Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Из истории государственного управления электросвязью в России.

Управление электросвязью в период царствования императора Николая II

Введение

Император Николай II. 1896 г. Портрет работы И. Репина

Император Николай II. 1896 г. Портрет работы И. Репина

20 октября 1894 г. в возрасте 49 лет от болезни почек умер российский император Александр III. Этому событию было суждено сыграть колоссальную роль в жизни нашей страны. Ведь в результате преждевременной кончины «прирожденного императора» [5] Александра III на российском престоле оказался его сын Николай II.

Сегодня, девять десятилетий спустя после трагической гибели Николая II, нам чрезвычайно трудно дать объективную характеристику его царствования. За последние два десятилетия свет увидело немало изданий, на страницах которых перед читателем предстает образ идеального монарха, погибшего в результате победы тёмных сил. Однако далеко не каждый россиянин сможет безоговорочно согласиться с той характеристикой, которую дал Николаю II состоявшийся в августе 2000 г. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, причисливший его к лику святых [10].

Ведь «кротость, терпение и смирение», с которыми царская семья переносила заточение, да и сама страшная мученическая смерть Николая II, его жены и пятерых детей не могут снять вопрос об ответственности последнего русского императора перед своей страной и своим народом за многочисленные ошибки, повлекшие за собой страдания и гибель миллионов его подданных.

Николай II возглавил великую империю в 26 лет. И очень скоро стало очевидно, что он не готов к той огромной ответственности, которая совершенно неожиданно свалилась на его плечи. Конечно, Александр III сделал всё возможное, чтобы его сын получил хорошее образование. Как отмечал в своих воспоминаниях о Николае II выдающийся российский юрист А. Ф. Кони, «в беседе он проявлял такой интерес к литературе, искусству и даже к науке и знакомство с выдающимися в них явлениями, что встречи с ним, как с полковником Романовым в повседневной жизни могли быть не лишены живого интереса» [11]. Вместе с тем в знаниях императора не было системы. «Его познания сводились к разрозненным сведениям по разным отраслям, но без всякой возможности их применить в практической жизни» [4].

Генерал Н.И. Петров во главе российской электросвязи

Александр Степанович Попов

Александр Степанович Попов

Та модель государственного управления связью в Российской империи, которая была найдена в 80-е годы XIX столетия, оказалась весьма эффективной. В связи с этим Николай II на протяжении всего своего царствования не вносил в неё каких-либо существенных изменений.

Вплоть до весны 1917 г. все учреждения связи Российской империи были подчинены Главному управлению почт и телеграфов, которое, в свою очередь, было подчинено Министерству внутренних дел. За неполные 23 года царствования Николая II сменилось четыре руководителя российской связи.

Первым на пост начальника Главного управления почт и телеграфов был назначен генерал-лейтенант Генерального штаба Н.И. Петров. Он сменил на этом посту Н.А. Безака, возглавлявшего отрасль с 1884 г.

Судьба и карьера Н.И. Петрова были довольно типичны для российской бюрократии второй половины XIX — начала XX столетий. Будущий руководитель связи Российской империи родился в 1841 г. в семье почтмейстера маленького уездного города Петровска Саратовской губернии. Дед его был «низшим почтовым служителем» [29]. Вскоре после того, как Н.И. Петрову исполнился год, его отец выслужил потомственное дворянство, что значительно облегчило карьеру нашего героя. В 1860 г. Н.И. Петров успешно закончил Константиновское военное училище, а четыре года спустя — Николаевскую академию Генерального штаба. После этого началось его быстрое продвижение по службе сначала в военном ведомстве, а затем и в Министерстве внутренних дел. В 30 лет за отличие в службе Н.И. Петров получает чин полковника, в 38 становится генерал-майором, а в 49 — генерал-лейтенантом. В 1884 г. он был назначен начальником штаба Отдельного корпуса жандармов, находившегося в двойном подчинении (министра внутренних дел и военного министра). В 1893 г. Н.И. Петров становится директором Департамента полиции и с этого времени окончательно переходит в Министерство внутренних дел. 22 июля 1895 г. Н.И. Петров был назначен руководителем Российского почтово-телеграфного ведомства. На этом посту он проработал вплоть до конца 1902 г. [29].

