Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Создание А. А. Расплетиным самолетной телевизионной системы разведки и наведения истребителей на цель

Статья является продолжением обзора работ А. А. Расплетина в блокадном Ленинграде [1]. В ней приводятся материалы, связанные с исследованиями А. А. Расплетина по созданию самолетной телевизионной системы РД-1 в ОКБ МЭИ и ВНИИ-108 («ЭИС», №2, 2008).

Использование телевизионной системы для наведения истребителей на цель

После возвращения из Ленинграда по Дороге жизни группа А.А. Расплетина попала в Красноярск, встретивший их мягкой погодой и тёплым приветливым отношением людей.

Сразу к работе приступить не могли: две недели занимались только вопросами организации питания. Резкая смена условий привела к тому, что все, кроме Буханова, Фридберга и Расплетина, попали в госпиталь.

Ещё до войны в НИИ-9 под руководством А.А. Расплетина велись разработки нескольких вариантов авиационной системы телевизионной разведки и наведения истребителей на цель (шифр «Алмаз»). Отличались они конструктивным решением. Одним из вариантов занимался В.И. Сушкевич, полный комплект аппаратуры которого сумели переправить из осажденного Ленинграда на сибирский завод. Заводскую лабораторию возглавил Н.И. Оганов. Над «Алмазом» трудились А.А. Расплетин, Е.Е. Фридберг, Г.Г. Чашников. Война диктовала особые условия работы над системой – необходимо было сосредоточить научно-конструкторские силы в одном месте. На завод пошли одна за другой телеграммы, вызовы от наркома с просьбой откомандировать в Москву А.А. Расплетина и ещё нескольких товарищей. Но дирекция не отпускала, и небезосновательно. Александр Андреевич об этом писал так [2]: «Дирекция пока ещё имеет возможность не отпускать меня с завода, так как Оганов заявил, что мой отъезд приведёт к срыву выпуска. Я не разделяю его мнения и не считаю себя незаменимым работником, каким он рисует меня Румянцеву» (директор завода).

В сентябре 1942 г. было принято специальное постановление Государственного Комитета Обороны (ГКО) о переводе специалистов-телевизионщиков в Москву. Так А.А Расплетин, Е.Е. Фридберг, В.И. Сушкевич, Н.И. Оганов, Б.И. Круссер, А.С. Бучинский, Турлевич, Г.Г. Чашников стали москвичами.

При ОКБ Всесоюзного энергетического института (ВЭИ) была создана специальная лаборатория. А.А. Расплетина назначили научным руководителем группы по созданию телевизионной системы наведения истребителей на цель, получившей шифр РД-1 [3]. Уже к середине октября Александр Андреевич сконструировал телевизионный приёмник. Из Ленинграда перевезли портативную передающую телевизионную установку, созданную ещё до войны А.А. Железовым. Необходимо было собрать воедино макеты аппаратуры и начать испытания. В конце октября лабораторные образцы аппаратуры сосредоточили в лётно-испытательном институте в Кратово. Приёмник А.А. Расплетина установили на самолете «Аэрокобра». Предстояло снять все необходимые для дальнейшей работы технические характеристики, испытать приёмник в различных режимах полета. ТВ-передатчик установили на базе в Сустово (теперь Солнцево).

Управление истребительной авиации ПВО, весьма заинтересованное в создании телевизионной установки для наведения истребителей на цель, ещё в июле 1942 г. откомандировало в ОКБ ВЭИ из 72-го отдельного радиобатальона ПВО Ленинградского фронта Э.И. Голованевского, И.Ф. Песьяцкого, А.А. Железова и В.А. Подгорного для подготовки и проведения испытаний новой аппаратуры.

Испытания под Москвой продолжались. Полученные данные говорили, что аппаратура действует устойчиво при неплохих эксплуатационных параметрах. Надо было всерьёз приступать к её серийному выпуску. Но к этому времени и в Управлении истребительной авиации ПВО, и в наркомате, и даже в дирекции ОКБ возникли различные точки зрения на масштаб работ («Порой исключающие друг друга», – как замечал Расплетин). Конечно, такой разнобой тормозил дело, вызывал нервозность.

Но, тем не менее, под руководством А.А. Расплетина испытания продолжались.

