Изобретательская деятельность Ю.М. Горского и М.А. Ханина

История изобретательского дела в нашей стране имеет много блестящих побед, горьких поражений и спорных управленческих решений. Изобретательская деятельность благодаря государственной образовательной политике, пропаганде и агитации, а также деятельности инженеров-энтузиастов, научных коллективов и целой армии общественных организации, приобрела в советское время широкий размах. В послевоенные годы инженерные профессии в СССР стали очень престижными и с материальной точки зрения привлекательными, массовыми, востребованными наукой и производством. Показательным являлся ежегодный рост числа исследователей в СССР. За 1954-1962 гг. их число увеличивалось почти на 25%. За 1963-1975 гг. темпы роста научных сотрудников стабилизировались на 7-8% в год, затем, в 1978 г. снизились до 2,1%. Это объясняется тем, что избыточность научных кадров изначально закладывалась советскими руководителями как резерв на случай термоядерной войны [37, с.206-207]. В конце 1980-х гг. в сфере науки в СССР работали 4,40 млн. человек, в том числе 1,52 млн. научных и преподавательских кадров, включая 542 тыс. докторов и кандидатов наук. На 1 января 1991 г. общее число научных работников по официальным данным составило 1985 тыс. человек. СССР занимал второе место в мире (после США) по научно-техническому потенциалу: в 1990 г. затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) составили 35,2 млрд. руб. (5,0% произведенного национального дохода и 3,5% ВНП). [36, с.371-372].

Основной организационной формой научной деятельности были научно-исследовательские институты (НИИ), созданные при министерствах и ведомствах или входившие в одну из 20 академий во главе с АН СССР. В послевоенное время число НИИ постоянно росло. Например, к уже имевшимся ВЭИ (Всесоюзному экономическому институту им. В. И. Ленина) и ЭНИНу (Энергетическому институту им. Г. М. Кржижановского) добавилось большое количество отраслевых научно-исследовательских учреждений электротехнического профиля: НИИПТ, СибНИИЭ, ВНИИЭМ, ВНИИэлектромаш, ВНИИэлектропривод, ВНИИэлектроэнергетики, ВНИИ источников тока, ВНИИ кабельной промышленности. Кроме того, в вузах крупных городов были открыты новые факультеты электроавтоматики и кибернетики [42, с.3].

Общее число НИИ к концу 1988 г. составило 3250 (вместе с филиалами и отделениями) из 5111 научных учреждений (включая вузы) в СССР [39, с.14]. В условиях «холодной войны» приоритет отдавался техническим наукам, обслуживавшим военно-промышленный комплекс страны. Советские НИИ представляли собой крупные и сверхкрупные научные коллективы, насчитывавших до несколько тысяч ученых и инженеров. В то же время излишняя секретность приводила к дублированию, нерациональному расходованию ресурсов и непрозрачности расходования средств, а неэффективная экономическая система с административно-командной схемой управления – к технологическому отставанию от потенциальных противников СССР [43]. Главный показатель эффективности работы научных учреждений - количество внедренных в производство изобретений и открытий, - был низок: в первой половине 1980-х гг. за рубежом одно зарегистрированное изобретение приходилось в среднем на 5-7 научных работников, а в СССР - на 15-20 научных работников. На одно научное учреждение приходилось от 2 до 4 внедренных в производство изобретений в год. При этом каждое изобретение использовалось в среднем на одном-двух предприятиях, а экономический эффект от них составлял от 4 до 12% средств, отпускаемых государством на науку. Из всех заявленных изобретений авторских свидетельств заслуживала только половина, а в производство внедрялось лишь от 12 до 16% их общего числа. Это было связано с большим числом лиц, не участвовавших в разработке проекта, но числившихся в составе авторов изобретения благодаря служебному положению [28, с.135].

Попытки преодолеть качественный отрыв отечественной науки от хозяйственной практики делались неоднократно, что привело к созданию научно-производственных объединений (НПО), межотраслевых научно-технических комплексов (МНТК) и межотраслевых государственных объединений (МГО), а концу 1980-х гг. - учебно-научно-производственных комплексов (УНПК), реализовавших цепочку «образование – наука – производство» [32].

