По следу диода Д1, или совершенно секретно

Эта, почти детективная история, началась с простого вопроса студента о происхождении первых отечественных (советских) германиевых диодов, которые применялись в детекторных или транзисторных (переносных) радиоприёмниках в середине ХХ века.

Поскольку логично предположить, что самый первый, не предназначенный для СВЧ-диапазона, диод назывался Д1, то я и начал собирать любую доступную, информацию, о разработке германиевых детекторных диодов в отечественных НИИ и предприятиях, где они, предположительно, начали производиться. Мне и в голову тогда не приходило, что история затянется на несколько лет кропотливых и упорных поисков истины. 

Отправной точкой поиска стали отдельные номера журнала “Радио”за 50-е годы прошлого века. Там было достаточно информации справочного характера и понимания о примерных сроках начала производства полупроводниковых диодов. Более того, присутствовал цикл статей о полупроводниках. И, разумеется, были авторы. Но ни какой информации о производителях и тому подобном.

Выяснилось, что на просторах великого и могучего Интернета много информации по теме, в том числе, и по СВЧ-детекторным диодам, созданным в НИИ-160 (будущий “Исток”), и по первым транзисторам, сделанным в НИИ-35 (п/я 281, впоследствии “Пульсар”), и по их создателям (конструкторам), но тщательные поиски нужных мне сведений и заинтересованные обсуждения на профильных форумах, в течение без малого двух лет не привели ни к какому результату. Скорее наоборот. Информация, часто противоречивая, только запутывала и уводила в сторону от темы. Даже на сайтах, специально посвящённых истории радиодеталей, при всём многообразии доступной информации, никакой конкретики и ответа на мой вопрос найти не удалось. Всё только одни предположения и догадки.

Следующим этапом были попытки, иногда удачные, встречаться с бывшими сотрудниками заводов и НИИ, проживающими в Москве и владеющими, хотя бы отрывочными фактами по интересующей меня теме.

К глубокому сожалению, в силу возраста и прошедшего времени ничего толком узнать от этих людей мне не удалось. Были написаны и разосланы письма в “Пульсар”, НИИ-311 (“Сапфир”), институт им. П.Н. Лебедева (ФИАН), Гиредмет (Государственный научно-исследовательский и проектный институт редкометаллической промышленности), и ряд других организаций. Безрезультатно. Везде один и тот же ответ: — “Прошло много лет. У нас не сохранилось такой информации”.

Нужно было искать другой путь или отказаться от поисков совсем. Единственно, что оставалось — начать работу с архивами, находящимися в Москве и Саратове. Этот путь оказался куда более плодотворным!

В итоге проведённой работы, я думаю, мне удалось восстановить полную картину создания германиевых детекторных диодов, тех, что предшествовали Д1 и Д2, и тех, чьё производство началось сразу вслед за ними. Включая начало разработки кремниевых, сначала точечных диодов (Д101), диодов для математических машин (Д225), затем стабилитронов (Д808) и мощных диодов (Д214) для выпрямителей. Естественно, что эти разработки шли параллельно с работами над кристаллическими триодами (транзисторами), но мне была более близка информация о диодах. Как оказалось, большая часть информации была под грифом “Совершенно секретно”до конца 2019 г. Одним словом, без везения тут не обошлось.

Начало, 1951 г.

Руководитель лаборатории полупроводников ОКБ 498, будущего Московского предприятия “СТАРТ”, Главный конструктор темы, Александр Никифорович Пужай (фото 1), заканчивает к концу 1951 г. совершенно секретную (тогда) разработку восьми типов точечных германиевых выпрямителей (выпрямительных диодов), называет их ДГ-В1, ДГ-В2 и до ДГ-В8 включительно. 

Александр Никифорович Пужай. Материалы Виртуального Комптютерного Музея.

Фото 1. Александр Никифорович Пужай

В технических условиях (ТУ), в целом принятых 6 мая 1952 г., они так бесхитростно и назывались: детекторы германиевые выпрямительные (фото 2, 3).  Верхняя рабочая частота у них была 25 МГц.

Детекторы германиевые выпрямительные

Фото 2

Детекторы германиевые выпрямительные

Фото 3

В разработке временных ТУ на первые отечественные германиевые выпрямители принимало участие несколько организаций, подписавших документ и, планировавших их применение в своих дальнейших разработках. И только представителей НИИ-885, эти временные ТУ не устроили. Это очень важный момент в истории появления диодов Д1 и Д2. Дело в том, что НИИ-885 — ведущий институт по разработке реактивной техники, а параметры ДГ-В в части допустимого интервала температур, вибро- и влагостойкости в то время не устраивали военных разработчиков.