Вскоре в ОКБ поступил заказ: изготовить комплект аппаратуры РД-1 для проверки его тактико-технических характеристик во фронтовых условиях.

Однако руководство осторожничало: пускай, мол, сперва выше решат вопрос о развитии этой тематики, а потом будем брать заказы. А.А. Расплетин категорически возражал против такого подхода. И в конце концов настоял на своём.

К этому времени в ОКБ ВЭИ произошли серьёзные организационные изменения.

В ноябре 1943 г. группа телевизионщиков из ОКБ ВЭИ была переведена в новый радиолокационный институт – Всесоюзный НИИ-108 [4]. Этот институт был создан 4 июля 1943 г. по постановлению ГКО для решения научно-технических вопросов с целью дальнейшего развития в стране радиолокационной техники.

Создавая институт в это трудное для страны военное время, ГКО учитывал не только создавшееся положение, но и будущее. К этому времени мы были не слабее, а подчас сильнее в танках, истребительной авиации, артиллерии, имели знаменитые «катюши». Но в области радиолокации сильно отставали как от гитлеровской Германии, так и от союзников – Англии и США. И это положение надо было ликвидировать.

Надо сказать, что в предвоенные годы наша страна не была в числе отстающих в этой области техники. Как отмечалось в [1], ещё в самом начале 1934 г. в Советском Союзе были получены первые экспериментальные результаты по радиообнаружению самолетов, а в 1939 г. были приняты на вооружение первые отечественные радиолокационные установки «Ревень», получившие после принятия на вооружение название РУС-1.

В 1940 и 1942 гг. на вооружение были приняты более совершенные импульсные РЛС РУС-2 (автомобильная РЛС «Редут») и РУС-2с (разборная стационарная РЛС «Пегматит»). Радиолокационные станции типа РУС-2 выпускались нашими заводами. Они действовали на фронтах и при защите важных объектов в системе ПВО, но их было мало. В 1943 г. появились и первые отечественные самолетные РЛС «Гнейс-2» и «Гнейс-5».

31 августа 1943 г. на А.И. Берга народным комиссаром электропромышленности СССР было возложено исполнение обязанностей начальника института. Главным инженером был назначен A.M. Кугушев. Заметную роль в организации института, несмотря на огромную нагрузку по проведению лётных испытаний, сыграл А.А. Расплетин. В своей автобиографии он писал: «... был одним из организаторов этого института и главным конструктором нескольких разработок» [5].

Приказом Наркома электропромышленности СССР от 19 октября 1943 г. в институт из ОКБ при ВЭИ было переведено 29 человек — в основном, бывшие инженеры ленинградского НИИ-9.

В институте собрались виднейшие специалисты, радиоинженеры и физики, которым предстояло обеспечить мощный толчок в развитии радиолокации в нашей стране. В его состав влились учёные МГУ — М.А. Леонтович, С.Г. Калашников, М.Г. Белкина и ЛГУ – В.А. Фок, разработчики первого в СССР импульсного радиолокатора РУС-2 Ю.Б. Кобзарев, П.А. Погорелко, Н.Л. Чернецов, известные специалисты Л.Ю. Блюмберг и Е.Н. Майзельс, И.Ф. Песьяцкий, А.А. Железов, И.Я. Эмдин и др.

Среди первых лабораторий института была и лаборатория радиоприёмных устройств (№ 13). Начальником её был А.А. Расплетин, а заместителем – Е.Е. Фридберг. В ней работал В.И. Сушкевич, молодые, способные инженеры Г.Я. Гуськов, И.Я. Эмдин и др. В конце 1944 г. лаборатория № 13 пополнилась молодыми офицерами. Сюда пришли выпускники ЛВВА и ВВА B.C. Лисицин, М.А. Богуславский, М.А. Софер и В.М. Шабанов. Проходили дипломную практику в лаборатории Л.Д. Бахрах и А.Е. Башаринов из ВВА им. Жуковского и М.И. Кривошеев из МИИС, ставшие впоследствии крупными учёными в области радиолокации и телевидения.

Не останавливаясь на анализе научно-технической деятельности института в годы Великой Отечественной войны, который подробно изложен в [4], остановимся на работах лаборатории № 13, руководителем которой был А.А. Расплетин.