В СССР сформировалась государственная система защиты интеллектуальной собственности, а во второй половине 1950-х гг. был сделан окончательный выбор в пользу централизованной формы руководства изобретательским делом. Система включала в себя вертикаль управленческих структур во главе с Госкомизобретений-Госпатентом СССР и нормативную базу, увенчавшуюся в конечном итоге специальным всесоюзным законом «Об изобретениях». При Госкомизобретений был создан Всесоюзный НИИ государственной патентной экспертизы (ВНИИНПЭ), который принимал заявки на изобретения, подвергал их научно-технической экспертизе, решал вопрос о выдаче авторских свидетельств на изобретения или дипломов на открытия, регистрировал их в государственных реестрах, производил отбор важных изобретений и рекомендовал их для внедрения в народное хозяйство. В состав ВНИИНПЭ входил контрольный Совет научно-технической экспертизы, который рассматривал жалобы и протесты заявителей на решения, принятые экспертизой. При Госкомизобретений имелся также Всесоюзный НИИ патентной информации и производственно-полиграфическое предприятие «Патент», которые издавали описания изобретений, информационные бюллетени и реферативные сборники по отечественным и зарубежным изобретениям, а также снабжали министерства, ведомства и предприятия копиями описаний изобретений (по их запросам) [41, с.19-21].

Социально-экономическая системы, построенная на принципах многоэтажной иерархии [43], диктовала директивные методы воздействия на производство и науку в целях их интеграции. Так, во второй половине 1960-х гг. вышли партийные директивы, которые предусматривали ускорение научно-технического прогресса, увеличение выпуска продукции и значительное расширение торговли с зарубежными странами патентами и лицензиями. Утверждалось, что время изобретателей-одиночек прошло и подавляющее большинство изобретений, особенно на главных направлениях научно-технического прогресса, создается в коллективах и с помощью коллектива. Ежегодно в СССР подавались десятки тысяч заявок на изобретения, а процент положительных решений Комитета по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР (Госкомизобретений СССР) равнялся в среднем 16-20%. Главная причина такого состояния объяснялась низким качеством подготовительной работы по оформлению заявок. Поэтому указывалось на обязанность предприятий и учреждений помочь изобретателю в своевременном и надлежащем оформлении правоустанавливающего документа [38, с.65, 67, 72]. Кроме того, Госкомизобретений теперь мог направлять рекомендации министерствам. Это происходило в следующей форме. К примеру, в октябре 1968 г. после положительного решения о выдаче авторского свидетельства на изобретение «Термоэлектрический материал р-типа на среднетемпературный интервал использования» заявочные материалы были переданы в Министерство электротехнической промышленности СССР. В соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 20 мая 1960 г. за № 531 министру настоятельно рекомендовали использовать это изобретение, включив его для разработки и внедрения в план новой техники. О решении с указанием предусмотренных планом мероприятий по разработке, проверке и внедрению изобретения, ответственных исполнителей и сроков выполнения необходимо было сообщить в Госкомизобретений СССР в двухмесячный срок. Если же в результате тщательного рассмотрения было бы установлено, что изобретение не принимается к внедрению, то в опять же Министерство должно было направить в Госкомизобретений СССР технико-экономическое обоснование невозможности использования изобретения и возвратить прилагаемые материалы заявки [13, л.17, 21].

Практически все изобретения в СССР были служебными изобретениями. Они были созданы на предприятиях или в учреждениях в связи с выполнением служебного задания, сделанные в процессе научных исследований или в рамках выполнения проектных, конструкторских, технологических работ, реализации планов по новой технике. Не имело значения, включена ли соответствующая задача в план разработки по инициативе автора или организации, либо возникла в процессе выполнения плана. Для признания изобретения служебным было важно, чтобы необходимость решения вытекала из запланированной деятельности организации, была ею предопределена либо связана с нею [41, с.41]. Формально (юридически) предусматривались две формы правовой охраны изобретений: авторское свидетельство и патент. При выдаче авторского свидетельства и дополнительного авторского свидетельства (которое выдавалось за усовершенствование основного, охраняемого свидетельством или патентом) исключительное право на изобретение закреплялось за государством как особым субъектом изобретательского права. Иностранные фирмы и граждане, допущенные к осуществлению хозяйственной деятельности на территории СССР, а также резиденты, занимавшиеся промыслом (то есть кустари), не имели права без получения лицензии использовать в своей деятельности изобретения, на которые были выданы авторские свидетельства, в течение 15 лет со дня подачи заявки на изобретение. При выдаче патента на изобретение, в том числе дополнительного патента, исключительное право закреплялось за его обладателем [31, с.35]. Однако на практике советские граждане получали, как правило, только авторские свидетельства (с правом получения денежного вознаграждения), что в то время объяснялось «высокой степенью сознания» советского изобретателя, его «готовностью передать в распоряжение государства для общего блага результат своего творческого труда». Считалось, что советское государство, выдавая авторское свидетельство, брало на себя бремя реализации изобретения «с учетом целесообразности его внедрения». Все «социалистические организации могли применять изобретение, на которое выдано авторское свидетельство, без специального разрешения». На практике оказывалось, что советское государство получало на 15 лет право распоряжаться судьбой изобретения: передать его социалистическим или развивающимся странам, запатентовать за границей или заключать лицензионные договоры с иностранными фирмами и государствами [41, с.42-43]. В целом, число изобретений, на которые были выданы авторские свидетельства в СССР, составило около двух миллионов, и этим огромным фондом широко пользуются в наши дни создатели новых технических решений и разработчики новейших технологий [40].

