Виртуальный компьютерный музей.
Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → История развития электросвязи  → 

Вклад отечественных учёных и инженеров в победу в Великой Отечественной Войне

Быть человеком — это чувствовать свою ответственность. Гордиться каждой победой, одержанной товарищами. Сознавать, что кладя свой кирпич, и ты помогаешь строить мир.

Антуан де Сент-Экзюпери

В годы Великой отечественной войны в полной мере проявился патриотизм советского народа. Защита Родины была делом чести для подавляющего числа граждан нашей страны, которые придерживались кредо, выраженного в эпиграфе к этой статье.

Одной из первоочередных задач стала организация связи для управления страной и боевыми действиями армии. С первых же дней войны многие высококвалифицированные специалисты в области связи были призваны в действующую армию, где в составе батальонов связи занимались организацией связи в районах боевых действий, а также между Ставкой Верховного Главнокомандующего и штабами командующих фронтов.

Инженеры и ученые активно подключились к строительству и восстановлению разрушенных линий связи, созданию новых и модернизации ранее действующих вещательных станций.

В годы войны встала неотложная задача создания новой радиолокационной техники, остро необходимой фронту. Для её успешного решения надо было выполнить в трудных условиях военного времени сложнейшие научные исследования. Над решением этих проблем стали активно работать молодые специалисты, многие из которых стали впоследствии крупными учёными.

Война наполнила жизнь многих семей трагедией. Ряд военных связистов, учёных и инженеров, работавших над созданием новой боевой техники, теряли близких людей. Однако, несмотря на душевную боль и сложнейшие условия, вера в Победу придавала им силы самоотверженно трудиться и жить по закону, сформулированному знаменитым писателем Джорджем Бернардом Шоу: «Человек как кирпич: обжигаясь, он твердеет».

Весомый вклад в общее дело Победы внесли военные связисты. Родина по достоинству оценила их ратные подвиги: 304 из них стали Героями Советского Союза, 133 – полными кавалерами ордена Славы. Почти 600 отдельных частей связи были награждены боевыми орденами, 58 армейских подразделений связи удостоились наименования гвардейских, 172 подразделения были названы в честь городов, в освобождении которых они участвовали. Сотни тысяч воинов-связистов были награждены орденами и медалями СССР.

Высокую оценку получили пионерские работы по созданию радиолокационных систем разного назначения, выполненные в годы войны отечественными учёными. Многие из них впоследствии были избраны в АН СССР, стали лауреатами Сталинской премии за создание новой техники, выпускаемой отечественной промышленностью для нужд фронта.

ОРГАНИЗАЦИЯ СВЯЗИ В СТРАНЕ И В ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ

Пересыпкин

Огромную роль в обеспечении нашей страны связью во время ВОВ сыграл Иван Терентьевич Пересыпкин – нарком связи с 1939 по 1944 гг. С июля 1941 г. он был одновременно наркомом связи и заместителем наркома обороны СССР (по ноябрь 1944 г.), а также начальником Главного управления связи Красной Армии (по 1946 г.). В 1944 г. И.Т. Пересыпкину было присвоено воинское звание маршала войск связи, а в 1946 г. (по 1957 г.) он стал начальником Сухопутных войск связи. В конце жизни им были написаны несколько книг, посвященных истории развития войск связи, их деятельности в годы войны и в послевоенный период.

С начала войны в войсках, органах управления Красной Армией, в службах связи сложилось тяжёлое положение. Противнику удалось разрушить многие узлы связи, вывести из строя магистральные линии и другие объекты. В январе 1942 г. в результате оккупации гитлеровцами значительной части территории СССР протяжённость телеграфно-телефонных линий общегосударственного значения сократилась по сравнению с довоенной на 59%, а количество действующих телеграфных аппаратов уменьшилось на 40%. Государственный комитет обороны, Ставка Верховного Главнокомандующего, нарком связи И.Т. Пересыпкин приняли энергичные и эффективные меры для срочного исправления сложившегося положения. Была перестроена система управления связью в Красной Армии – от Генштаба до батальона. В самое напряжённое время битвы за Москву И.Т. Пересыпкин лично возглавил строительство специального, защищённого от помех, кольца связи вокруг Москвы, а также восточного полукольца. В результате была получена возможность подключаться к этим линиям, минуя узлы связи Центра, что существенно улучшило управление войсками.

В 1941 г. по решению ГКО в дополнение к трем действующим линейным батальонам связи были сформированы еще 10 ремонтно-восстановительных батальонов, каждый — численностью 750 человек; к маю 1942 г. они были переформированы в 25 батальонов по 300 человек. В батальоны связи были призваны высококвалифицированные специалисты из Центрального научно-исследовательского института связи (ЦНИИС), а также выпускники Московского института инженеров связи и Военной академии связи.