Н.И. Петров оказался во главе Главного управления почт и телеграфов в один из ключевых моментов в истории электросвязи. Ведь 25 апреля 1895 г. (всего за три месяца до назначения Н.И. Петрова руководителем отрасли) преподаватель физики Минного офицерского класса в Кронштадте А.С. Попов на очередном заседании Физического отделения Русского физико-химического общества сделал своё историческое сообщение «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям» [19]. Именно тогда А.С. Попов продемонстрировал слушателям созданный им аппарат, с помощью которого было возможно принимать электромагнитные волны. Позднее данный прибор,

получивший название «радиоприемник», совершит настоящую революцию в электросвязи. Следует отметить, что значение работы А.С. Попова было сразу же правильно понято той аудиторией, перед которой он выступал. «Поводом ко всем этим опытам, — отмечала газета «Кронштадтский вестник», — служит теоретическая возможность сигнализации на расстояние без проводников, наподобие оптического телеграфа, но при помощи электрических лучей» [12].

С первых дней своего существования радиосвязь в России была тесно связана с Военно-морским флотом. Однако очень скоро на возможности нового средства связи обратили внимание и в Главном управлении почт и телеграфов. В апреле 1896 г. информация о новом средстве связи публикуется на страницах ведомственного «Почтово-телеграфного журнала» [20]. А уже в 1901 г. почтово-телеграфное ведомство делает попытку организовать первый в Российской империи беспроволочный телеграф общественного пользования между Херсоном и Голой Пристанью, расположенных на разных берегах Днепра [3, 17].

Эксперименты в области беспроволочной телеграфии не мешали продолжению работ по сооружению телеграфных линий. В 1895—1897 гг. Главное управление почт и телеграфов построило мурманский телеграф, соединивший с телеграфной сетью империи наиболее важные пункты на побережьях Белого и Баренцева морей. К 1901 г. было завершено строительство телеграфной линии от Иркутска до Якутска, соединившей Якутию с имперской телеграфной сетью [7].

Во второй половине 90-х годов XIX в. во время строительства Транссибирской железнодорожной магистрали была проведена реконструкция Сибирского телеграфа. В связи с тем, что часть Транссибирской магистрали прошла через Маньчжурию, был решён и вопрос о сооружении телеграфа Китайской Восточной железной дороги, который был построен в 1898—1900 гг. В 1900 г. он был соединен с телеграфной сетью России [7, 8].

Начальник главного управления почт и телеграфов тайный советник Е.К. Андреевский

9 января 1903 г. новым начальником Главного управления почт и телеграфов становится тайный советник Е.К. Андреевский [25]. Так же, как и его предшественник, новый руководитель отрасли никогда ранее в ней не работал.

Евгений Константинович Андреевский родился в 1847 г. в Бессарабской губернии. В 1866 г. окончил Михайловское артиллерийское училище. Затем служил в лейб-гвардии и свите Его Императорского Величества. С 1889 г. — в Министерстве внутренних дел. Последняя должность перед назначением на пост начальника Главного управления почт и телеграфов — черниговский губернатор. Его руководство отраслью было весьма непродолжительным и закончилось в декабре 1904 г. [2, 24, 25].

Из проектов, реализованных в период работы в почтово-телеграфном ведомстве тайного советника Е.К. Андреевского, следует отметить устройство сети опытных станций беспроволочного телеграфа в Санкт-Петербурге (на Крестовском острове) и его окрестностях (в Ораниенбауме и Сестрорецке). Установка аппаратов беспроволочного телеграфа на Крестовском острове была произведена под личным наблюдением А.С. Попова. В декабре 1904 г. действие всех трёх опытных станций было открыто [17].