История отечественного изобретательства базируется не только на массиве политико-правовых документов, статистике или отчетной документации НИИ, но включает также в себя творческие биографии советских инженеров-изобретателей. В настоящей работе делается попытка на основе заявочных материалов на получение авторских свидетельств на изобретения двух сотрудников двух разных НИИ, инженеров, специалистов в области вычислительной техники Юрия Михайловича Горского и Михаила Александровича Ханина показать особенности и проблемы истории инженерно-изобретательской деятельности в СССР в 1950-е – 1970-е гг.

Биографическая справка. Юрий Михайлович Горский (1926-2004) был одним из организаторов и руководителей экспериментальных исследований динамических процессов в электроэнергетических системах (ЭЭС), которые проводились в Сибирском энергетическом институте (СЭИ) Сибирского отделения Академии наук СССР (г. Иркутск). Для проведения этих исследований там была создана уникальная экспериментальная установка – цифро-аналого-физический комплекс, включавший электродинамическую модель ЭЭС. [29, с.29]. В Иркутск Ю.М. Горский прибыл в 1963 г., закончив в Московском энергетическом институте (МЭИ) аспирантуру и защитив кандидатскую диссертацию. В 1965 г. он возглавил созданную «под него» лабораторию прикладной кибернетики, а в 1976 г. – отдел системного анализа и средств управления системами энергетики. В 1979 г. Юрий Михайлович защитил докторскую диссертацию на тему: «Развитие управления электроэнергетическими системами на базе новых информационных методов и средств»; в 1993 г. – был избран членом-корреспондентом, а в 1994 г. – действительным членом Международной академии информатизации. За 35 лет работы в СЭИ Ю.М. Горский проявил себя как человек разносторонних научных интересов. Он остался в истории как основатель гомеостатики - нового синтетического научного направления, включающего в себя элементы теории информации, информатики, общей теории систем, кибернетики, с приложением их к медицине, экономике, социальным проблемам и другим сферам человеческой деятельности [30, с.277-278, 283].

Биографическая справка. Михаил Александрович Ханин (1927 г.р.) после окончания Московского инженерно-физического института начал в 1949 г. свою рабочую и научную деятельность в г. Новоуральске Свердловской области, в Центральной заводской лаборатории (ЦЗЛ) Уральского электрохимического комбината – одного из крупнейших в мире предприятий по производству обогащенного урана для атомной энергетики. ЦЗЛ выполняла функции многоотраслевого института с очень разнообразной исследовательской тематикой [27, с.100, 111]. М.А. Ханин 13 лет проработал в РТЛ – расчетно-теоретическом секторе (позже – лаборатории) с составе ЦЗЛ, пройдя путь от старшего лаборанта, м.н.с., с.н.с – до начальника лаборатории, защитив за это же время кандидатскую и докторскую диссертации. Здесь Михаилом Александровичем была разработана теория и методика расчета нестационарных процессов, на основе которых коллектив РТЛ во главе с Б.В. Жигаловским выполнил расчетные работы по улучшению разделительных свойств пористых фильтров - основного элемента газодиффузионных машин. Реконструкция диффузионных заводов путем установки фильтров, разработанных и произведенных на Комбинате, позволила отказаться от строительства в стране дополнительных предприятий, что дало колоссальную экономию средств. В 1960 г. Б.В. Жигаловский и М.А. Ханин стали лауреатами Ленинской премии [27, с.80-81, 112, 344]. Дальнейшая судьба Михаила Александровича также была связана со сферой энергетики: в 1962-1965 гг. он, д.т.н., возглавлял расчетно-теоретический отдел в Подольском НИИ тепловыделяющих элементов (в настоящее время - ФГУП «НИИ НПО «ЛУЧ») [35]; 1968-1973 г. – был начальником отдела во Всесоюзном НИИ источников тока (ныне – АО «НПП Квант»). С 1968 г. он стал профессором сначала Всесоюзного заочного машиностроительного института (сегодня это Московский технологический университет), а затем – кафедры физики Московского авиационного технологического института имени К.Э. Циолковского (с 2015 г. МАТИ прекратил свое существование), где отвечал за такое научное направление как «моделирование искусственного кровообращения» [33]. В 2000-2011 гг. М.А. Ханин заведовал Лабораторией математического моделирования физиологических процессов в Центре теоретических проблем физико-химической фармакологии РАН. Последнее упоминание в публичных источниках его имени относится к 14 января 2011 г. [44; 45].