Надо сказать, что перевод группы А.А. Расплетина из ОКБ ВЭИ во ВНИИ-108 никоим образом не сказался на темпах работ по теме РД. Теперь она стала одной из основных разработок института, к которой было приковано очень большое внимание.

Изготовленный по заказу Ленинградской армии ПВО комплект аппаратуры РД-1 был направлен на заводские испытания. Испытания самолетной части аппаратуры проводили А.А. Расплетин, Е.Е. Фридберг, И.Я. Эмдин и др. [6]. В докладной записке в Совет по радиолокации директор института П.З. Стась писал [4]: «Изготовленный образец аппаратуры РД был испытан в 28 полку истребительной авиации ПВО Западного фронта. Протокол и акт испытаний этой аппаратуры, утверждённый Главным инженером ВВС Красной Армии генерал-полковником авиации Репиным, свидетельствуют о том, что с помощью этой установки мы получаем полную возможность выполнить задачу дальнего наведения наших истребителей на самолеты противника в любое время суток и в любое время года».

После успешного окончания лётных испытаний лабораторного макета ускорилась разработка опытной серии аппаратуры РД, она шла быстрым ходом. Отдельным приказом по ВНИИ-108 устанавливался жёсткий срок завершения заводских испытаний аппаратуры РД – 25 октября 1944 г. Назначался и срок – 30 ноября – для предъявления в полностью оформленном виде описания и инструкции по эксплуатации всех комплектов наземной и самолётной аппаратуры. 1 декабря 1944 г. директор института отчитывался перед Наркоматом: «аппаратура РД в составе 3 комплектов наземной и 30 комплектов самолётной аппаратуры предъявлена на государственные испытания».

Установками РД было оборудовано два авиационных соединения самолетов А-20 и Як-9. Войсковые испытания выполнялись на фронте в районе города Бреслау (ныне Вроцлав) и под Ленинградом.

Испытания в районе Ленинграда проводились на базе 26-го гвардейского истребительного авиационного полка ПВО Ленинграда. В них участвовали два лучших летчика полка – Герои Советского Союза В.А. Мациевич – командир эскадрильи и штурман полка Н.Г. Щербина.

Техническое руководство комплексным испытанием установки во время боевых полетов осуществляли И.М. Завгороднев и Н.Ф. Курчев.

Экзамен аппаратура выдержала отлично. В.А. Мациевич уже в послевоенные годы напишет [2]: «Я лично проводил полёты на самолете Як-9 с телевизионным приёмником на борту. Полёты показали полезность использования телевизионной установки на самолетах-истребителях того времени для наведения, особенно в ночное время».

Боевое применение аппаратуры РД

Важная задача возлагалась на аппаратуру РД под Бреслау во время штурма Берлина. Как известно, в начале 1945 г. части 1-го Украинского фронта (командующий 1-м Украинским фронтом маршал Советского Союза И.С. Конев), наступая на Берлин с юго-востока, в обход, окружили и блокировали крупную группировку немецких войск в районе Бреслау. Немцы пытались снабжать окружённые войска по воздуху, направляя в этот район авиационные соединения транспортной авиации, которые использовали аэродромы, имевшиеся в распоряжении немцев под Бреслау. Эти аэродромы были способны принимать за ночь от 30 до 60 транспортных самолётов. Одной из основных задач, поставленных перед войсками Западного фронта ПВО в этом районе, была блокировка окружённого Бреслау с воздуха. В крепости Бреслау находилось до 65 тыс. вражеских солдат и офицеров, большое количество боевой техники, и изоляция этой мощной группы имела большое значение.

Як-9 самый массовый истребитель времен Великой Отечественной войны

Як-9 — самый массовый истребитель времен Великой Отечественной войны

Аппаратура РД, которой были оснащены самолеты 45-го авиационного полка 56-й истребительной авиационной дивизии, ставила целью существенно сократить и упростить процесс радиолокационного наведения истребителей. Для этого вместо команд по радио на самолет, имевший небольшой телевизионный приёмник, передавалось изображение планшета, и летчик, имея перед собой экран телевизионной трубки диаметром около 17 см, на котором было изображение карты местности с нанесёнными на ней планшетными данными, в том числе высота полёта цели, мог самостоятельно выходить на цель. Это не только упрощало наведение, но и позволяло летчику проявлять тактическую инициативу при перехвате, что повысило эффективность воздушного боя.