Нам эти диоды стали известны как ДГ-Ц1 — ДГ-Ц8 (фото 4). Изменение названия (до введения ГОСТ 5461-56) было связано с устранением возможной путаницы с назначением диодов. Дело в том, что индекс В, в те времена, означал видеодетектор. Поэтому диодам присвоили индекс Ц, каким обозначались диоды прочие. За 1952 г. завод 498 выпустил 19140 германиевых точечных диодов. При этом в отчёте за тот год сказано, что могли произвести гораздо больше, если бы поставщики не подводили с керамическими корпусами.

Диоды ДГ-Ц1 — ДГ-Ц8. Материалы Виртуального Комптютерного Музея.

Фото 4

Новое место работы

Во исполнение приказа объединённого Министерства электростанций и электропромышленности от 9 июня 1953 г. № 60сс, на базе бывшего СКБ-627, бывшей лаборатории полупроводников СКБ-498 и части бывшей лаборатории полупроводниковых приборов НИИ-160 создан Государственный НИИ полупроводниковых приборов и магнитных материалов. Новый НИИ-35 разместили в корпусе, предназначенном для опытного завода СКБ-627.

А.Н. Пужай, став сотрудником НИИ-35, на вновь образованном предприятии, продолжает совместную работу с СКБ-498 по улучшению параметров диодов, воисполнение требований ракетчиков, и в конце 1953 г. заканчивает НИОКР на тему увеличения влагостойкости диодов серии ДГ-Ц. В этот же период, к концу 1953 г. в НИИ-35 Александром Никифоровичем закончена разработка плоскостных германиевых диодов с обратным напряжением до 150 В и прямым током 1 А по теме “Вентиль”— будущие диоды Д302, Д303 (фото 5).

Диоды Д302, Д303. Материалы Виртуального Комптютерного Музея.

Фото 5

К слову сказать, на 1 января 1954 г. в НИИ-35 трудилось 540 человек, в том числе, в отделе физики полупроводников — 18 сотрудников, в отделе полупроводниковых диодов — 42 человека, технологическом отделе — 32.

Завод 498 в 1954 г. выпустил 700000 точечных ДГ-Ц, а СКБ-498 выполнило “"Проект производственных работ № 17”(ППР-17). Результатом стала смонтированная механизированная технологическая линия, состоящая из 15 типов полуавтоматов и устройств различного назначения, предназначенных для производства диодов типа ДГЦ-С, в полностью стеклянном оформлении. Нам эти приборы стали известны как диоды Д1 (фото 6).

диоды Д1. Материалы Виртуального Комптютерного Музея.

Фото 6

Завершив совместную  работу по совершенствованию технических параметров диодов две дружественные организации пошли каждая своим путём. В принципе, это нормальная практика тех лет — параллельная работа по одной тематике, поскольку немного разные решения в технологии производства приводили к конкуренции и неизбежному улучшению конечного продукта.

В это же самое время в НИИ-35, неутомимый А.Н. Пужай по теме “Стекло”создаёт свой вариант диодов, позволяющих выдерживать длительное воздействие влаги без изменения электрических параметров и пригодных для использования военными в своих разработках. По сути, конструкция диода, технологически повторяет, с некоторыми доработками, первую разработку Александра Никифоровича — диод ДГ-В, в котором керамический корпус заменён на стеклянным с похожими, полностью металлическими вводами и держателями электродов и кристалла германия и, в последствии, названного диодом Д2 (фото 7).

Диод Д2. Материалы Виртуального Комптютерного Музея.

Фото 7

Параллельно коллектив под его руководством, успешно сдаёт государственной комиссии разработку германиевого выпрямительного элемента (работа называлась ППР-11) на обратное напряжение более 150 В и ток 300 мА, с превышением технического задания, включая опытную линию по производству диодов, известных как ДГ-Ц21 — ДГ-Ц24 (фото 8). В 1954 г. на опытном заводе НИИ-35 было изготовлено 7000 шт. таких диодов. 

Диоды ДГ-Ц21 — ДГ-Ц24

Фото 8

Таким образом, первые германиевые плоскостные выпрямительные диоды ДГ-Ц21 — ДГ-Ц24 созданы А.Н. Пужай, сотрудником НИИ-35 в отделе № 2, начальником которого до конца 1955 г. он и был. По теме “Даль”осенью 1954 г. была полностью закончена и предъявлена на государственные испытания разработка высоковольтных модификаций этих диодов — ДГ-Ц25 и ДГ-Ц26.