В Российском государственном архиве в г. Самаре, в фонде Комитета РФ по патентам и товарным знакам и его предшественников, автором выявлено 35 дел с заявочными материалами, которые один или в соавторстве подавал Ю.М. Горский, и 27 дел, где одним из авторов был М.А. Ханин. Анализ этих архивных материалов и опубликованных исторических источников позволяет утверждать следующее.

М.А. Ханин еще студентом машиностроительного института был приобщен к изобретательской деятельности своими отцом Александром Григорьевичем и братом Григорием Александровичем, которые были конструкторами на Уральском танковом заводе № 183 (г. Н. Тагил Свердловской обл.). Здесь вместе они впервые выступили соавторами изобретения «Универсальный многоколесный и колесно-гусеничный движитель». Заявка на это изобретение была зарегистрирована в бюро изобретательства НКВД 25 февраля 1944 г., а уже в июле того же года было принято решение о выдаче авторского свидетельства в следующей редакции предмета изобретения: «Моторная повозка, снабженная колесами и гусеницами, из которых все колеса выполнены ведущими, а опорные поверхности гусеничных лент расположены выше опорной поверхности колес…» [24, л. 1-4, 19].

Ю.М. Горский начал свою изобретательскую деятельность, будучи дипломированным специалистом, инженером Отдела научно-исследовательских работ Московского энергетического института (МЭИ). 23 февраля 1951 г. [3, л.1] он предложил дистанционное (из кабины управления) заклинивание сателлитов дифференциала или выключение дифференциала на время преодоления автомобилем опасного участка дорог. Однако в предложенном «противобуксующем устройстве» эксперты не нашли новизны [3, л.7-8]. Всего до переезда в Сибирь, Юрий Михайлович подал 23 заявки на предполагаемые изобретения, 11 из них были подтверждены авторскими свидетельствами; опубликованные описания этих изобретений можно найти на сайте «База патентов СССР» [26]. Как правило, его разработки относились к области релейной защиты и автоматики электроэнергетических систем: «Релейное устройство для ресинхронизации синхронного генератора» [1, л.1], «Схема промежуточного отбора мощности от высоковольтных линий передач» [5, л.1], «Электронно-лучевое реле с n устойчивыми состояниями» [6, л.1], «Импульсное устройство на транзисторах для регистрации крутящего момента гидро- и турбогенераторов и запуска схем защиты и автоматики» [8, л.1] и другие. Но параллельно он занимался и проблемами автоматизации автомобильных двигателей внутреннего сгорания. Так, в марте 1958 г. в соавторстве с В.В. Титовым он подает заявку на получение авторского свидетельства на изобретение «Транзисторное устройство для измерения и регистрации угла опережения зажигания или угла впрыска топлива в двигателях внутреннего сгорания и снятия диаграмм фаз газораспределения». Отдел машиностроения Госкомизобретений СССР принял отрицательное решение из-за невозможности провести качественную экспертизу заявки: НИИ двигателей не занимался электрическими приборами, а эксперт НАМИ (Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института) указал на то, что выбор между известными ламповыми схемами и предложенной схемой (на полупроводниках) должен быть сделан на основе результатов сравнительных испытаний построенных образцов [7, л.1, 18, 20, 27].

Заявочные материалы отражают изменение статуса изобретателя и продвижение по службе. Так, осенью 1956 г. Ю.М. Горский стал начальником лаборатории физического моделирования электрических систем МЭИ [4, л.1]; с осени 1960 г. до весны 1962 г. - являлся аспирантом и старшим инженером МЭИ [2, л.1; 10, л.1; 11, л.1]; в мае 1962 г. – стал ассистентом [12, л.1]. В ноябре 1965 г. он уже был кандидатом технических наук, старшим научным сотрудником Энергетического института Сибирского отделения АН СССР (СЭИ), руководителем лаборатории [14, л.1].