Кроме того, на окраинах империи продолжалось сооружение телеграфных линий. Особое внимание в рассматриваемый период было уделено Дальнему Востоку. Ведь в январе 1904 г. началась война с Японией. Уже в самом начале войны военное министерство поставило вопрос о необходимости соединения телеграфом ряда пунктов на побережье Японского моря от Владивостока до поста Святой Ольги. Вскоре военное ведомство получает кредит на экстренную постройку однопроводной телеграфной линии от Владимиро-Александровска (уже соединенного с Владивостоком) до поста Святой Ольги с ветвями на мысы Островной, Низменный, Поворотный и Шкота, а также к бухте Валентины (всего 265,5 версты). К сентябрю 1904 г. строительство линии было закончено, и по новому проводу началось телеграфное сообщение. После войны телеграфная линия Владивосток-Святая Ольга будет эксплуатироваться почтово-телеграфным ведомством [7].

Начальник главного управления почт и телеграфов тайный советник М.П. Севастьнов

Михаил Петрович Севастьянов

Михаил Петрович Севастьянов

5 декабря 1904 г. начальником Главного управления почт и телеграфов был назначен тайный советник М.П. Севастьянов [23]. В отличие от своих предшественников новый руководитель отрасли к моменту назначения на высокий пост имел солидный опыт работы в почтово-телеграфном ведомстве.

Михаил Петрович Севастьянов родился в 1848 г. В 1869 г. поступил на службу в Министерство юстиции. С 1881 г. — в Министерстве внутренних дел. До 1893 г. служил в

Департаменте полиции, а затем был переведён на должность помощника начальника Главного управления почт и телеграфов [21].

На посту руководителя почтово-телеграфного ведомства М.П. Севастьянов проработал без малого девять лет (до осени 1913 г. ). То было чрезвычайно тяжёлое и насыщенное время. Пройдя через потрясения первой русской революции, Главное управление почт и телеграфов развернуло беспрецедентные работы по включению в общеимперскую телеграфную сеть наиболее отдалённых районов страны.

Особое внимание было уделено Дальнему Востоку и Крайнему Северу. По инициативе руководства Приамурского генерал-губернаторства и Главного управления почт и телеграфов Совет Министров весной 1908 г. принимает решение о строительстве телеграфных линий Якутск-Охотск и Охотск-Петропавловск, а также радиостанций в Николаевске-на-Амуре и в Петропавловске [8].

Сначала, несмотря на невероятные трудности, была построена почти 1100-вёрстная линия Якутск-Охотск, и 29 октября 1909 г. по ней началось телеграфное сообщение. Уже в первые месяцы работы Охотский телеграф привлек к себе довольно значительную для этих малозаселенных мест корреспонденцию. За ноябрь-декабрь 1909 г. по Охотскому телеграфу было принято и отправлено 1956 депеш. С открытием в Охотске радиостанции и превращением Охотского телеграфа в один из двух транзитных путей, по которым шла с крайнего северо-востока телеграфная корреспонденция в Сибирь и Европейскую Россию, поток телеграмм, идущих по линии, увеличился в десятки раз [8].

В 1910 г. начались работы по сооружению телеграфной линии от Охотска до Петропавловска. Однако Приамурский почтово-телеграфный округ, на который была возложена реализация данного проекта, оказался не в состоянии построить столь сложное сооружение. Несколько лет невероятно тяжёлого труда, сотни тысяч рублей казенных денег, затраченных на строительство, не дали ожидаемых результатов. Причинами этого послужили крайне сложный характер и слабая изученность местности, через которую должен был пройти телеграф, суровый климат, незначительная продолжительность строительного сезона, полное отсутствие дорог в крае, его безлюдность, необходимость практически всё завозить в районы строительства из южных уездов Приморской области. Кроме того, сказались недостатки проекта, который не до конца учитывал все трудности сооружения телеграфной линии в столь тяжёлых условиях и в котором в несколько раз были занижены строительные расходы. В результате все деньги, ассигнованные на сооружение телеграфной линии Охотск-Петропавловск, были израсходованы ещё тогда, когда работы были выполнены только на треть. И, наконец, начавшаяся Первая мировая война не позволила правительству выделить дополнительные ассигнования на активизацию работы по завершению строительства телеграфной линии на Камчатку [8].