Ставка, фронты, армии, корпуса и дивизии получили вновь сформированные части и подразделения, обеспечивавшие все виды связи. Средствами связи были оборудованы самолёты, автомобили, мотоциклы и др.

С 1942 по 1943 г. основным средством связи высших органов государственного управления (в Красной Армии, в звене Ставка ВГК – штабы фронтов, военных округов – армий, а иногда и соединений) стала высокочастотная телефонная связь. В штабах фронтов и армий она предоставлялась командующему, члену военного совета и начальнику штаба. В короткие сроки были сформированы и подготовлены специальные части для обеспечения связью в звене «Ставка — фронт», а также частей и подразделений для обслуживания линий связи в звене «армия — корпус — дивизия». В середине 1942 г. командующим фронтами, армиями, а впоследствии и командирам соединений были предоставлены личные радиостанции, которые находились при них во время выезда в войска.

О масштабах работы Наркомата связи и лично наркома И.Т. Пересыпкина в годы ВОВ свидетельствуют следующие факты. Только с 1 января по 1 апреля 1942 г. на всех фронтах частями связи было построено 21500 км постоянных линий, подвешено свыше 121000 км новых проводов, восстановлено около 190000 км разрушенных или повреждённых линий связи. С 1 по 15 августа 1945 г. частями связи 1-го Дальневосточного фронта было подвешено 765 км проводов.

Насколько широко радиосвязь использовалась в управлении войсками Красной Армии показывает, например, Белорусская операция 1944 г. В операции по освобождению Белоруссии от немецких захватчиков одновременно было задействовано 27174 радиостанции различного типа, обеспечивавших связь командования фронтов, армий, корпусов, дивизий, полков и батальонов и взаимодействие между пехотой, кавалерией, артиллерией и авиацией и др. Благодаря радио было точно по часам обеспечено развертывание огромных бронированных клещей с севера от Витебска на Минск (войсками генерала армии И. Д. Черняховского) и с юга вдоль Пинских болот на Брест (войсками маршала К.К. Рокоссовского).

СВЯЗЬ ДЛЯ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

Важнейшей задачей в самом начале войны стала организация связи между Ставкой Верховного Главнокомандующего и штабами командующих фронтов. Необходимо было организовать высоконадёжные и высококачественные многоканальные линии связи и создать оборудование, с помощью которого можно было бы обеспечить засекречивание сообщений, передаваемых по этим линиям.

В течение всей войны Ставка была обеспечена высококачественной связью с фронтами. На линии Ставки, соединяющей Москву и Казань, была установлена отечественная, разработанная в ЦНИИС, 12-канальная система связи, предназначенная для организации надёжной связи с находящимися на Урале и за Уралом заводами, снабжавшими фронт танками, самолетами, орудиями, боеприпасами. Эта линия связи ещё очень долго работала после войны.

Для связи Ставки с фронтами по Ленд-Лизу из США была получена 12-канальная аппаратура – прототип той, что разрабатывалась в ЦНИИС. В США был направлен один из ведущих сотрудников ЦНИИС Марк Урьевич Поляк, который подбирал там необходимое оборудование связи и организовывал его отправку в СССР пароходами через северные морские порты и через Иран. Установка, отладка и эксплуатация этого оборудования осуществлялась ротой связи, командиром которой был Григорий Борисович Давыдов, также работавший до войны в ЦНИИС.

В годы войны была решена также сложнейшая техническая задача по организации связи Ставки с Закавказским фронтом. Немцы тогда выходили прямо на Каспий, были под Моздоком, и связь с Баку была прервана. Было решено обойти Каспийское море и выйти на Баку с юга, с территории Ирана. Эта задача была успешно и оперативно решена. Связь «протянули» от Куйбышева (Самара), по левому берегу Волги до Астрахани, оттуда – на Гурьев, далее – (частично по имеющимся линиям связи, частично по вновь построенным), по территории Ирана, обогнув Каспийское море, через пограничный пункт Астара вышли на Баку.

Ветераны войны М.У. Поляк и Г.Б. Давыдов после окончания войны вернулись в ЦННИС и проработали там в течение многих лет. Под руководством М.У Поляка было разработано новое современное коммутационное оборудование и цифровые телефонные аппараты. Б.Г. Давыдов после войны возглавлял в ЦНИИС отдел, где разрабатывались фильтры для многоканальных систем передачи. Позже он был одним из руководителей работ по созданию в нашей стране Единой автоматизированной сети связи.