Прибывшие на аэродромы сотрудники 108-го института Е.С. Губенко и Н.Н. Батухтина вместе с представителем НИИ ВВС А.В. Пивоваровым, будущим первым заместителем А.А. Расплетина по ЗРК С-25, помогали летчикам 45-го авиационного полка осваивать новые для них приборы РД, а наземному персоналу – осуществлять телепередачу на самолёты с командного пункта. При необходимости они также ремонтировали аппаратуру. Таким образом, войсковые испытания аппаратуры проводились непосредственно в боевых условиях. Они помогли нашим лётчикам блокировать с воздуха Бреслау и перехватывать вражеские самолёты во всем районе боевых действий 45-го авиационного полка истребительной авиации.

6 мая 1945 г. командующий обороной Бреслау генерал Никгоф капитулировал с 40-тысячной группой войск.

Опыт, полученный при испытании аппаратуры в боевых условиях под Ленинградом и Бреслау, позволил А.А. Расплетину уяснить важные тактические возможности использования телевизионной системы наведения истребителей на цель. Именно в это время А.А. Расплетин чётко сформулировал требования учёта тактики боевого применения новой техники. Его заслуга как конструктора заключается не только в том, что он разрабатывал боевые системы, комплексы, но и создавал тренажёрную аппаратуру для обучения личного состава.

Кончилась война, и разработчики были переключены на проведение других работ.

Но система РД ещё использовалась во время воздушного парада в Москве 1 мая 1948 года. Авиационной частью, участвовавшей в параде, командовал тогда генерал авиации Василий Иосифович Сталин. Сотрудник лаборатории № 13 А.Я. Клопов, как вспоминал Е.Е. Фридберг, рассказал об установке РД полковнику авиации Жуку, и тот предложил В.И. Сталину использовать её во время парада. Это предложение было принято. С помощью аппаратуры РД, восстановленной под руководством А.Я. Клопова, проводилось управление воздушным парадом. За предоставление этой аппаратуры Институт получил благодарность от командующего Московским округом ПВО.

Ни наши враги, ни наши союзники и предполагать не могли, что советские истребители во время войны были оснащены телевизионными системами для наведения на цель. Советские специалисты намного опередили зарубежные фирмы.

Кроме работы по теме РД, лаборатории А.А. Расплетина поручили ведение ещё двух опытно-конструкторских работ – ОКР «ТОН» [7] и ОКР «Даль» [8]. Это были первые самостоятельные разработки А.А. Расплетина в области создания самолётных радиолокационных станций.

Таково краткое содержание работ А.А. Расплетина по созданию телевизионных систем разведки и наведения истребителей на самолёты противника.

Литература

  1. Сухарев Е.М. А.А. Расплетин и телевизионные методы отображения воздушной обстановки // «ЭИС». –2008. –№ 1.
  2. Гарнов В.И. Академик Александр Андреевич Расплетин. — М: «Московский рабочий», 1990.
  3. Аппаратура телевизионной связи РЛС с самолётами-истребителями для наведения их на самолёты противника (шифр «РД»). Эскизный проект / Расплетин А.А., Железов А.А., Моисеев Н.Г. и др. –М.: ОКБ ВЭИ, 1942.
  4. Сергиевский Б.Д. Институт в годы Великой Отечественной войны. –М., 1993.
  5. Расплетин А.А. Автобиография от 17 февраля 1958 г. // Архив РАН, ф. 411, оп. 3, №277.
  6. Результаты испытаний телевизионной системы наведения самолётов-истребителей на самолёты противника (шифр «РД»)». Отчёт по ОКР / Расплетин А.А. (руководитель работ). –М.: ВНИИ 108, 1943.
  7. Самолётная РЛС для бомбардировщиков, предупреждающая о нападении с задней полусферы. Эскизный проект по ОКР «ТОН» / Расплетин А.А. (руководитель работ). –М.: ВНИИ-108, 1944.
  8. Разработка самолетного радиодальномера. Отчёт по ОКР «Даль» / Расплетин А.А. (руководитель работ). –М.: НИИ-108, 1945.

Статья опубликована в журнале «Электросвязь: история и современность» № 4 2008 г.
Перепечатывается с разрешения редакции.
Статья помещена в музей 19.10.2009

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017