Нужно отметить «боевой настрой» Юрия Михайловича Горского, его стремление защитить изобретение свое или своего коллектива. Это качество проявилось в нем, когда он был еще аспирантом. Так, в 1961-1962 гг. ему удалось убедить экспертов в своей правоте и получить авторское свидетельство на изобретение «Дискретная приставка к аналоговой вычислительной машине непрерывного действия». Ему пришлось преодолевать «объединенную оппозицию» технических управлений различных ведомств, которые утверждали, что предлагаемая заявителем блок-схема дискретной приставки может быть рассмотрена как один из рабочих вариантов подобных устройств, как рутинное инженерное решение, не имевшее изобретательского уровня. В очередном возражении начальнику отдела радиотехники, приборостроения и средств автоматики Госкомизобретений, автор отмечал, что «предлагаемая дискретная приставка предназначается для специализации стандартных аналоговых вычислительных машин применительно к задачам исследования электрических систем». Что в заявке предложены устройства для осуществления независимого перемножения и получения нелинейных функций (от одной переменной) по нескольким каналам и получения одной функции от двух переменных. Что отметать новизну этих устройств только потому, что в литературе известны другие способы получения нелинейных зависимостей с помощью электронно-лучевых коммутаторов, представляется необоснованным. Поэтому автор вежливо потребовал: экспертам или нужно на конкретных материалах показать, что аналогичные разработки применительно к тем же задачам были выполнены, или вынести решение о выдаче авторского свидетельства. Противостояние продолжилось, и тогда Ю.М. Горский обратился к заместителю председателя Госкомизобретений СССР с … поддержкой его критических замечаний, высказанных в газете «Известия» в отношении работы Комитета, отбивавшей всякое желание изобретателям подавать заявки. В дополнение была приложена статья из сборника докладов межвузовской конференции в МЭИ «Специализация аналоговых вычислительных машин с помощью дискретных приставок». В Письме указывалось, что участники конференции поддержали идею развертывания работ по созданию дискретных приставок с использованием специальных электронно-лучевых коммутаторов. В результате в течение 2 месяцев заявка успешно прошла все инстанции, описание изобретения было опубликовано в Бюллетене изобретений и товарных знаков № 19 за 1963 г., авторское свидетельство было получено [9, л.1, 18-19, 27об, 28-30, 40, 54, 62].

Все заявки, подаваемые от имени СЭИ, предварительно обсуждались на предмет полезности на заседаниях секций научно-технического совета СЭИ, и протокол обсуждения сопровождал заявочные материалы в Госкомизобретений СССР. Например, в конце 1971 г. по такой отработанной схеме проходила подготовка заявки на изобретение «Способ автоматического определения факта и места повреждения в трубопроводных системах», созданного сотрудниками института Ю.М. Горским и Н.И. Горской в служебном порядке. Заявка обсуждалась на научном семинаре лаборатории моделирования гидравлических и трубопроводных систем СЭИ. В заключении о полезности предполагаемого изобретения отмечалось, что предложенный способ позволял выявить повреждения в процессе эксплуатации сложных трубопроводных систем, наполненных газом или паром, на основе предварительного изучения конкретной сети. Он сравнительно просто мог быть реализуем посредством специализированного устройства распознавания, пристыкуемого с новой аппаратурой на диспетчерских пунктах тепловой сети (опыт ДП третьего района г. Москвы). Для проверки основных положений, заложенных в данном способе, была проведена серия расчетов на ЭЦВМ БЭСМ-4. Было просчитано более 100 вариантов различных аварийных и эксплуатационных режимов для сложных сетей теплоснабжения, эксплуатируемых по обезличенной и секционированной схеме. Расчеты показали, что повреждение (аварийных выход) любого участка сети является возмущающим действием, которое приводит к ощутимым изменениям давления. Причем, давление наиболее резко понижается в узлах, ограничивающих аварийный участок. И величина снижения давления зависит от величины потерь на участке и возрастает с возрастанием величины потерь. Все эти расчеты легли в основу акта о результатах проверки предлагаемого способа. Как и ожидалось, с первого раза пройти экспертизу не удалось, к тому же почему-то Госкомизобретений СССР для определения полезности и новизны отправил материалы не по назначению, в СКБ «Транснефтеавтоматика». Несогласие авторов и организации-заявителя с выводами эксперта потребовало составления дополнительных разъяснений и указаний на то, что работы по внедрению предлагаемого способа уже начаты в теплосети «Мосэнерго». Наконец, с третьей попытки заявка была рассмотрена, и в январе 1973 г. Отдел строительства ВНИИГПЭ решил признать предложенное решение технической задачи изобретением и выдать авторское свидетельство на изобретение «Способ определения места повреждения в трубопроводных системах» [25, л.1, 5, 17-19, 23, 27-28, 37, 42-42об].