СОЗДАНИЕ АППАРАТУРЫ СЕКРЕТНОЙ СВЯЗИ

Котельников

Ещё в 30-х гг. XX века по инициативе и под руководством Владимира Александровича Котельникова была разработана однополосная аппаратура для линии радиосвязи Москва — Хабаровск. Она была введена в эксплуатацию в 1939 г. Поскольку несанкцианированный приём любой информации, передаваемой по радиолинии, не представлял технических трудностей, то в 1939 г. В.А. Котельников приступил к разработке и созданию уникальной аппаратуры засекречивания сообщений, передаваемых по телеграфным и телефонным линиям связи. В начале 1941 г. им был создан образец действующего преобразователя речи, подобного вокодеру, изобретенному в 1939 г. американским инженером Г. Дадли.

В июне 1941 г., за три дня до начала войны, В.А. Котельников завершил секретный научный отчёт, в котором впервые была доказана теорема, определяющая условия недешифруемости засекреченных сообщений. Им были определены также технические принципы построения стойкой системы засекречивания сообщений (ЗАС). Эти принципы были реализованы в созданной им аппаратуре «Москва». В ней впервые в СССР был предложен и реализован принцип засекречивания путём наложения на сообщение шифра. Предложенная В.А. Котельниковым схема наложения шифра на открытый текст была весьма эффективной и долгое время использовалась в аппаратуре ЗАС следующих поколений.

Во время войны под руководством В.А. Котельникова была создана самая стойкая в то время система засекречивания телефонных линий, вскрыть которую не удавалось вплоть до 1946 г. Она широко использовалась в действующей армии и применялась для связи с Москвой нашей делегации во время принятия капитуляции Германии в мае 1945 г. За создание аппаратуры засекречивания речи В.А. Котельникову и группе разработчиков в 1943 и 1946 гг. были присуждены Сталинские премии 1-й степени.

После окончания войны В.А. Котельников – учёный с мировым именем, в течение ряда лет был деканом радиофакультета МЭИ, а в 1953 г. он был избран академиком АН СССР. Им лично были выполнены пионерские работы в области теории связи и радиоастрономии. В течение почти трёх десятилетий В.А. Котельников возглавлял Институт радиотехники и электроники, который ныне носит его имя.

ВАЖНЕЙШИЕ РАБОТЫ В ОБЛАСТИ ВЕЩАНИЯ

Минц

Радиовещание. В течение нескольких месяцев гитлеровские войска смогли захватить большую часть европейской территории СССР, на которой оказались многие из построенных в предвоенные годы радиостанций. На оккупированной территории проживали миллионы советских людей, и было необходимо дать им возможность слушать сводки Совинформбюро о ходе военных действий.

Решение этой задачи было возложено на Александра Львовича Минца, под руководством которого в 1930-е гг. были созданы радиоцентры в Москве и ряде городов Дальнего Востока.

Однако в 1937 г. А.Л. Минц был арестован по надуманному обвинению в подрыве боеспособности Красной Армии и приговорен к 10 годам исправительных работ. Почти сразу после начала войны 10 июля 1941 г. по личному распоряжению И.В. Сталина Президиум Верховного Совета принял Постановление о досрочном освобождении А.Л. Минца из заключения. Именно А.Л. Минцу было поручено в кратчайшие сроки создать в Куйбышеве (Самара) средневолновую вещательную станцию фантастической для тех лет мощности в 1200 кВт. Зона вещания этой станции должна была охватить всю оккупированную территорию. Создание мощной радиостанции должно было вестись одновременно со строительством оборонительного сооружения (бункера) для высшего руководства страны.

В разработке эскизного проекта станции участвовали известные отечественные специалисты Л.А. Копытин, З.И. Модель, М.С. Нейман, Б.В. Брауде и др., впоследствии руководившие монтажными и наладочными работами по отдельным блокам радиостанции. Выполнение работ курировали заместитель Наркома связи Александр Дмитриевич Фортушенко и главный инженер Радиоуправления генерал-майор Борис Павлович Асеев.

В соответствии с проектом станция имела два передатчика по 600 кВт, способных работать отдельно на длинных и средних волнах с разными программами, либо совместно. Антенная система состояла из двух групп свободно стоящих, изолированных от земли четырёх башен. В каждой группе башни имели высоту 150 м или 200 м. Металлические башни размещались по углам четырёхугольника со стороной 75 м. Две из башен служили антенными излучателями, а две – пассивными рефлекторами. Это позволяло формировать направленную диаграмму излучения. Строительство этой радиостанции шло в тяжелейших условиях военного времени, однако в 1943 г. станция была сдана в эксплуатацию.

