Счет на века…

В истории нашей науки и техники в целом не очень много событий и произведений, известных за границей; вычислительная техника – один из характерных примеров. Открывая конференцию, декан факультета ВМиК МГУ академик Е.И. Моисеев заметил, что «Сетунь» – единственная наша ЭВМ, известная в США, если судить по современной американской технической литературе.

У нас нет никаких сомнений в том, что значимость любого события в России (включая советский период) не может оцениваться тем, что думают о нем на Западе, если там оно вообще известно. Советский период, кстати, ничего ни изменил в отношении Запада к русской науке и технике – достаточно вспомнить, что изобретателем радио там считают итальянца, геометрию Лобачевского называют «неевклидовой», а закон Менделеева – «периодическим». Все это можно было бы считать стилистикой «nomina odiosa sunt», если бы количество давно не переросло в качество.

На этом фоне самым главным итогом конференции надо назвать факт ее проведения, особенно сегодня, когда общественному мнению нашей страны упорно навязывается представление о том, что в этой области мы «отстали навсегда». Интересно, что внедренцы этого представления (журналисты, лучше разбирающиеся в «звездной пыли» и курсе доллара) еще не договорились, от кого именно – одни называют Японию, другие – США, т.е. в обоих случаях страну с заимствованным интеллектуальным потенциалом.

Что же показала конференция? Прежде всего бросился в глаза возрастной состав участников, в том числе докладчиков: в прямом смысле единство поколений. Здесь был ветеран, физически нуждавшийся в посторонней помощи для своего выступления; здесь был юноша, которому совсем не помешала бы помощь ветеранов в дальнейшей работе.

Кстати, о ветеранах: как показал Н.П. Брусенцов, возраст – вовсе не помеха не только для осмысления былых свершений, но и для самых глубоких размышлений об их интеллектуальной основе и будущем значении.

Следующее впечатление – диапазон тем докладов. Если бы их слушал человек, не знакомый с темой конференции, ему было бы непросто ее сформулировать. Речь шла и об истории троичных вычислений (Шилов В.В.), и неразгаданных цифровых устройствах Третьего рейха (Пройдаков Э.М.), и топологии треугольника Паскаля (Рябов Г.Г.). Мы могли бы узнать даже о неэлектромагнитных коммуникациях на стоячей гравитационной волне и их таинственной связи с «Сетунью», как обещало название доклада группы сотрудников СПбГУ и Института исследования космической энергии в Мюнхене. К сожалению, докладчик, сообщая о том, что число 183 (и другие вида 8n+3) представимо суммой трех квадратов и ряд подобных фактов, не уложился в регламент.

Последним пунктом программы оргкомитета было представление изданной в Германии книги Ф. Хунгера «Сетунь. Исследование советского тернарного компьютера». Факт выхода такой книги, безусловно, знаковый и не может не радовать. Но почему же аналогичная книга не издана сначала в России – тем более, когда живы ее главные герои? Увы, история почти никогда не пишется своими творцами, и в легенде о призвании варягов вполне может появиться еще страничка, уже из XXI века. Остается лишь ставить вопрос о переводе книги Хунгера, но обязательно с комментариями наших творцов.

Точку же в конференции поставила представительница казанского завода, выпускавшего «Сетунь». Эту совсем не старую женщину, а тогда еще просто юную девушку, сегодня тоже можно назвать творцом нашей технической истории. Она очень уместно обратила внимание аудитории на исключительную роль Казани во взлетах и развитии революционных научных идей, напомнив имена профессоров Казанского университета конца XIX века П.С. Порецкого и Н.И. Васильева. Имена этих русских ученых, до недавнего времени почти забытые, по праву должны быть поставлены в начало того пути, на котором в следующем веке появилась «Сетунь». Если мы присоединим к ним имя еще одного великого казанца – Н.И. Лобачевского, ситуация становится почти мистической, но именно пересмотр Лобачевским 11-го постулата Евклида привел не только к новой геометрии, но и к аксиоматическому построению всего здания математики. Далеко не случайно, что позднее Я. Лукасевич неоднократно и без лишней скромности сравнивал свое построение трехзначной логики с созданием неевклидовой геометрии.

Статья публиковалась в журнале PC Magazine 07.04.2009
Помещена в музей с разрешения автора 18 декабря 2019