на вашей технологии – профанация! Они не могут работать!

Колесников в НИИФП пришёл вместе с Э. Ивановым и Ю. Дьяковым. Прошёлся по лаборатории. Посмотрел на стенд, где проводилась наработка на отказ и сказал:

– ЭНЗУ не будут работоспособными.

Лабораторию ЭНЗУ возглавлял А. Нагин (позднее он стал директором Зеленоградской «Орги»), и время как раз у него было самое горячее – сдавали ОКР.

– Раз вы всё знаете, то зачем приехали? Я не могу тратить на вас время! Я ОКР сдаю!

Колесников не ожидал такого отпора, замолчал, успокоившись, выслушал доклад. Потом пожал руку Нагину, сказав, что, действительно, прогресс замечательный. Васенкова же поблагодарил за разработку и за то, что собрал и воспитал таких замечательных ребят. Но напоследок сказал: «Ты мне, Васенков, надоел, всё делаешь по-своему, уходи из НИИФП». Через день Васенкову позвонили 1-й зампредседателя Комитета по вычислительной технике и информатике И. Букреев, затем В. Шимко, замначальника оборонного отдела ЦК КПСС и предложили возглавить Главк по разработкам вычислительной техники СССР. Несостоявшийся директор несостоявшегося ЦИЭ. В первый день работы Васенкова в Комитете в здании Международной комиссии по вычислительной технике собрались все руководители этого направления стран-членов СЭВ. Обсуждался проект Международного центра информатики и электроники (ЦИЭ) в Зеленограде. Министр Н. Горшков в присутствии руководителей-участников проекта обрисовал перспективную картину сотрудничества. Но представитель Германии от имени большинства присутствующих сказал:

– На Западе это уже давно освоили. Зачем нам вкладывать деньги во вчерашний день?! Наши чиновники были обескуражены, удалились, оставив всё на Васенкова. И он стал рассказывать о перспективных работах по ЭВМ, микроэлектронике в СССР и, в частности, закрытых работах НИИФП. Когда он закончил, состоялась содержательная продолжительная дискуссия:

– Вот это нам интересно! В это мы готовы вкладывать средства! – это был результат. Протокол через два дня подтвердил согласие стран СЭВ на участие в ЦИЭ. В течение двух лет Васенков возглавлял подготовку проекта развития планов работ по ЦИЭ, занимался согласованиями на высшем уровне со всеми странами СЭВ. Ему даже предрекали директорство в ЦИЭ. Но когда план работ по международному сотрудничеству был всеми подписан, Васенкова отстранили от участия в осуществлении проекта. Проект ЦИЭ вскоре был похоронен, началась перестройка, развал Союза, МЭП был расформирован…

От атома к звездам Сегодня А. Васенков, несмотря на свои 70 с лишним, в отличной форме, бодр и полон сил. Он советник директора НИИФП.

– Есть ли у меня цель в жизни? Конечно. Но нужно разделить этот вопрос на две части. Первое. То, что от меня в определённой степени зависит, и во что я могу активно вмешиваться. Второе. Что хотелось бы видеть реализованным, но на что я практически повлиять не в состоянии. По первой части, хотелось, чтобы был осуществлён проект нашего института по запуску в заданные сроки синхротрона, и на его базе создан Центр высоких технологий по наноэлектронике коллективного пользования, центр кристаллизации знаний, технологий, подготовки кадров, что необходимо для нашего города, отрасли и страны в целом. Это вполне осуществимо при нашей активной работе и выполнении обязательств государства. По второму направлению – важно, чтобы Зеленоградский научно-промышленный комплекс занял такое же важное для отрасли и страны место по вкладу в конкурентоспособную электронику, которое он занимал в 1970-х гг. прошлого века. Но это требует не только усилий коллективов учёных и производственников наших предприятий и развития инфраструктуры в стране, но и политической воли, экономически сбалансированной программы и вложения в международную глобализационную систему.

А. Васенков так и не защитил диссертацию. Но вся жизнь, его дела, его опыт богаче любого научного труда. На выставках и конференциях, где он участвует, его часто представляют как доктора наук. Одни – потому что слышали историю его диссертации, другие, кто не знает, – из уважения перед его опытом и знаниями.

Опубликовано в газете “Сорок один”, №34 от 22.08.2008 г.
Из книги «Александр Анатольевич Васенков». 2010 г.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017