Активное использование Куйбышевской радиостанции позволило обеспечить высокую напряжённость поля в зоне обслуживания на Западе страны. Заглушить передачи советских программ на оккупированной территории (а такие попытки немцами предпринимались) было невозможно.

За участие в разработке проекта, строительстве и приёмке самой мощной в мире радиостанции большая группа специалистов в 1943 г. была награждена орденами и медалями.

После войны в 1946 г. А.Л. Минц был избран чл.-корр. АН СССР, а в 1963 г. стал академиком. В течение нескольких десятилетий он возглавлял Радиотехнический институт, носящий сегодня его имя. А.Л. Минц активно участвовал в создании радиолокационной системы С-25 ПВО Москвы в 1950-х гг., был Главным конструктором разработки радиолокационной системы противоракетной обороны страны, а также сверхмощных ускорителей заряженных частиц.

Другая знаковая работа в области вещания была выполнена в Ленинграде Александром Андреевичем Расплетиным. Когда в блокадном городе прекратили свою работу все основные радиовещательные станции, для оповещения населения о положении в городе и ходе военных действий необходимо было наладить работу хотя бы одной вещательной станции. Однако в Ленинграде остался только один ультракоротковолновый телевизионный передатчик, имевший ограниченную мощность. Его было необходимо срочно переделать, повысив мощность излучения. За эту большую и сложную работу взялся А.А. Расплетин с группой товарищей. В кратчайшие сроки они выполнили все работы по переделке передатчика, и вещательная станция вышла в эфир, прорвав кольцо информационной блокады. Сигналы радиостанции принимали в Москве и ретранслировали их на всю страну: «Говорит Ленинград!»

Проводное вешание. Важную роль в обеспечении победы над фашистской Германией сыграла Московская городская радиотрансляционная сеть (МГРС), на которую возлагались обязанности информирования населения столицы о положении на фронтах Отечественной войны. Кроме того, проводное вещание в те годы стало мощным средством агитации и пропаганды.

Шамшин

В 1937 г. главным инженером МГРС был назначен Иван Александрович Шамшин. Его организаторские способности особенно проявились во время Великой Отечественной войны. Под руководством И.А. Шамшина коллектив МГРС за первые полтора года войны проделал колоссальную работу, направленную на создание максимальной эксплуатационной устойчивости сети вещания, повышение ее маневренности, обеспечение высокой эффективности и экономичности.

В Москве действовали более чем 620000 радиоточек, установленных в квартирах, цехах предприятий, в учреждениях, клубах, на улицах города. С их помощью передавались постановления партии и правительства, сводки Совинформбюро, сообщения о событиях в стране и за рубежом, информация о решениях Московского городского комитета партии и Моссовета, объявления, концерты, лекции.

Широко разветвленная сеть вещания по проводам в нашей стране, в том числе в Москве, являлась чрезвычайно эффективным средством оповещения населения о вражеских налетах на город. Ни на минуту не прекращалась деятельность сотрудников МГРС. Днём и ночью они бдительно несли боевую вахту, верно служили делу обороны Москвы.

Деятельность коллектива МГРС в годы Великой Отечественной войны была высоко оценена командованием Московской противовоздушной обороной (ПВО). В письме начальника Главного управления обеспечения ПВО г. Москвы, направленного на имя директора МГРС 22 марта 1946 г., отмечалось: «В 1940 году Московской городской радиотрансляционной сети было поручено спроектировать и построить значительные технические средства для оповещения г. Москвы. Эта работа была проведена МГРС в сжатые сроки в течение 1940—1941 гг., и к началу войны средства оповещения были уже готовы к действию. Высокий технический уровень и большая насыщенность этих средств позволили обеспечить оповещение населения г. Москвы во время воздушных налетов противника в 1941—1942 гг.».

Сеть проводного вещания в Москве и других городах СССР интенсивно развивалась после окончания войны. Сегодня Московская городская радиотрансляционная сеть, в становление и развитие которой огромный вклад внес И.А. Шамшин, носит его имя.

РАЗРАБОТКА АРМЕЙСКИХ РАДИОСТАНЦИЙ

Значительную роль в разработке и организации производства армейских радиостанций внесли выдающиеся отечественные специалисты А. А. Расплетин и Б. П. Асеев.