Более успешным был проект по организации радиотелеграфного сообщения между Николаевском и Петропавловском. Разработка данного проекта, а потом и осуществление его на практике явились первым крупномасштабным опытом Главного управления почт и телеграфов в радиотелеграфном строительстве. Детальной разработкой плана строительства занялась созданная в конце 1908 г. специальная комиссия в составе инженеров-электриков Главного управления почт и телеграфов под председательством полковника А.Н. Эйлера [17].

11 мая 1909 г. с обществом «Сименс и Гальске» был подписан контракт на устройство радиотелеграфного сообщения по системе «Телефункен» со звучащей искрой между Николаевском-на-Амуре и Петропавловском [17]. Строительство зданий радиостанций в Николаевске и Петропавловске, а также монтаж аппаратуры были осуществлены в летние и осенние месяцы 1910 г. [17]. В октябре 1910 г. монтаж обеих радиостанций был завершен, а с 10 ноября между Николаевском и Петропавловском было открыто радиотелеграфное сообщение общего пользования [8]. Значение этого события в жизни Камчатки было трудно переоценить. Как отмечал приамурский генерал-губернатор П. Ф. Унтербергер, «постройка беспроволочного телеграфа между г. Петропавловском и г. Николаевском произвела переворот в жизни этой отдалённой окраины, приблизила её к центру России, и, облегчив все торговые обороты, повлияла вместе с увеличением пароходных рейсов на удешевление цен на товары» [27].

Большую роль в организации работ по созданию сети станций беспроволочного телеграфа в России сыграл Междуведомственный радиотелеграфный комитет, в который входили представители Министерства внутренних дел, Главного управления почт и телеграфов, Военного министерства, Министерства торговли и промышленности, Министерства путей сообщения и Министерства иностранных дел [9]. Значительное влияние на ход обсуждения проектов развития сети радиотелеграфных станций оказала международная конвенция о правилах сношений судовых радиотелеграфных станций с береговыми, принятая в 1906 г. на международной радиотелеграфной конференции. Эта конвенция, вступившая в силу с 1908 г., налагала на примкнувшие к ней государства (в их числе была и Россия) обязательства по организации службы береговых радиотелеграфных станций [13].

20 декабря 1910 г. Междуведомственный радиотелеграфный комитет одобрил план развития радиотелеграфной сети почтово-телеграфного ведомства на Дальнем Востоке. В план было включено сооружение радиостанций: 1) на острове Беринга (Командорские острова), 2) в Ново-Мариинском посту (устье реки Анадырь), 3) у бухты Провидения, 4) на мысе Дежнева, 5) в селении Марково на реке Анадырь, 6) в Охотске, 7) в Ямске, 8) в Гижиге, 9) в Тигиле, 10) на острове Сахалин, 11) в Кербинской резиденции. 7 марта 1911 г. в план было добавлено строительство радиостанции в городе Благовещенске [8].