Показательным является еще одно архивное дело, в котором отразились болезненные точки нашего общества. Так, в 1970-е гг. Ю.М. Горский принимал активное участие в международных проектах: в советско-канадском исследовательском проекте «ДАРЕС» (по разработке микропроцессорного цифрового адаптивного регулятора возбуждения для мощных синхронных машин); в цикле совместных советско-чехословацких исследований по определению колебаний частоты и обменной мощности объединенной энергосистемы «МИР» стран-членов СЭВ [29, с.278-279].

Следующим шагом проведенных исследований стала подача в декабре 1977 г. совместная с ЧССР (Ю.М. Горский, В.М. Попов и Индржих Иозефус - заведующий лабораторией НИИ энергетики Чехословакии, г. Прага) заявки на изобретение: «Способ двухуровневой поисковой самонастройки». Это предполагаемое изобретение являлось логическим развитием предложения, уже признанного изобретением в 1974 г. (авторское свидетельство № 455319). Предлагаемое изобретение было, кроме того, реализовано в устройстве, переданном по лицензионному соглашению от 11.05.1975 г. между СССР и ЧССР Государственному энергетическом институту Чехословакии. Совместная заявка, как полагается, была подана в СССР и в ЧССР. На заявку, поданную в ЧССР уже 27.12.1978 г. было получено решение о выдаче авторского свидетельства за № 190818. «А мы, - писали авторы в ноябре 1980 г., - за это время накопили солидную папку, посвященную переписке с Отделом автоматики и вычислительной техники ВНИИГПЭ. Экспертиза ВНИИГПЭ не пытается понять сути предложения и упорно противопоставляет нашему предложению прототип, не имеющий ничего общего с нашим предложением. Мы несколько раз разъясняли свою точку зрения экспертизе ВНИИГПЭ, но все было безрезультатно. Обращались непосредственно в Госкомизобретений СССР, но наше письмо оказалось просто переадресованным все тому же эксперту. Вполне возможно, что видя такое формальное отношение к заявкам, мы бы перестали, как подавать, так и отстаивать эти заявки, но нам стыдно перед нашими чехословацкими коллегами. И, кроме того, мы понимаем, что такими действиями наносится ущерб интересам государства. Поэтому мы еще раз попытались найти правду: мы собрали всю нашу переписку и направили ее в Контрольный Совет… Может возникнуть вопрос, что это частный случай, но вот нами с чехословацкими коллегами подана вторая заявка от 13.11.1979 г. и все повторяется сначала! Думаем, что наш пример должен привлечь внимание к тем внутренним препятствиям, которые искусственно создаются на пути международного сотрудничества» [23, л.61-62]. Согласно протоколу заседания коллегии Контрольного совета научно-технической экспертизы Госкомизобретений СССР от 6 августа 1981 г., доводы экспертизы не порочили новизны заявленного предложения. Поэтому было решено провести дополнительную экспертизу. По ходу авторам были выставлены претензии по новизне в связи с выходом книги К. Райниша «Кибернетические основы и описание непрерывных систем» (М.: Наука, 1979) с известным техническим решением, содержавшим совокупность существенных признаков, аналогичную предлагаемой заявителями. Авторы-заявители обозначили этот шаг Контрольного совета как некорректный, и тут же потребовали переноса следующего заседания на более поздний срок, чтобы успеть подготовиться («Мы же ждали решения нашего вопроса 4 года!»). Коллегия Контрольного совета, 11 марта 1982 г. приняла решение об отказе в выдаче авторского свидетельства на изобретение «Способ двухуровневой поисковой самонастройки», так как он не содержал отличий от способа, описанного в книге под редакцией В.В. Солодовникова «Техническая кибернетика» (М.: Машиностроение, 1969). 8 апреля 1982 г. Контрольный совет утвердил это свое решение [23, л.68-69, 72-72об, 73-76].

Таким образом, максимум изобретательской активности Ю.М. Горского (46% его заявок на предполагаемые изобретения) пришлась на 1956-1962 гг., когда у него появилась возможность и возникла необходимость заниматься прикладными исследованиями в связи с подготовкой к защите кандидатской диссертации и стремительным «карьерным ростом». Это совпало с завершением становления научных школ в МЭИ, в частности - школ вычислительной и измерительной техники [34]. В 1970-е гг. к Ю.М. Горскому пришли слава и признание заслуг: в 1975 г. он получил золотую медаль ВДНХ, в 1977 г. - премии АН СССР и АН ЧССР. Его изобретательская деятельность не прекратилась, она вышла на новый уровень. Теперь отделом под его руководством решались ответственные задачи международного масштаба [29, с.155, 159].