В самом начале блокады Ленинграда радиолокационный институт НИИ-9, в котором работал А.А. Расплетин, фактически прекратил функционировать, так как большая часть ведущих сотрудников ушла в армию, а часть была эвакуирована в тыл. А.А. Расплетин остался в блокадном Ленинграде, где вскоре потерял самых близких людей – мать и жену. Несмотря на это он не утратил силы духа и вместе с группой своих товарищей принял решение заняться изготовлением рации для фронта, партизанских соединений и разведовательно-диверсионных групп, действующих на захваченной немцами территории Ленинградской области. Военные связисты поддержали предложение А.А. Расплетина, посоветовав ему сосредоточиться на разработке и выпуске радиостанций «Север». Задание на серийный выпуск этих станций было выдано в июле 1941 г. заводу им. М.И. Козицкого. Уже в октябре 1941 г. началось их серийное производство. Первую небольшую партию радиостанций изготовили в лаборатории А.А. Расплетина из изъятых со складов радиоприемников, сданных населением во время войны. К концу октября 1941 г. сборочный цех завода выпустил 806 комплектов станций «Север», а к концу 1943 г. их ежемесячный выпуск достиг двух тысяч. В августе 1942 г. завод им. Козицкого за обеспечение войск Ленинградского фронта радиовооружением был награжден Знаменем Государственного комитета обороны СССР.

Группа А.А. Расплетина напряженно работала на сборке радиостанций, а также на отработке технической документации и инструкций по их эксплуатации. В результате был выпущен так нужный войскам «Справочник по войсковым и танковым радиостанциям». Получив после войны медаль «За оборону Ленинграда», которой А.А. Расплетина наградили за организацию в блокадном городе производства армейских радиостанций, Александр Андреевич, уже будучи Героем Социалистического Труда и академиком, говорил своим друзьям, что эта медаль ему не менее дорога, чем Золотая Звезда Героя.

Асеев

Значительный вклад в создание армейских радиостанций внес Научно-исследовательский институт техники связи Красной Армии (НИИТС КА), который с 1934 г. возглавлял один из крупнейших специалистов в области связи генерал-майор Б.П. Асеев. С 1934 по 1951 гг. в НИИТС КА были выполнены важнейшие разработки, направленные на укрепление обороноспособности страны.

Еще в конце 1936 г. профессор Б.П. Асеев организовал группу специалистов для разработки семейства радиостанций мощностью от 30 до 100 Вт. В короткий срок были созданы образцы передатчиков типа А и организовано их серийное производство. В годы войны наиболее удачные конструктивно и технологически отработанные передатчики типов А-5/2 (100 Вт) и А-19 (50 Вт) широко использовались на полевых радиоузлах разведотделов фронтов и отдельных армий.

Кроме того, в институте были созданы портативные радиостанции «Омега» («Север»), передатчики «Энергия», «Джек», а также специальные приемники для оперативных служб Главного управления средствами радиосвязи. Радиостанция «Омега» предназначалась для обеспечения радиосвязи на расстояние до 700 км между разведывательными отрядами, находящимися в тылу противника, и радиоузлами фронтовой разведки. Разработанная в НИИТС КА аппаратура широко использовалась на полевых узлах связи ряда фронтов, а также на узлах, организованных в партизанских формированиях, действующих как на территории СССР, так и на Балканах.

В 1942 г. в НИИТС КА была организована лаборатория магистральной связи, где разрабатывались радиопередатчики для официальных представительств СССР за рубежом. В этой лаборатории в 1942—1946 гг. были разработаны передатчик мощностью около 400 Вт, 3-канальный возбудитель к мощным передатчикам и другое оборудование.

Помимо новой техники радиосвязи в НИИТС КА в самом начале войны под руководством Б.П. Асеева было создано оригинальное устройство специального назначения, позволявшее вести контрпропаганду среди населения, проживающего на территории гитлеровской Германии. В начале 1942 г. оно было введено в эксплуатацию. С его помощью можно было с большой точностью настраивать наш мощный передатчик на волну немецкой радиовещательной станции и в паузах передачи этой станции вставлять фразы, уличающие во лжи геббельсовскую пропаганду об успехах немецкой армии. Немецкие спецслужбы были в панике, поскольку не могли понять, как русским удается осуществлять вещание на их территорию.

Участникам этой разработки постановлением Советского правительства от 10 апреля 1942 г. была присуждена Сталинская премия 1-й степени. В группу разработчиков этого устройства входил также Лев Матвеевич Финк, ставший после войны крупнейшим специалистом в области теории связи.

Помимо разработки радиооборудования профессор Б.П. Асеев преподавал в Московском институте инженеров связи. Он был выдающимся педагогом. Написанные им учебники и монографии стали классическими книгами по радиотехнике.