В 1912 г. Главное управление почт и телеграфов приступило к сооружению четырёх дальневосточных радиостанций: в Охотске, Ново-Мариинске (Анадыре), Наяхане (недалеко от Гижиги) и Керби. Строительство названных радиостанций приходилось вести в совершенно исключительных условиях. Как отмечали авторы официальных «Очерков развития радиотелеграфных сообщений в России и за границей», изданных Междуведомственным радиотелеграфным комитетом, «на местах постройки нет ни материалов, ни рабочих рук, ни наличности вообще сколько-нибудь сносных условий для производства работ. Немалую трудность представляло даже достигнуть до некоторых из этих мест и доставить туда необходимые материалы и принадлежности. Строительный сезон в большинстве этих мест так короток, что нужны были чрезвычайные усилия, чтобы закончить в течение его полное оборудование радиостанции всеми гражданскими сооружениями» [13].

Несмотря на это, оборудование всех четырёх радиостанций было завершено до конца 1912 г. Уже 21 октября в Охотске, Наяхане и Анадыре было открыто радиотелеграфное сообщение с приемом внутренних и международных телеграмм. Кербинская радиостанция была открыта 7 декабря. Радиопередатчики Охотской, Наяханской и Анадырской станций, установленные фирмой «Телефункен», имели мощность по 7,5 кВт. Дальность действия составляла днем 1500, ночью — 3000 км. Наряду с Архангельской Охотская, Наяханская и Анадырская станции были самыми мощными гражданскими радиостанциями в России [8].

В первые годы после завершения русско-японской войны дальневосточное направление было, пожалуй, самым главным, но отнюдь не единственным в планах радиотелеграфного строительства Главного управления почт и телеграфов. В 1911—1913 гг. были построены радиостанции на Балтике (в Риге, на острове Руно, в Либаве и Ревеле), на Каспии (Астраханский рейд и Петровск-Дагестанский), на Азовском море (Таганрог и Таганрогский рейд) [7].

Одним из самых сложных проектов, реализованных почтово-телеграфным ведомством накануне Первой мировой войны, стало сооружение сети радиостанций на побережье Северного Ледовитого океана. Первые предложения о радиотелеграфном строительстве в этом регионе были связаны с необходимостью облегчить деятельность особых экспедиций по обследованию Северного морского пути к устьям Енисея и Оби через Карское море. В связи с этим ещё в 1904 г. в Главном управлении почт и телеграфов появляется проект устройства радиотелеграфных станций на берегах проливов Югорский Шар, Карские Ворота, Маточкин Шар. Данный проект был реализован в 1913 г., когда были построены радиостанции в Архангельске, Югорском Шаре, Вайгаче и Маре-Сале [7].

Начальник Главного управления почт и телеграфов действительный статский советник В.Б. Похвиснев

Владимир Борисович Похвиснев

Владимир Борисович Похвиснев

В октябре 1913 г. почтово-телеграфное ведомство возглавил В.Б. Похвиснев [22].

Владимир Борисович Похвиснев родился в 1858 г. Службу начал в 1878 г. в лейб-гвардии Измайловском полку. В 1882 г. был зачислен в запас, а затем и уволился в отставку. В конце 1905 г. вернулся на государственную службу. С февраля 1906 г. по октябрь 1913 г. занимал должность московского почт-директора. 26 октября 1913 г. был назначен начальником Главного управления почт и телеграфов [22]. В. Б. Похвисневу было суждено стать последним руководителем почтово-телеграфного ведомства Российской империи.

В.Б. Похвиснев возглавил российскую связь в канун Первой мировой войны и был свидетелем быстрого упадка своей отрасли. Однако ему удалось завершить несколько относительно небольших проектов. Одним из них стала телеграфная линия Де-Кастри-Императорская Гавань. Вопрос о присоединении Императорской Гавани к общей телеграфной сети России был возбужден приамурским генерал-губернатором П.Ф. Унтербергером в 1909 г. После предварительных изысканий, произведенных в 1910 г., были составлены проект и смета этой 326-верстной линии, определившие стоимость телеграфной линии Де-Кастри-Императорская Гавань в 240 тыс. руб. или 736 руб. за версту. Столь высокие расценки объяснялись тем, что линия была намечена «по берегу Татарского пролива по совершенно дикой местности, где нет даже троп». Строительные работы на линии шли четыре года. В 1915 г. телеграф пришёл в Императорскую Гавань [8].