У М.А. Ханина пик изобретательской активности (78% заявок на изобретения) уложился в 3-летний период, с 1966 по 1968 гг. Это было время бурного развития термоэлектрического приборостроения, и ВНИИ источников тока (ВНИИТ) активно занимался разработкой энергосистем и источников электропитания для ракетно-космической техники. Подаваемые в Госкомизобретений СССР заявки содержали, как правило, результаты опытного производства, которое велось на предприятии при ВНИИТ. В большинстве случаев собственно это предприятие выступало заявителем на авторское свидетельство на изобретение. Надо сказать, что исследованиями в области получения термоэлектрических материалов с заранее заданными свойствами, а также совершенствованием принципов конструирования и методики расчета многочисленных термоэлектрических приборов и устройств в это время занималось достаточно много институтов, конструкторских бюро и предприятий.

К сожалению, в данных заявочных материалах не сохранилось сведений о том, что именно каждый из соавторов внес в конкретное изобретение. Михаил Александрович был одним из 6-7 соавторов (иногда из 9-11), поэтому можно лишь предполагать, что он отвечал за расчетно-теоретические работы по исследовательским темам. Из 25 заявок на изобретения в области термоэлементов, в которых М.А. Ханин входил в группу соавторов, в 10 случаях были получены авторские свидетельства на изобретения (описания 4 из них были опубликованы в открытом доступе). Например, в июле 1967 г. группой из 7 соавторов был заявлен в качестве предполагаемого изобретения новый способ изготовления электроконтакта для термоэлектрического устройства. Повысить механическую прочность термоэлементов и уменьшить потери мощности на коммутации позволило применение в качестве коммутационного подслоя механической смеси (вольфрам-теллурид олова или вольфрам-теллурид свинца) [17, л.6, 10об]. Еще один пример. В ноябре 1968 г. был предложен новый состав электронного теллурида свинца, легированный лантаном, который превосходил известный теллурид свинца, легированный йодом, по прочности в 1,5 раза и по пластичности в 5 раз. Предложенный материал для термоэлементов был признан изобретением [19, л.12].

М.А. Ханин участвовал в разработках, направленных также на создание новых покрытий, обеспечивающих защиту термоэлемента от сублимации и уменьшение шунтирования за счет лучшего сцепления с материалом термоэлемента и более надежной герметизации. Одним из успешных примеров может служить авторское свидетельство № 221095 на термоэлемент, полученный группой изобретателей из 8 человек в октябре 1968 г. Предметом изобретения стал термоэлемент, покрытый тонкой пленкой полупроводниковых и интерметаллических соединений [16, л.4]. По другой подобной заявке на предполагаемое изобретение (способ припрессовки слоя защитного материала поверхности термоэлемента в процессе горячего прессования заготовки термоэлемента, сбрикетированной при комнатной температуре и покрытой пастой из порошка защитного материала, разведенного в органическом связующем) был получен отказ в выдаче авторского свидетельства из-за отсутствия новизны предложения [15, л.5]. Не было поддержано и предложение способа изготовления термобатареи, когда прокладки из слюды впрессовываются как между полуветвями, так и между термоэлементами в процессе холодного брикетирования [18, л.7].

Значительное место в изобретательской деятельности М.А. Ханина и его коллег принадлежало решение задачи уменьшения погрешностей и увеличения рабочего ресурса устройств для определения термоэлектрических характеристик. Первая попытка получить авторское свидетельство на изобретение «Устройство для измерения теплопроводности материалов в диапазоне температур -50 +800⁰С» была предпринята коллективом из 6 человек 11 февраля 1969 г. [20]. Вторая и тоже безуспешная («Устройство для температурной зависимости коэффициентов термоэдс и теплопроводности термоэлектрических материалов») – 21 апреля 1969 г. [21]. Лишь с третьей попытки (заявка подана 15 марта 1971 г.) авторам удалось отстоять право на получение авторского свидетельства на изобретение № 349958 «Устройство для определения термоэлектрических характеристик» [22].

В целом, в творческих судьбах Ю.М. Горского и М.А. Ханина было много общего. Они были почти ровесниками; прошли путь от младших научных сотрудников до начальников подразделений в научных учреждениях, защитив кандидатские и докторские диссертации в области технических наук. На определенном жизненном этапе каждый из них попытался распространить свои знания и умения на нетехнические системы. В данном исследовании были учтены лишь факты их публичной деятельности, причем, те, которые не скрыты под грифом «секретно», и почти не затронутыми оказались элементы частной жизни.

Литература

  1. 1.        Российский государственный архив в г. Самаре (далее – РГА в г. Самаре). Ф. Р-1. Оп.67-5. Д.109.