РАЗРАБОТКИ РАДИОЛОКАЦИОННОЙ ТЕХНИКИ

Радиолокационные станции для ПВО, авиации и ВМФ. Работы по созданию радиолокационных станций (РЛС) начались в СССР еще в 1935 г. Это позволило к началу войны иметь на вооружении войск ПВО первые надежные РЛС дальнего обнаружения, такие как РУС-1, которых до войны серийно было выпущено 45 комплектов.

Кобзарев

В исключительно сжатые сроки (апрель 1939 г. — апрель 1940 г.) была создана импульсная автомобильная РЛС дальнего обнаружения «Редут» с дальностью действия 100 км. В мае 1941 г. появились наземные РЛС дальнего обнаружения с большей дальностью действия – РУС-2 и вскоре – РУС-2С, созданные сотрудниками Лениградского физико-технического института под руководством Юрия Борисовича Кобзарева. Создание станции РУС-2 было отмечено присуждением её разработчикам Сталинской премии 1-й степени. Эти РЛС в первый период войны получили высокую оценку войск за хорошие тактико-технические характеристики, надежность и простоту обслуживания.

Боевой опыт радиолокационного подразделения, расположенного в московской зоне ПВО в октябре-ноябре 1941 г., показал, что с помощью РЛС точный прицельный зенитный огонь по 127 фашистским бомбардировщикам не позволил более 80% самолетов прорваться через зону огня: они были сбиты или вынуждены повернуть обратно.

Ю.Б. Кобзарев – один из основоположников отечественной радиолокационной техники, руководитель ряда важнейших научных работ, оказавших решающее влияние на развитие радиофизики. В 1953 г. он стал чл.-корр. АН СССР, а в 1979 г. – академиком.

Берг

Значительную роль в организации широкого фронта работ по созданию радиолокационной техники сыграл Аксель Иванович Берг. В довоенное время он был признанным ученым в области радиотехники, профессором и начальником Военно-морской академии, разработчиком радиоаппаратуры для ВМФ. Однако в 1937 г. он был арестован по надуманному обвинению как участник «антисоветского военного заговора» и три года провел в тюрьме. К счастью, в 1940 г. все обвинения с него сняли и восстановили в должности. В конце 1942 г. А.И. Берг доложил Сталину о настоятельной необходимости скорейшего развертывания в стране исследовательских и конструкторских работ, направленных на создание отечественной радиолокационной техники не только для целей ПВО, но и для авиации и военно-морскго флота. После этого доклада в марте 1943 г. профессор А.И. Берг был назначен на пост заместителя наркома электропромышленности, а 4 июля 1943 г., перед началом битвы на Курской дуге, вышло постановление Государственного Комитета Обороны о создании при нем Совета по радиолокации. Председателем Совета был назначен член ГКО, секретарь ЦК ВКП (б) Г.М. Маленков, а его заместителем – А.И. Берг. В состав постоянных членов Совета были введены народные комиссары оборонных отраслей промышленности, руководящие работники Госплана СССР, наркоматов обороны и военно-морского флота, многие видные ученые, военные инженеры. Научный отдел Совета вначале возглавили профессоры Ю.Б. Кобзарев и А.Н. Щукин. Во главе промышленного отдела стоял Александр Иванович Шокин, впоследствии (в течение 27 лет) министр электронной промышленности, ее организатор, выдающийся инженер и учёный.

А. И. Берг имел воинское звание инженер-вице-адмирал. Он внёс огромный вклад в развитие отечественной науки и радиопромышленности. По его инициативе был создан ряд новых научно-исследовательских институтов радиотехнического профиля, в том числе Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт, который сегодня носит имя А.И. Берга, и Институт радиотехники и электроники АН СССР, ныне носящий имя В.А. Котельникова. В 1943 г. А.И. Берг был избран чл.-корр. АН СССР, а в 1946 г. – её действительным членом, что позволило ему многое сделать для развития науки в нашей стране.

Тихомиров

Первые отечественные самолетные радиолокаторы. В июле 1942 г. под руководством Виктора Васильевича Тихомирова – сотрудника лаборатории А.А. Расплетина, была создана РЛС «Гнейс». Она сразу же была запущена в серийное производство. Эта РЛС определила рождение нового типа самолета – всепогодного перехватчика воздушных целей. Первое боевое крещение эти самолеты приняли в конце 1942 г. под Москвой, а затем группа таких самолетов была направлена под Сталинград для перехвата немецких самолетов, снабжавших техникой и продовольствием армию Паулюса. Успешно действовали самолеты-перехватчики и под Ленинградом в феврале-мае 1943 г.

