Русский | English   поискrss RSS-лента

Главная  → Вычисления в докомпьютерную эпоху  → 

Забытая «Мыслительная машина» профессора А. Н. Щукарева

В апреле 1914 года, за четыре месяца до начала Первой мировой войны, профессор Харьковского технологического института Александр Николаевич Щукарев по просьбе Московского Политехнического музея приехал в Москву и прочитал лекцию «Познание и мышление». Лекция сопровождалась демонстрацией созданной А. Н. Щукаревым «машины логического мышления», способной механически осуществлять простые логические выводы на основе исходных смысловых посылок.

Например, при исходных посылках:

Получаем логические выводы:

Лекция имела большой резонанс. Присутствовавший на ней профессор А. Н. Соков откликнулся статьей с провидческим названием «Мыслительная машина» (журнал «Вокруг света», №18, 1914 г.), в которой написал:

«Если мы имеем арифмометры, складывающие, вычитающие, умножающие миллионные числа поворотом рычага, то, очевидно, время требует иметь логическую машину, способную делать логические выводы и умозаключения одним нажиманием соответствующих клавиш. Это сохранит массу времени, оставив человеку область творчества, гипотез, фантазии, вдохновения – душу жизни.».

Напомним, что в 1914 году, когда была опубликована статья, Алану Метисону Тьюрингу, гениальному английскому математику, опубликовавшему в 1947 г. нашумевшую статью «Думающая машина. Еретическая теория», а в 1950 г. вторую: «Может ли машина мыслить?», шел второй год!

«Машина логического мышления» А. Н. Щукарева представляла собой ящик высотой 40 см, длиной 25 и шириной 25 см. В машине имелись 16 штанг, приводимых в движение нажатием кнопок, расположенных на панели ввода исходных данных (смысловых посылок). Кнопки воздействовали на штанги, т.е. на световое табло, где высвечивался (словами) конечный результат (логические выводы из заданных смысловых посылок).

А. Н. Щукарев родился в 1864 г. в Москве в семье государственного чиновника. Окончил Московский университет. В 1909 г. защитил докторскую диссертацию. В 1911 г. был приглашен в Харьковский технологический институт на должность профессора химии. Последующие 25 лет его педагогической и творческой деятельности были связаны с этим институтом (впоследствии Харьковский политехнический).

Кроме химии его интересовали вопросы логики мышления. Приезд в Харьков сыграл большую роль в его жизни. Дело в том, что в Харьковском университете много лет работал хорошо известный в то время в России профессор Павел Дмитриевич Хрущев (1849–1909). По специальности он также был химиком и также, как Щукарев, был увлечен проблемой мышления и методологией науки. Еще в 1897 г. он прочитал для профессорско-преподавательского состава Харьковского университета курс лекций по теории мышления и элементам логики. Вероятно в это время у него возникла мысль повторить (воспроизвести) «логическое пианино» – машину, изобретенную в 1870 г. английским ученым математиком Вильямом Стенли Джевансом (1835-1882), профессором Манчестерского университета, книга которого «Основы науки» была переведена на русский язык в 1881 г. и, очевидно была известна П.Д.Хрущеву. К тому же по материалам книги профессором математики Одесского университета И. В. Слешинским в 1893 г. была опубликована статья «Логическая машина Джевонса» («Вестник опытной физики и элементарной математики», семестр XV, №7). Джевонс не придавал своему изобретению практического значения. «Логическое пианино» трактовалось и использовалось только как учебное пособие при преподавании курса логики. Судя по всему, профессор П. Д. Хрущев, воссоздавший машину Джевонса, (в начале 1900-х годов или несколько ранее) намеревался использовать ее подобно Джевонсу как учебное пособие во время своих лекций по логике и мышлению.

После смерти П. Д. Хрущева в 1909г. его вдова передала машину Харьковскому университету, где он долгое время работал.

Каким образом А. Н. Щукарев отыскал машину, сконструированную П. Д. Хрущевым, – неизвестно. Сам А. Н. Щукарев в статье «Механизация мышления» (1925 г.) пишет, что она досталась ему «по наследству».