  2. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп. 79-5. Д.538.

  3. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.128. Д. 1047.

  4. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.140-5. Д.1190.

  5. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.140-5. Д.1761.

  6. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.145-5. Д.959.

  7. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.153-5. Д.455.

  8. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.153-5. Д.1509.

  9. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.197-5. Д.1192.

  10. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.207-5. Д.983.

  11. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.222-5. Д.35.

  12. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.223-5. Д.1114.

  13. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.240-5. Д.885.

  14. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.297-5. Д.27.

  15. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.302-5. Д.1760.

  16. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.302-5. Д.1869.

  17. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.315-5. Д.1644.

  18. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.323-5. Д.537.

  19. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.354-5. Д.1251.

  20. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.357-5. Д.162.

  21. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.360-5. Д.866.

  22. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.385-5. Д.94.

  23. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.415-5. Д.113.

  24. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.415-5. Д.833.

  25. РГА в г. Самаре. Ф. Р-1. Оп.441-5. Д.894.

  26. Авторские свидетельства №№ 109918, 108339, 112794, 120253, 120593, 134070, 135946, 143869, 144625, 149473, 157802 // База патентов СССР. – [Электронный ресурс]: http://patents.su/.

  27. Артемов Е.Т., Бедель А.Э. Укрощение урана. Екатеринбург: Изд-во ООО «СВ-96», 1999. – 352 с.

  28. Бокарев Ю.П. СССР и становление постиндустриального общества на Западе, 1970-1980-е годы. М.: Наука, 2007. – 381 с.

  29. Вехи полувекового пути. Книга 1. К научной истории института. Иркутск: ИСЭМ, 2010. – 190 с.

  30. Вехи полувекового пути. Книга 2. Воспоминания и размышления. Иркутск: ИСЭМ, 2010. – 468 с.

  31. Городов О.А. Право промышленной собственности: Учебник. М.: Статут, 2011.– 942с.

  32. Досужева Е.Е., Лямзин О.Л. Проблемы модернизации и перехода к инновационной экономике // Проблемы современной экономики. 2011. № 3 (39).

  33. История кафедры «физика» МАТИ-РГТУ им. К.Э. Циолковского. - [Электронный ресурс]: http://physics.mati.ru/obshhie-svedeniya/istoriya-kafedry

  34. К 1958 г. в МЭИ оформились научные школы по специальностям управления, вычислительной техники и измерительной техники, активно работали кафедры Автоматики и телемеханики (ныне Управления и информатики, УиИ), Вычислительной техники (ВТ) и Электрического приборостроения (в настоящее время Информационно-измерительной техники, ИИТ). [Электронный ресурс]: http://avti.mpei.ru/institut

  35. История предприятия: НПО «Луч». - [Электронный ресурс]: http://archive.li/TdAeG.

  36. Кудров В.М. Мировая экономика: Учебник. М., 2009. - 512 с.

  37. Лихтенштейн В.М. Советская наука как исторический феномен // Экономическая история СССР: очерки. М.: ИНФРА-М, 2007. С. 195-220.

  38. Меерзон С.И. Некоторые вопросы совершенствования правового регулирования изобретательства // Правоведение. 1967. № 1. С. 65-73.

  39. Научно-технический прогресс в СССР: Статистический сборник. М.: Финансы и статистика, 1990.

  40. Основы инженерно-изобретательской деятельности: Учеб. пособие/В.А. Соломин; Рост. гос. ун–т путей сообщения. Ростов н/Д, 2000. - 96 с.

  41. Патентоведение: Учебник для вузов. М.: Машиностроение, 1984. – 352 с.

  42. Развитие электротехники и энергетики в советских социалистических республиках // Электричество. 1982. № 12. С. 1-21.

  43. Салтыков Б.Г. Реформирование российской науки: анализ и перспективы // Отечественные записки. 2002. № 7 (8). - [Электронный ресурс]: http://www.strana-oz.ru/2002/7/reformirovanie-rossiyskoy-nauki-analiz-i-perspektivy.

  44. Ханин Михаил Александрович: Краткая биография. - [Электронный ресурс] http://bibliom.ru/uchenye-gorodov/novouralsk/xanin-mixail-aleksandrovich; https://www.rujen.ru.

  45. Цифровая пилюля и уравнения иммунитета. - [Электронный ресурс] http://www.i-russia.ru/all/articles/2726/.


Об авторе: к.и.н.
Самарский университет
Самара, Россия
rimmanic@list.ru

Материалы международной конференции Sorucom 2017
Помещена в музей с разрешения автора 18 Декабря 2019