Начавшаяся 19 июля 1914 г. Первая мировая война заставила Главное управление почт и телеграфов свернуть работы по сооружению сети радиостанций. Одной из немногих радиостанций, построенных в годы войны почтово-телеграфным ведомством, была Сахалинская радиостанция, открытая 20 февраля 1916 г. Остальные станции, включенные в 1910— 1914 гг. в планы развития радиотелеграфной сети, так и не были построены [7].

Эволюция государственной политики в области телефонии

Одной из характерных черт эпохи правления Николая II стало быстрое развитие телефонии. В конце XIX — начале XX вв. телефонизация крупных и средних городов шла невиданными в истории российской связи темпами. Так, если в начале 1895 г. в Российской империи (без учёта данных по Великому княжеству Финляндскому) насчитывалось 46 телефонных сетей (35 государственных и 11 частных) [14, 15], то в 1913 г. число городских телефонных сетей выросло до 180 (166 государственных и 14 частных) [18]. И если в 1895 г. все телефонные сети империи обслуживали всего 15228 абонентов (6132 абонента обслуживались государственными сетями, 9096 – частными), то в 1913 г. — уже 244776 (75923 абонента обслуживались государственными сетями, 168853 — частными). Таким образом, за 18 лет число телефонных абонентов в России выросло в 16 раз.

Наиболее крупными телефонными сетями обладали столичные города. В 1913 г. в Москве насчитывалось 53678 абонентов, а в С-Петербурге — 53496. По сравнению с 1895 г. число абонентов в Москве выросло в 30,8 раза, в С-Петербурге — в 23,9 раза. Далее следовали телефонные сети Варшавы (31952 абонента, по сравнению с 1895 годом рост в 30,8 раза), Риги (9819 абонентов, рост в 14,3 раза), Одессы (7702 абонента, рост в 8,9 раза), Киева (5143 абонента, рост в 6,8 раза), Баку (5068 абонентов, рост в 10,5 раза), Харькова (4506 абонентов, рост в 8,4 раза), Ростова-на-Дону (3759 абонентов, рост в 5,3 раза), Лодзи (3383 абонента, рост в 5,6 раза), Екатеринослава (2177 абонентов, рост в 19,3 раза), Тифлиса (1809 абонентов, рост в 4,9 раза), Саратова (1727 абонентов, рост в 8,1 раза), Казани (1623 абонента, рост в 5, 6 раза), Ревеля (1622 абонента, рост в 15,6 раза), Нижнего Новгорода (1597 абонентов, рост в 4,4 раза), Астрахани (1585 абонентов, рост в 4,9 раза), Московской загородной сети (1577 абонентов, рост в 5,4 раза), Самары (1376 абонентов, рост в 10,5 раза), Иркутска (1323 абонента, рост в 6 раз) [14, 15, 18].

Столь значительный рост количества сетей и числа абонентов был вызван наличием постоянно растущего платежеспособного спроса на услуги телефонной связи со стороны органов управления, коммерческих структур и состоятель

ной части населения. Вместе с тем полное удовлетворение данного спроса в значительной степени сдерживалось той политикой, которую проводило государство в деле телефонизации страны. С середины 80-х годов XIX в. российское правительство практически не выдавало разрешений на устройство новых телефонных линий частным компаниям и лицам. Исключение составляли только небольшие телефонные сети, предназначенные для личного пользования. Причиной подобного поведения стало стремление государства удержать в своих руках стратегически важную и чрезвычайно доходную отрасль связи. Однако, не давая разрешения частным компаниям, само российское почтово-телеграфное ведомство из-за нехватки сил и средств не могло решить вопрос полной телефонизации страны. В связи с этим дело обеспечения телефонной связью сотен населенных пунктов Российской империи откладывалось на неопределённый срок.