А. Н. Щукарев вел большую просветительскую работу, выступал с лекциями на тему познания и мышления во многих городах Украины, а также в Москве и Ленинграде. Первое время он демонстрировал машину, построенную Хрущевым, а затем – сконструированную им самим. В указанной выше статье он сообщает:

«Я сделал попытку построить несколько видоизмененный экземпляр, вводя в конструкцию Джевонса некоторые усовершенствования. Усовершенствования эти, впрочем, не носили принципиального характера. Я просто придал инструменту несколько меньшие размеры, сделал его весь из металла и устранил кое-какие конструктивные дефекты, которых в приборе Джевонса, надо сознаться, было довольно порядочно. Некоторым дальнейшим шагом вперед было присоединение к инструменту особого светового экрана, на который передается работа машины, и на котором результаты «мышления» появляются не в условно-буквенной форме, как на самой машине Джевонса, а в обыкновенной словесной форме.»

Однако главное, что сделал Щукарев, заключалось в том, что он, в отличие от Джевонса и Хрущева, видел в машине не просто школьное пособие, а представлял ее своим слушателям как техническое средство механизации формализуемых сторон мышления. Статью «Механизация мышления. Машина Джевонса» он начинает с упоминания истории создания технических средств для счета. Упоминает абак, суммирующую машину Паскаля, арифметический прибор Лейбница, логарифмическую линейку и аналоговые дифференцирующие машины для решения уравнений. Механизация формализуемых логических процессов рассматривается им как следующий шаг в развитии подобных устройств, оказывающих существенную помощь человеку в умственной работе. В качестве примера в статье приводится решение задачи прогнозирования электрических свойств водных растворов окислов химических элементов. С помощью машины были найдены восемь вариантов растворов электролитов и неэлектролитов.

«Все эти выводы совершенно правильны», – пишет ученый, – «однако мысль человеческая сильно путалась в этих выводах».

Как и в наше время, когда в Советском Союзе кибернетику посчитали вначале лженаукой, так и в 20-е годы воззрения А. Н. Щукарева, помимо доброжелательного отношения, оценивались рядом ученых резко отрицательно.

Профессор И. Е. Орлов в 1926г. на страницах журнала «Под знаменем марксизма» написал: «...Претензии профессора Щукарева, представляющего школьное пособие Джевонса в качестве «мыслящего» аппарата, а также наивное изумление его слушателей, – все это не лишено некоторого комизма. ...Нас хотят убедить в формальном характере мышления, в возможности его механизации» (Орлов И. «О механизации умственного труда». Журн. №12, 1926 г.). К чести журнала – его редакция не согласилась со взглядами автора статьи.

Последнюю лекцию А. Н. Щукарев прочитал в Харькове в конце 20-х годов. Свою машину он передал Харьковскому университету, на кафедру математики. В дальнейшем след ее потерялся. В истории развития информационных технологий в Украине и в бывшем Советском Союзе имя А. Н. Щукарева связано с важным шагом в области средств обработки информации – пониманием и активной пропагандой важности и возможности механизации (в дальнейшем автоматизации) формализуемых сторон логического мышления.

Литература

  1. Г. П. Поваров, А. Е. Петров «Русские логические машины». Кибернетика и логика. АН СССР. 1978 г.
  2. Науковi установи i органiзацiї УРСР. Х.,1930. – с. 143, 151.
  3. Луцкий А. Е. Памяти профессора А. Н. Щукарева // Вестник Харьковского политехнического института. Химия и химическая технология органических веществ. 1966. Вып. I, с. 121-123.
  4. Кузьменко С. Н. К истории технологии в России // Неизвестные письма В. Ф. Лугинина к А. Н. Щукареву – В кн.: Республ. совещание по общей и прикладной химии. 13 – 16 сент. 1961. Тезисы докладов. Кишинев, 1961. – с. 74.
  5. Ничик М. С. О приоритете открытия уравнения растворения русским ученым А. Н. Щукаревым // Журн. общей химии. – 1949. Т. 19. – Вып. 9. – с.1593 – 1595.
  6. К истории открытия уравнения растворения // Успехи физических наук. – 1950. Т. 40. – Вып. 2. с. 338 – 340.
  7. Ничик М. С. Новые данные об открытии уравнения растворения // Журн. физической химии. – 1953. – Т. 27. – Вып. 7. – с. 1109-1111
  8. Ничик М. С. О приоритете А. Н. Щукарева в установлении закона кинетики // Журн. физ. химии. – 1949. – Т. 23 Вып. 7. – с. 871.

По материалам статьи Б. Н. Малиновского в журнале «Вiсник НАНУ», N2, 2000.
Опубликовано на сайте «Музей истории компьютерной науки и техники в Украине».
Перепечатывается с разрешения редакции.

Проект Эдуарда Пройдакова
© Совет Виртуального компьютерного музея, 1997 — 2017