1955 г.

Наша история, уважаемые читатели, о диоде Д1. После ознакомления с массой документов по существу и около этой темы, возникает полная уверенность в какой-то интриге вокруг создания и производства диодов Д1 и Д2 (фото 9). Дело в том, что периодически в разного рода документах новые названия германиевых выпрямителей ДГ-В имеют место быть и в материалах относящихся к деятельности ОКБ 498, и в документах НИИ-35. То есть не сразу становиться понятно, что работы по ДГЦ-С, это — ОКБ 498, а ДГЦ в стеклянном корпусе — это разработка НИИ-35. Возможно, это связано с отсутствием ГОСТа в то время на обозначение полупроводниковых приборов. Он появился только в 1956 г., а возможно, с желанием того или иного предприятия назвать свой диод первым. Загадка.

Интрига вокруг создания и производства диодов Д1 и Д2

Фото 9

Чётко идентифицировать, кто что разработал и выпускал, мне помогли документы о себестоимости и расчёте оптовых цен. В середине 1955 г. обе организации (причём, НИИ-35 уже договорилась о поставках 58000 шт. новых диодов) подали расчёты в министерство для утверждения отпускных оптовых цен. В этой связи интересным фактом является полная разбивка по типам (17 типономиналов) производимых диодов ДГ-Ц1- ДГ-Ц17 (фото 10) у НИИ-35 и полное отсутствие таковой в СКБ-498 (фото 11). Как будто Д1 всего один тип. Приведённые копии с оригинальных документов хорошо иллюстрируют это.

Диоды ДГ-Ц1- ДГ-Ц17

Фото 10

СКБ-498. Материалы Виртуального Комптютерного Музея.

Фото 11

Хорошо видно, что затраты на производство диодов Д2 превышают в несколько раз себестоимость Д1. Объективности ради отмечу, что характеристики и стабильность параметров последних отличались не в лучшую сторону. Не привожу их параметры на этих страницах, поскольку в журналах “Радио”в конце 1950-х годов масса справочных статей по этой тематике. Также понятно, что в апреле 1955 г. диоды ДГ-Ц1 — ДГ-Ц17 ещё не стали Д2. Такое название для них, произведённых на опытном заводе п/я 281, появиться только с сентября 1955 года.

Простой анализ документов о закупаемых материалах для производства Д1 и Д2, (фото 12— фото 14) под которыми стоят подписи действующих директоров, позволяет сделать совершенно объективный вывод о принадлежности диодов к тому ли иному предприятию. Понятно, для производства какого варианта нужны стеклянные трубки малого диаметра, да и вообще, небольшое количество материалов, а где-то нужен ковар, свинец, никель и кадмий со стеклом.

Материалы о производстве Д1 и Д2

Фото 12

Материалы о производстве Д1 и Д2

Фото 13

Материалы о производстве Д1 и Д2

Фото 14

Дальнейшая судьба диода Д1 связана с заводом 362 (“Плутон”), где до конца 1958 года он производился, и в силу объективных причин был вытеснен вновь разработанным в недавно созданном НИИ-311 диодом Д9. Это совсем не случайно, поскольку  его разработкой там занимался Александр Никифорович Пужай — Главный конструктор первых отечественных германиевых точечных выпрямительных диодов ДГ-Ц.И не только германиевых. Но это уже совсем другая история.

Список использованной литературы

  1. А.Н. Пужай.Германиевые диоды.- "Автоматика и телемеханика", 1956, Том XVII, выпуск 2.
  2. А. М. Бройде. Справочник по электровакуумным и полупроводниковым приборам. 1957. (Массовая радиобиблиотека. Вып. 269).
  3. Полупроводниковые приборы. - Всесоюзная промышленная выставка. 1957.
  4. Журнал «Радио».  1953 год номер 1 стр. 57
  5. Терещук Р.М., Домбругов Р.М., Босый Н.Д. Справочник радиолюбителя. Под общ. ред. В.В. Огиевского. - Киев, 1957.
  6. Журнал «Радио» 1955 год номера 1, 5, 10.
  7. Материалы постоянного хранения Российского государственного архива.

Об авторе: пос. Володарского
журнале в «Радио» номера 2/2020, с. 10.
Помещена в музей с разрешения автора 27 сентября 2020