В.В. Тихомиров после окончания войны руководил многими разработками в области создания новой радиолокационной техники. В 1953 г. он был избран чл.-корр. АН СССР. Его имя присвоено НИИ приборостроения.

Моряки также высоко оценили значение радиолокационной техники. Незадолго до начала Великой Отечественной войны РЛС «Редут-К», специально сконструированная для кораблей, была установлена на одном из крейсеров Черноморского флота. Уже при первых налётах фашистской авиации на Севастополь зенитные батареи были заблаговременно готовы к отражению воздушного налета, благодаря радиолокторам, с помощью которых на командный пункт ПВО поступали точные данные о воздушной обстановке. Во время войны, в частности на Северном флоте, радиолокационные станции применялись не только для обнаружения фашистских самолетов и их поражения орудиями корабля, но и для борьбы с вражескими кораблями как в сложных метеоусловиях, так и ночью.

За годы войны были выпущены: 651 наземная РЛС дальнего обнаружения и целеуказания типа РУС-1 и РУС-2, 124 артиллерийские РЛС орудийной наводки типа СОН-2, 255 самолетных РЛС типа «Гнейс»; было создано некоторое количество корабельных РЛС под названием «Гюйс». Фронт в 1941—1945 гг. имел гигантскую протяжённость и требовал значительного количества РЛС. Поэтому парк оборудования, созданного отечественной радиопромышленностью, был дополнен зарубежными образцами, в том числе отдельными РЛС, в основном для ПВО, поставляемыми Союзниками – США и Англией.

Системы ТВ для РЛС. В 1943 г. А.А. Расплетин выдвинул идею об использовании телевизионных установок для воздушной разведки и наведения истребительной авиации на самолеты противника. В то время особенно остро стоял вопрос о своевременной передаче информации о самолетах противника на КП армии ПВО, так как она запаздывала примерно на три минуты. За это время самолеты противника уходили от места, координаты которого сообщались на КП, на 20—30 км. Сотрудник А.А. Расплетина Эмманиуил Иосифович Голованевский, основываясь на выдвинутых в лаборатории А.А. Расплетина идеях, предложил передавать информацию о целях с РЛС «Редут» на КП с помощью телевизионной системы. Работы по её созданию начались без промедления. Уже 15 января 1944 г. были изготовлены первые узлы и блоки телевизионной системы. В течение зимы группа телевизионных специалистов под руководством Э.И. Голованевского разработала установку автоматической передачи информации с «Редута» на КП и обеспечила её эксплуатацию. Телевизионные приёмники давали возможность командованию истребительной авиацией и зенитной артиллерией непосредственно наблюдать за воздушной обстановкой и принимать своевременные решения.

Системы РД. Разработка авиационной системы телевизионной разведки и наведения истребителей на цель (системы РД) началась в НИИ-9 под руководством А.А. Расплетина ещё до войны. В 1942 г. им была создана специальная лаборатория, задачей которой было скорейшая разработка такой системы. В конце 1944 г. эта разработка была завершена и начался выпуск аппаратуры, которой были оснащены самолеты 45-го полка 56-й истребительной авиационной дивизии. Эта аппаратура позволяла существенно сократить и упростить процесс радиолокационного наведения истребителей. Для этого на самолет, имевший небольшой телевизионный приёмник, передавалось изображение карты местности с нанесенными планшетными данными, в том числе данными о высоте полета цели.

Так, применение этой аппаратуры помогло нашим летчикам во время наступательной операции в районе Бреслау. Они блокировали воздушное пространство и осуществляли перехват вражеских самолетов во всем районе боевых действий 45-го авиационного полка истребительной авиации. В результате проведенной операции 6 мая 1945 г. командующий обороной Бреслау немецкий генерал Никгоф капитулировал с 40-тысячной группой войск.

Расплетин

Самолетная РЛС «ТОН-2». В 1944 г. в лаборатории А.А. Расплетина начались работы по созданию РЛС «ТОН» — самолетной РЛС для бомбардировщиков. Она создавалась для предупреждения о нападении противника с задней полусферы. В конце августа 1944 г. разработка была завершена и проведены её лабораторные и лётные испытания. В конце 1944 г. она была передана в серийное производство. Разработанная под руководством А.А. Расплетина аппаратура спасла немало жизней советских летчиков, предупреждая экипаж бомбардировщика о приближении самолетов противника с задней полусферы. При приближении противника на расстояние около 1,2 км система подавала звуковой сигнал предупреждения, слышимый в сети самолетной переговорной установки.