И это при том, что телефонные сети, принадлежавшие частным компаниям, развивались значительно быстрее сетей, находившихся в ведении правительства. Так, несмотря на то, что частный капитал имел в своем распоряжении всего 14 из 180 имевшихся в наличии в 1913 г. городских телефонных сетей (или 7,8%), он обслуживал 168853 из 244776 абонентов (или 69%) [18]. При этом скорость роста числа абонентов в частных телефонных компаниях в рассматриваемый период (1895—1913 гг.) была в 1,5 раза больше, чем в государственных телефонных сетях [14, 15, 18].

Нежелание отдать телефонную связь в руки частника замедляло и создание междугородных телефонных линий. Так, ещё в марте 1887 г. в Главное управление почт и телеграфов с заявлением на выдачу концессии на устройство телефонного сообщения между С-Петербургом и Москвой обратились коллежский секретарь А.А. Столповский и инженер-технолог Ф.П. Попов. Концессия должна была иметь характер монополии. Летом того же года с подобным проектом в Министерство финансов обратился член Бельгийской академии наук Мурлон. После внимательного изучения в Главном управлении почт и телеграфов оба проекта были отклонены [7].

Российское правительство предпочло взять сооружение этой важнейшей как в экономическом, так и стратегическом плане линии на себя. Однако быстрое решение данной сложной в техническом отношении и дорогостоящей задачи оказалось не по силам российскому почтово-телеграфному ведомству. Почти десять лет велись работы по подготовке и согласованию проекта. В конце концов, к декабрю 1898 г. самая протяженная в России (612 верст) междугородная телефонная линия С-Петербург-Москва была построена и сдана в эксплуатацию [26, 28].

С начала XX в. правительство начинает разрешать частным предпринимателям строить междугородные телефонные линии. В феврале 1905 г. Николай II подписал указ о выдаче концессии предпринимателю Сергею Фертиг на устройство и эксплуатацию телефонной линии общего пользования между Ростовом-на-Дону, Новочеркасском и Александровск-Грушевском сроком на 18 лет. В дальнейшем частные предприниматели получили концессии на устройство и эксплуатацию телефонных линий, соединивших города Калишь и Конин, Ригу и главнейшие пункты Курляндской и Лифляндской губерний, Москву и Нижний Новгород, Москву и Иваново-Вознесенск, Харьков и Екатеринослав, Харьков и Бахмут, Калишь и Лодзь, Калишь и Турек [7].

Одновременно разрешения на строительство и эксплуатацию телефонных сетей начинают выдаваться земствам. Так, в 1910 г. Белгородское уездное земство получило концессию на сооружение и эксплуатацию телефонной линии Белгород-Харьков. Подобные концессии получили Екатеринославское уездное земство, Киевский губернский комитет, Курское губернское земство, Эстляндское дворянство и земство [7].

Заключение

90-е годы XIX столетия стали временем появления принципиально нового средства электросвязи — радио. Создание беспроволочного телеграфа позволило российскому правительству в кратчайшие сроки решить проблему обеспечения надёжной связью Военно-морского флота. Кроме того, началась работа по преодолению той страшной оторванности Крайнего Севера и Северо-Востока страны, которая стала серьёзным тормозом в освоении этих отдалённых частей Российской империи. Проблемы развития связи в данных регионах решались комплексно: строились радиостанции и телеграфные линии. И хотя ряд программ был прерван начавшейся Первой мировой войной, то, что удалось сделать, произвело настоящую революцию в развитии средств связи на Крайнем Севере и Северо-Востоке России из-за включения названных регионов в общеимперскую телеграфную сеть.

Литература

  1. Алексеева И.В. Оппозиция Его Величества. Дума, царизм и союзники России по Атланте в эпоху П.А. Столыпина 1907— 1911 гг. –СПб.: «Дмитрий Буланин», 2004.
  2. Андреевский Евгений Константинович - http://www.gendarme.ru/Biografy/A/10.htm
  3. Беспроволочный телеграф через Днепр между Херсоном и Голою Пристанью // Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. –1903. –№ 7.
  4. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний // Николай второй. Воспоминания. Дневники. –СПб.: Пушкинский фонд, 1994.
  5. Вернадский Г.В. Русская история. –М.: «Аграф», 1997.
  6. Витте С.Ю. Воспоминания. Т. З. –М: Изд-во социально-экономической литературы, 1960.
  7. Высоков М.С. Электросвязь в Российской империи от зарождения до начала XX века. Южно-Сахалинск, 2003.
  8. Высоков М.С. История почты, телеграфа и радио на Дальнем Востоке России (40-е гг. XVII — начало XX в. ) -Южно- Сахалинск: Издательство Сахалинского государственного университета, 2004.
  9. Глущенко А.А. Место и роль радиосвязи в модернизации России (1900-1917 гг.) –СПб.: ВМИРЭ, 2005.
  10. Деяние Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о соборном прославлении новомучеников и исповедников российских XX века // http://www.fond.ru/calendar/00.htm
  11. Кони А.Ф . Николай II (Воспоминание) // Кони А.Ф. Собрание сочинений. Т. 2. –М.: Юридическая литература, 1966.
  12. Кронштадтский вестник. –1895, № 51, 30 апреля.
  13. Очерк развития радиотелеграфных сообщений в России и за границей. –СПб., 1913.
  14. Очерк устройства и эксплуатации городских телефонных сообщений распоряжением и на средства правительства // Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. –1898. №1.
  15. Очерк устройства и эксплуатации городских телефонных сообщений через частных предпринимателей за 1881—1897 годы // Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. –1899. №3.
  16. Палеолог М. Царская Россия накануне революции. –М.: Международные отношения, 1991.
  17. Первые радиотелеграфные станции в почтово-телеграфном ведомстве в России. –СПб.: Гл. упр. почт и телеграфов, 1910.
  18. Почтово-телеграфная статистика за 1913 год. Пг., 1917. C. XVI, 48-59.
  19. Протокол 151 (201)-го заседания Физического отделения Русского физико-химического общества // Журнал Русского физико-химического общества. Часть физическая. Т. 27. 1895. Вып. 8. Отдел 1.
  20. Скобельцын В.В. Прибор А.С. Попова для регистрирования электрических колебаний // Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. –1896. № 4.
  21. Список высших чинов центральных установлений Министерства внутренних дел. (Исправлен по 1 февраля 1912 г.) Ч. 1. –СПб., 1912.
  22. Список высших чинов центральных установлений Министерства внутренних дел. Исправлен по 1 октября 1916 г. Ч. 1. Пг., 1916.
  23. Список лиц, служащих по ведомству Министерства внутренних дел 1906 г. Ч. 1. (Центральные учреждения). (Исправлен по 20 мая). –СПб., 1906.
  24. Список лиц, служащих по ведомству Министерства внутренних дел 1907 г. , исправленный по 1 мая. Ч. 1. –СПб., 1907.
  25. Список чинов Министерства внутренних дел 1903 г. , исправленный по 1 мая. Ч. 1. –СПб., 1903. С. 92.
  26. Телефонное сообщение между Петербургом и Москвою // Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. –1910. №3.
  27. Унтербергер П.Ф. Приамурский край. –СПб., 1912.
  28. Шедлинг М. Двадцатипятилетие телефона в России // Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. –1906. № 9.
  29. Шилов Д.Н., Кузьмин Ю.А. Члены государственного совета Российской империи. 1801—1906. Биобиблиографический справочник. –СПб.: «Дмитрий Буланин», 2007.

Статья опубликована в журнале "Электросвязь: история и современность" № 4 2008. с. 19--24
Перепечатывается с разрешения редакции.
Статья помещена в музей 12.10.2009 г.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017