Выдающийся учёный А.А. Расплетин в 1930—1936 гг. работал в Центральной радиолаборатории в Ленинграде радиотехником, затем руководителем группы телевидения (ТВ). После войны в 1945 г. на 1-й научной сессии, посвящённой 50-летию изобретения радио, он выступил с докладом, в котором предложил разработать новый стандарт ТВ вещания с числом строк, равным 625. Эта работа была проведена под его руководством и сегодня по этому стандарту создаются ТВ системы в Европе и во многих других странах мира.

Однако основным направлением деятельности А.А. Расплетина после войны стало создание РЛС для обнаружения наземных и надводных целей и позже создание зенитных ракетных комплексов. А.А. Расплетин являлся одним из основных создателей новой области науки и техники – радиотехнических систем управления, был Генеральным конструктором созданной в 1950-е гг. системы С-25 ПВО г. Москвы. Отдавая дань его памяти, Президиум РАН раз в три года присуждает золотую медаль и премию им. А.А. Расплетина за выдающиеся работы в области радиотехнических систем управления. Именем А.А. Расплетина названо созданное им НПО «Алмаз». В 1958 г. А.А. Расплетин был избран чл.-корр. АН СССР, а в 1964 г. стал её действительным членом.

Активное участие в создании элементов радиолокационной техники во время войны приняли также другие выдающиеся учёные, ставшие впоследствии чл-корр. и академиками АН СССР. Так, электронные приборы для отечественных РЛС были созданы академиками Николем Дмитриевичем Девятковым и Сергеем Аркадьевичем Векшинеким, методы расчёта радиолокационных линий – Борисом Алексеевичем Введенским, антенны для РЛС разрабатывались под руководством чл.-корр. АН СССР Александра Александровича Пистолькорса. Все эти ученые внесли значительный вклад в послевоенное развитие науки в нашей стране.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершилась война и перед учёными встали новые проблемы. Надо было создавать современную технику электросвязи, строить кабельные, радиорелейные, спутниковые линии связи, развивать телерадиовещание. Как известно, электросвязь – высокотехнологичная отрасль, и для её развития необходимо проведение фундаментальных исследований. Всеми этими проблемами занялись ветераны – участники Великой Отечественной войны, как те, кто сражался с врагом в армии, так и те, кто напряжённо работал в тылу. Они продолжали активно трудиться и многие из них внесли существенный вклад в создание и развитие в нашей стране современной науки и техники связи. Они были героями не только в годы войны – героической была вся их жизнь.

В этой краткой статье упомянуты лишь некоторые учёные и инженеры, которые были не только выдающимися специалистами, но и высоконравственными и всесторонне образованными людьми. Память о них увековечена в их делах. Их имена присвоены научным институтам и предприятиям, которые они создали и где трудились после войны.

Завершим этот краткий очерк, посвященный нашим ветеранам, словами знаменитого русского поэта XIX в. Гавриила Державина:

А слава тех не умирает,
Кто за отечество умрет:
Она так в вечности сияет,
Как в море ночью лунный свет.

ЛИТЕРАТУРА

  1.  Пересыпкин Н.Т. Радио в войне. (В сборнике 50 лет радио/под ред. А.Д. Фортушенко). М.: Государственное из-во по вопросам литературы и радио, 1945.
  2. Давыдов Г.Б. Связь для Ставки Верховного Главнокомандующего // Электросвязь: история и современность. –2005. –№ 2.
  3. Творцы российской радиотехники. Жизнь и вклад в мировую науку/под ред. М.А. Быховского. М.: ЭкоТрендз, 2005.
  4. Быховский М.А. Пионеры информационного века. История развития теории связи. М.: Техносфера, 2006.
  5. Асеева Т.Б., Мамаев Н.С. Жизнь и вклад в отечественную радиотехнику Б.П. Асеева//Электросвязь: история и современность. –2009. –№ 1.
  6. Гарнов В. И. Академик Александр Расплетин. М.: Московский рабочий. –1990.
  7. Сухарев Е.М. Роль Расплетина в создании первых отечественных телевизионных приемников//Электросвязь: история и современность. –2008. –№ 1.
  8. Сухарев Е.М. А.А. Расплетин и телевизионные методы отображения воздушной обстановки //Электросвязь: история и современность. –2008. –№ 2.
  9. Сухарев Е.М. Создание А.А. Расплетиным самолетной телевизионной системы разведки и наведения истребителей на цель // Электросвязь: история и современность. –2008. –№ 4.

Стать опубликована в журнале «ЭЛЕКТРОСВЯЗЬ», № 4, 2010, с. 3—12.
Помещена в музее 23.05.2011, с разрешения редакции.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017